Кому стрелять из Манлихера

Части и подразделения специального назначения стали жертвами моды на свое название

Всего за несколько лет части и подразделения СпН пережили удивительный виток развития: от серьезного сокращения и переподчинения к формированию новых бригад и даже батальонов, переоснащению на новейшие образцы вооружения и военной техники, средств связи, приборов разведки и наблюдения. Но даже несмотря на успешные действия «вежливых людей» в Крыму, у российских спецназовцев достаточно много серьезных проблем.

Все, что с 2009 года происходит в частях и подразделениях специального назначения, получило у самих спецназовцев достаточно меткое название «хаотические метания» или еще проще – «хаос».

Как шутят в частях и подразделениях СпН: «Сначала зачахли, а сейчас пытаемся зацвести по-новому. Но все как-то неудачно».

Дикорастущие бригады

С самого начала объявленного экс-министром обороны и бывшим начальником Генерального штаба перехода на новый облик бригады специального назначения подверглись внезапному сокращению и переформированию. Более того, части и подразделения СпН волевым решением руководства военного ведомства были переподчинены разведывательному управлению Сухопутных войск, покинув структуру ГРУ Генштаба. А вот управление, отвечавшее за спецназ, так и осталось в ГРУ.

Опыт контртеррористических действий на Северном Кавказе доказал, что подразделениям спецназа пора переходить к гораздо более широкому спектру задач

В 2009 году были расформированы 12-я (город Асбест) и 67-я (Бердск) бригады специального назначения, а 24-я обрСпН буквально за полтора года успела сменить несколько мест дислокации, переехав сначала из-под Улан-Удэ в Иркутск, а затем в Бердск, теряя при каждом перемещении военнослужащих, не пожелавших продолжать службу в новых гарнизонах.

По некоторым данным, планировалось расформировать самую молодую бригаду – 10-ю обрСпН из краснодарского Молькино, созданную в 2003-м для решения специальных задач на Северном Кавказе. Правда, ситуация в регионе заставила отказаться от этих планов. Но все же один из отрядов бригады был передан в состав вновь сформированной экспериментальной 100-й разведывательной бригады.

В остальных частях и подразделениях спецназа прошли сокращения должностей офицеров и прапорщиков, а также значительно выросло число военнослужащих по призыву, заменивших контрактников. Одно время у командиров подразделений был специальный график увольнения контрактников, за выполнение которого спрашивали на каждом совещании. По первоначальному плану, одобренному бывшим НГШ, на группу из 12 человек достаточно было двух-трех военнослужащих по контракту – заместитель командира группы, снайпер и связист. Как говорят сами бойцы спецподразделений, сначала все разломали, а потом начали строить новую систему, до конца не понимая, чего хотят в итоге.

В 2009 году в нескольких общевойсковых бригадах появились так называемые национальные батальоны специального назначения. В частности, в 19-й омсбр такой батальон комплектуется военнослужащими ингушской национальности, а в 18 и 8-й бригадах – преимущественно чеченцами.

Еще больший хаос в реформирование подразделений спецназа внесла Олимпиада в Сочи. Для ее обеспечения Минобороны начало формирование бригады специального назначения – 346-й обрСпН и отдельного полка – 25-го опСпН. По некоторым данным, главной задачей этих воинских частей была защита района Сочи от возможных рейдов террористов со стороны Большого Кавказского хребта.

Кому стрелять из Манлихера
Фото: pix.photone.me

Примечательно, что до 2012 года, до назначения на должность министра обороны Сергея Шойгу в Вооруженных Силах РФ был только один полк специального назначения – 45-й опСпН ВДВ, правда, формально (несмотря на название) не входивший в структуру частей и подразделений спецназа ГРУ. А 25-й полк, дислоцированный в Ставрополе, стал уникальной воинской частью. По некоторым данным, его ротам еще на этапе формирования были «нарезаны» районы ответственности в горах. С задачей охраны Олимпиады полк справился на «отлично», впрочем, как и другие привлеченные части и подразделения СпН.

С 2013 года спецназ, вернувшись под крыло ГРУ, начал, как шутят сами военнослужащие, «бурно плодиться». Буквально за два года национальные батальоны СпН появились в составе 4 и 7-й военных баз. Примечательно, что комплектуются эти подразделения в основном за счет жителей Абхазии и Южной Осетии, хотя, как утверждает Минобороны России, только тех, у кого есть паспорта граждан РФ.

В разведывательных батальонах нескольких бригад, в частности 34-й мотострелковой (горной), появились роты специального назначения. После неудачного эксперимента из 100-й разведывательной бригады отряд СпН вернулся в 10-ю обрСпН, а на его месте был сформирован разведывательный батальон с двумя ротами СпН. По такому же штату до недавнего времени существовала и 33-я разведывательная бригада (горная). Правда, эту воинскую часть в очередной раз переформировали, но уже в обычную мотострелковую бригаду.

Необходимо отметить, что в составе каждой общевойсковой, десантно-штурмовой бригады (полка) есть рота снайперов, также формально являющаяся подразделением специального назначения. При этом в северокавказских 8, 18, 19-й мотострелковых бригадах помимо снайперских рот и батальонов СпН есть еще и группы снайперов – как говорят в СКВО, мотострелково-спецназовские бригады.

Несмотря на возвращение частей и подразделений СпН в структуру Главного разведывательного управления, возникла парадоксальная ситуация с их подчиненностью. К примеру, бригады СпН подчиняются ГРУ, а различные батальоны и роты – одновременно командирам бригад, начальникам разведки армии и округа, а в некоторых случаях – начальнику штаба и лично командующему округом. В то же время ГРУ отвечает за их подготовку, а также в определенных условиях и за боевое применение.

Что ни воин, то Рэмбо

Фактически за два года в Вооруженных Силах России прошла своего рода спецназизация, когда подразделения СпН появились даже в мотострелковых и танковых бригадах. Понятно, что потребность не только в подготовленных разведчиках, но и в связистах, спецминерах и т. д. возросла многократно. Нельзя забывать и о снайперах, которые должны заканчивать специальные курсы, до недавнего времени проводившиеся только в Подмосковье.

Одной из попыток решить проблему подготовки специалистов стало расширение возможностей специализированных центров подготовки военнослужащих-разведчиков и бойцов СпН в каждом округе. К примеру, в Северо-Кавказском округе центр «Дарьял» специализируется на горной подготовке, а аналогичная воинская часть в ЦВО – на действиях в зимних условиях, в частности в лесистой и холмистой местности.

Но как признаются офицеры-спецназовцы, главная проблема – малая доля военнослужащих по контракту, особенно во вновь сформированных снайперских ротах, а также ротах и батальонах СпН. Зачастую на несколько десятков призывников приходятся два-три контрактника. Не намного лучше с кадрами и в бригадах СпН, хотя там командиры с начала создания нового облика прикладывали максимум усилий, чтобы сохранить костяк сложившихся воинских коллективов.

Стоит отметить: несмотря на распространенное мнение о том, что все бригады СпН до нового облика являлись контрактными, процент призывников в частях СпН был достаточно большой. Высокой долей профессионалов могли похвастаться только северокавказские 10 и 22-я обрСпН. Хотя в августе 2008 года срочно переброшенный в Южную Осетию 108-й отряд СпН 22-й бригады пришлось усиливать сводными разведгруппами военнослужащих-контрактников из состава других частей этой обрСпН.

До недавнего времени из четырех рот и отдельных взводов в отрядах СпН бригад полностью контрактной была только одна рота, не считая отдельных военнослужащих, в частности водителей БТР, связистов, минеров и т. д. Все остальные подразделения состояли из призывников. Понятно, что для выполнения боевых задач призывников старались не привлекать, поэтому под задачу бригады могли с трудом выставить один отряд СпН из трех рот специального назначения, роты спецвооружения и отдельных взводов. Правда, к настоящему времени принято решение «не размазывать тонким слоем» военнослужащих по контракту по всей бригаде (батальону), а формировать так называемый контрактный отряд или роту.

Одна из самых острых проблем – подготовка спецназовцев-снайперов. Даже в ротах снайперов общевойсковых бригад в настоящее время по штату положено несколько австрийских винтовок Штейр-Манлихер SSG-04. Снайперов готовят несколько месяцев на курсах в Подмосковье, где они не только осваивают Штейр, но также проходят тактико-специальную подготовку, топографию, маскировку и т. д.

Пока на курсы отправляют только офицеров и военнослужащих по контракту, так как призывник по окончании курсов скорее всего уже будет уволен в запас. Занятия достаточно сложные, требуют от кандидатов не только физической выносливости, но и высокого уровня интеллекта. Увы, подобрать такой контингент не всегда получается. Зачастую военнослужащие возвращаются в свои подразделения отчисленными. Примечательно, что снайперы одной из мотострелковых бригад получили сертификаты об окончании курсов, но по результатам обучения сложные и дорогие австрийские винтовки им не доверили.

Солдаты нетрадиционной войны

Претерпели изменения не только структура и состав частей и подразделений СпН, но и задачи. Несмотря на то, что документы, регламентирующие боевое применение спецназа, остаются под грифами «Секретно» и даже «Совершенно секретно», из открытых источников можно узнать, что одна из главных задач частей и подразделений СпН – ведение так называемой специальной разведки. Речь идет не только о наблюдении, но и о проведении засад, рейдов и поисков в глубоком тылу врага. В настоящее время к этим задачам добавилась еще и работа в зонах локальных конфликтов.

Если обратиться к американскому уставу FM 3-18 Special Forces Operations, принятому в мае 2014 года, можно обнаружить, что так называемая специальная разведка не входит в «шорт-лист» американских «зеленых беретов», чья главная задача, как указывается в главе 3 полевого устава, ведение unconventional warfare, дословно – нетрадиционных боевых действий. Второй по значимости задачей считается подготовка иностранных специалистов, а третьей – противоповстанческие действия.

Опыт контртеррористических операций на Северном Кавказе доказал, что подразделениям спецназа пора переходить от специальной разведки к работе в гораздо более широком спектре. По некоторым сведениям, в новом боевом уставе частей СпН есть новые разделы, регламентирующие поставленные задачи.

Однако такое расширение функций не всегда находит понимание не только у самих спецназовцев, но и – что важнее – у органов военного управления, отвечающих за планирование боевого применения частей и подразделений СпН, традиционно считающих, что их главная задача – ведение разведки, а также охрана штабов, подвижных пунктов управления и командного состава.

Хотя присоединение Крыма к России в прошлом году еще раз доказало, что спецназ – это не только разведка в тылу врага, но и инструмент для решения сложных военно-политических задач. Спецназовцы не забрасывались с целью ведения разведки, а блокировали воинские части, действовали против враждебно настроенных элементов, организовывали силы местной самообороны – фактически вели те самые unconventional warfare, прописанные в американских уставах. Но несмотря на продекларированные в новых российских документах задачи, программа боевой подготовки в большинстве частей и подразделений СпН по-прежнему заточена в основном под ведение разведки.

Стоит отметить, что в армии США «зеленые береты» сведены в группы специального назначения, закрепленные за определенными регионами земного шара. В частности, базирующаяся в Форт-Льюисе 1-я группа сил СпН работает в Тихоокеанском регионе, 10-я – ориентирована на Европу, Балканы и т. д.

В зависимости от воинской специальности обучение американского спецназовца занимает от одного года (инженер, специалист по тяжелому вооружению) до двух лет (медик). Структура не только групп, но и всего командования специальных операций оптимизирована под unconventional warfare.

Вопрос, целесообразна ли такая спецназизация в Российской армии? Какие нетрадиционные боевые действия может вести рота специального назначения в составе разведбата, фактически выполняющая задачу ранее существовавших разведывательно-десантных рот, или снайперская рота общевойсковой или даже десантно-штурмовой бригады, к тому же укомплектованная преимущественно военнослужащими по призыву?

Надо признаться, что подавляющее большинство вновь сформированных частей и подразделений СпН скорее не спецназ, а некий орган войсковой разведки с увеличенными возможностями. Но успех «вежливых людей» в Крыму привел руководство Минобороны к парадоксальному выводу: вместо того чтобы структурировать хаотическую массу различных рот, батальонов, полков и бригад спецназа и четко распределить между ними задачи и зоны ответственности, спецназизация продолжается.

Правда, судя по последним решениям военного ведомства, в частности переформированию 45-го разведывательного полка ВДВ в отдельную разведывательную бригаду, а также внесению изменений в организационно-штатные структуры частей и подразделений СпН, вероятнее всего, количество все же начинает переходить в качество.

Верните статус

Менее чем за шесть лет сокращений и переформирования части и подразделения СпН разрослись, войдя даже в состав общевойсковых бригад. Правда, спецназизация пока создала большое количество трудностей: нет устоявшейся структуры, нет подготовленных специалистов.

«Спецназа много не бывает. Это штучный инструмент для сложной работы», – такой фразой можно обобщить мнение многих военнослужащих по поводу происходящего сейчас в частях и подразделениях спецназа.

И тем не менее нельзя отрицать, что за несколько лет в Вооруженных Силах России, несмотря на все трудности, появились отлично подготовленные, способные решать даже такие сложные задачи, как нетрадиционные боевые действия, подразделения специального назначения, что и доказали события в Крыму. Напрашивается вывод: спецназ должен быть элитой. А ее по определению много быть не может. Так что войсковая разведка пусть останется разведкой, без всяких «спец». Ее авторитета это не умалит.

Опубликовано в выпуске № 17 (583) за 13 мая 2015 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Чувствуется, что писал человек, знающий тему, а потому, скорее всего, под псевдонимом, что вполне понятно. М.п. в спецназе ВВ есть схожие проблемы, там тоже весь спецназ однажды подчинили РУ.
Сейчас модно стало называть все отряды любых ведомств спецназом, но спецназ он один это ГРУ, все остальное это СОБР итд. Откуда в ВВ спецназ, они что занимаются глубинной разведкой, уничтожают штабы, пусковые установки ЯР итд, а все туда же спецназ!! смешно.
Виталий, Вы далеки от понимания, как цели спецназа, так и структуры МВД. ВВ-шный отряд спецназа - чисто войсковое подразделение со своей спецификой. Борьба с ДТГ, РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ПОИСКОВЫЕ И ДР. МЕРОПРИЯТИЯ - это хлеб войны спецназа ВВ. Насчёт ОМОНа в целом согласен. Им приходилось выполнять на Кавказе несвойственные им функции. у СПЕЦНАЗА ГРУ
Сорвалось. У спецназа ГРУ ГШ ВС своя специфика и задачи, в т.ч. глубинная разведка на территории противника. Не путайте эти задачи. По большому счёту на Кавказе спецназ ВС вообще не должен был участвовать (какие там ПУ или штабы?) , но "все смешалось в доме Оболенских" и армейский спецназ часто работал в паре с ВВ-шным.
Роман, я говорю что аббревиатура спецназ приемлема только для ГРУ,все остальные подразделения вы можете называть как угодно но не спецназ, к примеру разведывательное подразделение итд.
Наша промышленность не может оснастить Армию оружием и прицелами для снайперской стрельбы? Не верю.
Название Спецназ немного затёрли, да и принизили при Макарове-Сердюкове. Надо отделить, что спецназ, а что только похожее на него. Настоящего спецназа, действительно, иметь много не получится из-за недостатка кадров.Для настоящего спецназа нужно продумать качественные отличия как по статусу, обеспечению, так и по решаемым задачам.
Мне, как челу, интресующемуся темой организации и боевого применения подразделений спецназначения ВС разных стран мира, было несколько странно читать в статье о том, что спецразведка не входит в число основных задач Специальных сил (СС) Армии США (US Army Special Forces - SF)в просторечии называемых "зелёными беретами". Сразу скажем, что СС Армии являются лишь одним из родов сил Сил специальных операций (ССО) Армии (Special Operation Forces - SOF) и не надо их путать. Другими родами сил ССО Армии США, помимо СС, являются: часть армейской авиации спецназначения (160-й полк АА); подразделения психологических операций (Psycological Operations - PsyOps, года три-четыре назад они были переименованы в подр-я информационных операций, но сути это не изменило нисколько, кстати, именно с них в начале 1950-х гг. и начались ССО Армии); 75-й полк рейнджеров трёхбатальонного состава; подразделения по связям с гражданской администрацией (Civil Affairs - CA). Также имеются штабы самого КСО Армии и отряды Армейского управления контрразведки в составе ССО (SF Army Security Agency detachments). Так вот, может за последние 2-3 года что-то изменилось, но в недавние 10-15 лет основные задачи ССО Армии были следующими: 1. Нетрадиционная война (Unсonventional Warfare - UW), под которой понимается организация повстанческих движений и подполья на территории стран или местностей, которые высшее полит.руководство США считает враждебными Америке; 2. Помощь властям иностранных дружественных государств в налаживании системы безопасности, строительстве ВС и организации противоповстанческой деятельности (Foreign Internal Defense/Internal Defense & Development - FID/IDAD); 3. Борьба с терроризмом (Counterterrorism - CT), под чем понимается борьба с террористическими организациями по всему земному шару, главным образом вне территории США, включая убийства лидеров тер.орг-ий, внедрение в их ряды своих агентов [у КСО есть полномочия вербовать агентов как на территории США, так и за рубежом и есть свой бюджет на это], наведение авиации на места базирования террористов при нанесении воздушных ударов; 4. Т.н. "прямые действия" (Direct Action - DA), т.е. диверсии и убийства [в 1974г. Конгресс особым законом запретил ЦРУ проводить любые боевые операции, в т.ч. убийства, после чего ССО ВС стали единственной американской организацией, выполняющей эти задачи, и именно поэтому никакого "спецназа ЦРУ" не существует в природе, по крайней мере на постоянной основе]; 5. Специальная разведка (Special Reconnaissance - SR), т.е. используя российскую военную терминологию, войсковая разведка оперативного и сратегического уровней, как правило это разведка наиболее важных объектов вероятного противника - штабов и центров связи оперативного и сратегического уровней, также всего, что связано с СЯС, наиболее важных объектов инфраструктуры, напр. АЭС, крупных ГЭС; 6. Психологические операции, ныне политкорректно называемые "информационными" (Psycological Operations - PsyOps), в совецкой/российской терминологии это называется "спецпропагандой", задачи те же, только в Америке организационно эти подразделения входят в состав ССО; 7. Налаживание и поддержание правильной (для США правильной) организации работы гражданских органов власти и управления на территориях, где проводятся противоповстанческие операции (Civil Affairs - CA), что включает довольно разнообразные виды деятельнсти, в основном невоенного характера, напр. налаживане работы полиции, органов здравоохранения, коммунальных служб, транспорта, организацию водоснабжения населения и т.п. вещи. Вроде всё перечислил. Странно было прочесть в статье А.Михайлова, что задачи спецразведки исключены из числа основных задач СС Армии, может, это нововведение недавнего времени, вызванное активным участием СС в борьбе с терроризмом, в связи с чем их решили не отвлекать на спецразведку. Теоретически это возможно, хотя и необычно. В любом случае, задачи SR были и остаются основными для полка рейнджеров, которые из вышеперечисленного списка задач занимаются лишь двумя - DA и SR, причём DA для них означает не точечные убийства, а штурмовые действия, захват важных объектов, что предполагает открытое применения ВС, напр. в ходе операции на о.Гренада в 1983г. именно рейнджеры захватывали и удерживали аэропорт Салинас. Кстати, в специализрованной американской литературе (журнал "Special Operаtions Bulletin", издаваемый Центром и Школой специальных методов ведения войны им. Джона Кеннеди - JFK Special Wafare Centre & School) в ряде статей предлагалось внедрять боевые наработки совецкого/российского спецназа именно в полку рейнджеров, а не в группах (бригадах) "зелёных беретов". Вообще же, понятие "спецназ" как оно применяется в последние 20-25 лет в российской практике включает два основных профиля спецподразделений: "штурмовой" и "разведывательно-диверсионный". Часто люди несведущие, и не только журналисты, но и общевойсковые военачальники высокого ранга, и политики не понимают разнцы между этими двумя профилями, что приводило и приводит к применению спецназа "не по специальности". Один из примеров: использование отряда войскового спецназа (обычно его называют спецназом ГРУ, но это не совсем верно, ГРУ ГШ ведает лишь оперативным применением этих частей, административно они подчиняются командованию округов, армий и флотов, есть и части центрального подчинения ["Сенеж", ОБПСН и некоторые другие], но их гораздо меньше) в операции по ликвидации банды С.Радуева в с.Первомайское в 1996 (а может и в 1997-м, не помню точно) году, когда подразделение по профилю "разведывательно-диверсионное" было поставлено блокировать периметр села наряду подр-ми ВВ, и именно на их участке банда пошла на прорыв, что привело к неоправданно высоким потерям среди бойцов отряда СпН. Почти все "спецназы" условно "полицейских" ведомств (МВД, ФСБ, ФСИН, ФСКН, таможни) в основном имеют "штурмовой" профиль. Изначальная задача той же группы "А" 7-го Упр-я КГБ СССР, ради которой она создавалась в начале 1970-х, была штурмовать самолёты, захваченные террористами, в меньшей степени штурм зданий. Задача спецподразделений ФСИН, и, в меньшей степени, МВД - подавлять бунты и массовые безпорядки в местах содержания заключённых, в т.ч. штурмовать здания, захваченные бунтовщиками. Сравните это с перечнем задач ССО Армии США, приведенным выше, и почувствуйте разницу. Вот группа "Вымпел" ПГУ КГБ в 1980-е действительно была аналогом амеровских ССО, и конкретно группы "Дельта" (US Army Special Forces Operational Detachment Delta - SFOD-D). В Сов.Союзе основные проблемы на пути развития войскового спецназа были политического характера: в тоталитарной полит. системе, где вся власть была почти безконтрольно сосредоточена в руках небольшой кучки высших ПАРТИЙНЫХ бонз, эти самые бонзы собственной армии не очень-то доверяли, и особенно боялись появления у высших военачальников каких-либо "специальных" возможностей. Тот же Г.Жуков, когда создал всего лишь несколько рот СпН армейского подчинения, был немедленно обвинён Хрущёвым в попытке гос.переворота, выгнан из министров и из Политбюро, и отправлен в отставку. А уж о создании в составе СА особого командования спецопераций с полномочиями по ведению агентурной разведки, боевыми возможностями, отдельным бюджетом - и речи быть не могло, эта организация превратилась бы в мощную спецслужбу, которая составила бы конкуренцию "самому" КГБ, и подумать страшно! ;-)) Однако, в итоге развалился и КГБ, расчленённый на несколько ведомств, и коммунистическая партия Совецкого Союза, и сам Совецкий Союз, и Российской Федерации надо выстраивать свой контур силовых структур, но об этом как-нибудь в следующий раз, устал уже писать, и спать хочется...
Гостю от 16:32, 12 мая, 2015, ну почему же спецназ должно приватизировать только ГРУ? А до ГРУ, что не было спецназа? Или с его фактической ликвидацией, у нас не стало спецназа? Мыслите шире. Например, известное подразделение Великой Отечественной ОМСБОН, сформированное из спортсменов-разрядников и созданное для диверсионных задач в тылу врага входило в систему НКВД. Тут уж ничего не попишешь, нравиться Вам эта контора или нет! Другое дело что спецназа много быть не может и ОМОН к ним не относиться в силу других задач. Надо воспринимать жизнь в реале.
Спасибо наблюдателю (хочется надеяться не совсем издалека), очень грамотно всё подытожил, как и что должно быть. Но жизнь идет своим чередом и что не будет нового Первомайского (в январе 1996-таки) нам никто не может гарантировать. Отсюда вывод: смежные спецназы, типа ВВ-шных (в которых имел честь служить в 1994-97 гг), обучаемых и штурму и разведывательно-диверсионному делу нужны.
Начали за здравие- кончили за упокой, сведя все к тоталитарному строю. Советский спецназ в отличии от "зеленых беретов" создавался по опыту РУ РККА в ВОВ, причем главной его задачей изначально было не создание партизанских движений, а борьба с носителями ядерного оружия и связанной с ними инфраструктурой. Не только проведение рейдов и засад, но и наведение авиации, а главное дальнобойной артиллерии с ядерными боеприпасами. Потом уже к этой задачи докинули ведение разведки. А вот "зеленые береты" сразу создавались для организации повстанческого движения в тылу врага, как развитие опыта OSS. А задачи схожие с советским спецназом выполняли LRRP, ставшие позже LRP, а сейчас LRSU. Но в отличии от СпН ГРУ LRRP-LRP-LRSU не должны были проводить рейды и только в исключительном случае засады. Главный инструмент этих подразделений- наведение авиации. "Кстати, в специализрованной американской литературе (журнал "Special Operаtions Bulletin", издаваемый Центром и Школой специальных методов ведения войны им. Джона Кеннеди - JFK Special Wafare Centre & School) в ряде статей предлагалось внедрять боевые наработки совецкого/российского спецназа именно в полку рейнджеров, а не в группах (бригадах) "зелёных беретов"" Это вполне объяснимо, так как в конце 1960 роты и взвода LRP были формально сведены в 75 полк "рейнджеров" и бойцы стали называться "рейнджерами". И даже после формирования батальонов рейнджеров роты и взвода LRS продолжали носили приставку "рейнджер".
Тому, кто написал пост "Для Наблюдатель издалека" 15:52, 13 мая: писание Ваше демонстрирует, во-первых, отсутствие системного образования в области разведки, во-вторых, недостаточно чёткое понимание разницы между задачами и методами работы подразделений войсковой тактческой и оперативной разведки, и собствено подразделений спецназначения. Подразделения LRS (Long Range Suvelliance) о которых Вы пишете на деле являюся аналогом российских разведывательно-десантных рот дивизионного и армейского подчинения. Насколько я знаю, сейчас они существуют в виде отдельных рот и взводов, входящих в штат бригад и батальонов военной разведки дивизионного, корпусного и регионально-командного подчинения. Их основная задача - сбор информации о противнике методами войсковой разведки, причём только в ходе "открытых" боевых действий. Разница между оперативной и тактической разведкой в заказчиках информации: отд.взводы работают в интересах штабов дивизий и корпусов, а отд.роты (LRS Detachmеnts, что переводится как "отряды", но на практике, насколько я понял, это роты) - в интересах региональных командований, либо командований на ТВД. Вы совершенно неправы когда пишете, что "главный инструмент этих подразделений - наведение авиации". Корректировка авиаударов для них задача как раз дополнительная, основная же - сбор информации о противнике всеми методами войсковой разведки, в т.ч. наблюдением (английское "survelliance" как раз и означает "наблюдение" или же "разведка наблюдением", а также "слежка"), захватом в плен военнослужащих противника, владеющих ценной информацией ("языков"), захватом штабных документов противника, прослушиванием его переговоров по проводным каналам связи, в общем, всеми методами войсковой разведки. При этом работают подразделения LRS только в обмундировании ВС своей страны, и только в случае "открытых" боевых действий, в этом их принципиальное отличие от ССО. Ещё одно отличие - заказчики, LRS работают только в интересах войсковых соединений и объединений, а ССО - в интересах высшего политического руководства страны, центрального командования ВС, межвидовых региональных командований, либо других ведомств (ЦРУ, Госдеп, Упр-е международного развития). При этом военнослужащие ССО могут работать и не в обмундировании ВС своей страны, и даже вообще не раскрывая своей принадлежности к американскому государству. Немного разовью тему о различиях между "штурмовиками" и "разведчиками-диверсантами". Они проявляются даже в антропометрических данных: "штурмовики" как правило крупные рослые мужчины весом 80 кг и выше, а "разведчики-диверсанты" - либо высокие худые "велосипеды", либо т.н. "егерского" типа, т.е. невысокие жилистые солдаты. И главные виды физических упражнений для этих двух групп разные: для "штурмовиков" рукопашный бой и все виды силовых единобств, а для "разведчиков-диверсантов" - кросс по пересечённой местности на дальние дистанции (10 и 20км). Соответственно, с точки зрения спорта, "штурмовики" - спринтеры, т.е. бегуны на короткие дистанции, а "разведчики-диверсанты" - стайеры, т.е. бегуны на дальние и сверхдальние дистанции. Учтите, что быть одновременно хорошим и спринтером и стайером невозможно. Также, разведчики-диверсанты должны обладать значительным набором специальных знаний: отлично знатьи уметь применять стрелковое и переносное гранатомётное вооружение, в т.ч. иностранных образцов, знать минно-взрывое дело, в т.ч. изготовление взрывных устройств из подручных материалов, парашютное дело, уметь пользоваться радиосвязью, знать основы корректировки авиаударов, спецпропаганды, вербовки агентуры, общевойсковой и специальной
Для админстратора сайта: мой предыдущий коммент случайно был отправлен до окончания написания. Опубликуйте его как есть, я потом дополню.
Вы прежде чем писать свои длиннющие посты и заявлять и то, что ваш собеседник что-то не понимает хотя бы внимательно почитали, что вам пишут. А вам написали, что советский спецназ изначально создавался под со всем другие задачи, чем "зеленые береты". И советские части и подразделения СпН- это РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ. От слова РАЗВЕДКА. А "зеленые береты"- создавались для организации повстанческого движения и подрывной деятельности в тылу врага. Основная задача "зеленых беретов" во Вьетнаме- создание лагерей подготовки дружеских племен на территории подконтрольной Вьетконгу. Можно конечно вспомнить "греческий проект" и деятельность MACV-SOG, но в обоих случаях- это были межвидовые проекты, где важную роль играло ЦРУ. И все же в большей степени- это не "стратегическая разведка", а "unconventional warfare" Советский спецназ в Афганистане- ведение разведки, выявление базовых лагерей моджахедов, рейды и охота на караваны. Проекты схожие с деятельностью "греческих букв" и MACV-SOG выполняло КГБ в частности "Зенит", "Вымпел" и прикомандированный МВД-шный "Кобальт". По сути, от РДР советский спецназ отличался только дальностью ввода групп в тыл врага, а так же декларируемой возможностью взаимодействия с органами агентурной разведки. Задачи схожие с деятельностью "зеленых беретов", а тем более ЦРУ-шных SAD и "Дельты" в СССР решало КГБ.
Спецназа надо больше- это ведь надбавки, коэфициенты и прочие ништяки. Самое смешное, что не сейчас нет разницы разведчик ты или тыловик- все получают одинаково. Не важно, посуду моешь или с парашютом прыгаешь- коээфициент для всех одинаковый.
Наблюдателю из далека! Ты видел твой коммент опубликовали в газете на 2 -й страничке
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Конкурс военных кинологов «Верный друг»

 

 

Константин Сивков
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц