Переигравшие абвер

Для введения противника в заблуждение могут потребоваться годы

Сущность дезинформации китайский полководец древности Сунь-Цзы описал так: «Война – это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его…»

Для дезинформационных мероприятий всегда привлекались разведслужбы, способные сложными оперативными комбинациями донести до противника сфабрикованные сведения и обеспечить полное доверие к ним. Наиболее характерные примеры, значительно повлиявшие на ход и исход ключевых стратегических операций на различных ТВД, мы можем найти в истории Второй мировой войны.

Чем ближе день начала операции, тем грубее должны быть методы введения противника в заблуждение

Большое внимание стратегической дезинформации уделялось в фашистской Германии. Гитлер требовал добиваться внезапности и наносить главные удары не там, где ожидает противник. Вермахт преуспел в этом в ходе операции «Гельб» в 1940 году, предусматривавшей крупномасштабное наступление на Западном фронте. Предварительно обсуждая план, в Верховном главнокомандовании вермахта (ОКВ) учли полученную разведкой информацию о том, что союзники не знали направления главного удара немцев и расположили войска равномерно вдоль всей линии соприкосновения. У французов наиболее сильная группировка стояла за укреплениями линии Мажино, а в районе Арденн занимала оборону наименее боеспособная армия.

Перечеркнутая линия Мажино

Несмотря на то, что в Арденнах массированно применять танки было сложно, германское командование решило нанести удар именно на этом участке. Чтобы скрыть истинные намерения, Гитлер лично приказал начальнику управления военной разведки и контрразведки (абвер) адмиралу Канарису провести дезинформационные мероприятия. Вскоре к западным союзникам стала попадать «весьма важная» информация.

Переигравшие абвер
Защитникам линии Мажино не удалось оказать солдатам
вермахта серьезного сопротивления. Фото: Reibert.info

В январе 1940 года на бельгийской территории приземлился самолет люфтваффе. Летчик объяснил, что сбился с курса из-за густого тумана. В самолете находился немецкий штабной офицер, пытавшийся уничтожить секретные документы, но это ему не удалось. Так бельгийцам, а от них и западным союзникам стало известно: германская армия основывается на модернизированном кайзеровском плане Шлиффена и направит войска через Бельгию в северную Францию для наступления на приморском направлении.

Абвер задействовал и другие возможности. На дипломатических мероприятиях в нейтральных странах сотрудники представительств рассказывали собеседникам о не потерявших значения идеях бывшего начальника Генштаба Шлиффена (удар заходящим правым флангом). Особо доверенным прямо говорилось о сосредоточении главных усилий вермахта на северном приморском направлении. Одновременно на противника лились сведения, еще больше его запутывавшие. Высокопоставленный абверовец шепнул швейцарскому коллеге, что наступление начнется через Бельгию, другой проговорился в Испании о готовящемся главном ударе на юге. Французам подбрасывали слухи о планируемом захвате линии Мажино.

В результате Генштабы союзников не разобрались в обстановке. Французы готовились оборонять линию Мажино, но часть резервов держали на северном приморском направлении. Там же планировалось развертывание английской экспедиционной группировки. Реальность оказалась другой. Группа армий «А» вошла в центральную Бельгию, затем совершила бросок через Арденны. Не встречая серьезного сопротивления, вышла на северофранцузскую низменность и начала быстро продвигаться к Кале. Французская армия оказалась разрезанной надвое, английский экспедиционный корпус, не успевший вступить в бои, заблокирован в районе Дюнкерка, голландцы и бельгийцы капитулировали. Союзники потерпели быстрое поражение, хотя имели примерно равную с немцами по боевому составу группировку. Они рассчитывали на длительные позиционные сражения, как во время Первой мировой, но этого не произошло из-за допущенных ошибок, вызванных в том числе дезинформационными мероприятиями противника.

Отвлекающее вторжение

Аналогичные задачи разведслужбам фашистской Германии были поставлены при подготовке войны с СССР. Надлежало ввести Москву в заблуждение в отношении истинных целей Третьего рейха на востоке и тем самым обеспечить внезапность нападения. Для этого 15 февраля и 12 мая 1941 года штаб ОКВ издал директивы, определившие основные мероприятия. К их исполнению помимо разведки привлекались высшие должностные лица, в частности министр иностранных дел Риббентроп, статс-секретарь МИДа Вайцзеккер, руководитель канцелярии Гитлера Майсснер. Общая организация была возложена на главу абвера – Канарису предписывалось действовать на основе следующего принципа: «Экономное использование версий об общей тенденции германской политики и только по тем каналами теми средствами, которые он сочтет наиболее целесообразными в складывающихся условиях».

Направленность подготовки дезинформации в директиве от 15 февраля была такова. На первом этапе, приблизительно до середины апреля, сохранять неопределенность о действительных намерениях Германии. Для этого планировали сообщать о подготовке к вторжению в Англию, преувеличивать значение операций в Греции и переброски немецких войск в Северную Африку, а начавшееся сосредоточение группировки по плану операции «Барбаросса» объяснять ротацией гарнизонов на западе и востоке и как оборонительные меры от возможного нападения России. На втором этапе, когда скрыть приготовления к войне уже не удастся, распространять мнение о сосредоточении войск на востоке как о крупнейшем в истории отвлекающем маневре, который в действительности является последним этапом перед вторжением в Англию.

В директиве от 12 мая отмечалось, что вторая фаза дезинформации противника будет начата с 22 мая, когда к границам СССР начнется масштабная переброска войск по железной дороге. Это намеревались представить введением в заблуждение западного противника. Одновременно должна была распространяться информация о завершении подготовки к нападению на Англию. Захват немецкими войсками острова Крит интерпретировался как генеральная репетиция десанта на английскую территорию. В директиве указывалось: чем ближе день начала операции, тем грубее должны быть методы и средства введения противника в заблуждение.

Канарис и его подчиненные провели масштабную работу. Широко использовали агентурную дезинформацию, специально сфабрикованные материалы для распространения не только в Германии, но и за рубежом. Иностранным военным атташе в Берлине по различным каналам доводились ложные сведения. Все они носили разрозненный и отрывочный характер, но соответствовали общим принципам директив ОКВ.

В результате Москва получала многочисленные донесения, содержавшие как достоверные сведения о подготовке Германии к агрессии против СССР, так и сфабрикованные. По мере приближения нападения информационная обстановка осложнялась. В мае-июне 1941 года высшее руководство и командование Красной армии знакомились с донесениями нелегальных и легальных резидентур, агентов-одиночек, обобщенными спецсообщениями и докладами военной разведки, органов НКВД, Главного управления пограничных войск, а также материалами зарубежных постпредств и источников Коминтерна. В них содержались различные варианты развития событий на восточных границах СССР, некоторые были дезинформацией.

В Кремле понимали, что Гитлер намерен начать войну, и готовились. На основе данных разведки принимались важные решения. С апреля приступили к масштабной скрытной мобилизации войск, начали их выдвижение к западным границам СССР. Призвали 800 тысяч человек, на территорию Западного и Киевского ОВО были передислоцированы четыре армейских управления, девять управлений корпусов и 28 дивизий.

Противоречивость донесений разведки о сроках нападения не позволяла до самого последнего момента принять однозначное решение. Сталин надеялся, что ему удастся выиграть время, втянув Берлин в переговоры, на возможность которых намекали некоторые подброшенные немецкой разведкой сведения. Это привело к стратегическому просчету в определении времени агрессии против СССР, самому существенному, а с позиции внешнеполитических интересов и безопасности страны, вероятно, единственному за все время нахождения Сталина на высшем государственном посту.

Окончание следует.

#конадрашеввячеслав

Опубликовано в выпуске № 23 (687) за 21 июня 2017 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Есть игры разведки и контрразведки, но главным всегда игры командования и их штабов. Давно доказано, что Францию сдал собственный генералитет, направив Вермахт далее бороться с Англией. Вот такие игры главнейшие.
Бездарность и посредственность высшего командного состава в первые дни войны ,а валят все на Сталина .Как говорил Наполеон в русской армии львы ,а командуют ими бараны .
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Донбасс сегодня

Максим Кустов
Ярослав Левин
Олег Фаличев
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц