Версия для печати

Об Афгане по-свойски

Удманцев Вадим
Виктора Куценко уже нет в живых, но есть его книга "Военный романс" - уникальное собрание рассказов, зарисовок-миниатюр в стихах, рисунков карандашом и картин, которые он писал маслом, гуашью, пастелью и темперой - настолько был многогранен талант этого художника. Хотя Виктора Павловича знали и как талантливого военного инженера-советника афганских саперов, и как певца-гитариста, не стеснявшегося выступать перед молодежной аудиторией, несмотря на генеральское звание и боевые ордена.


Куценко В. П. "Военный романс". М., "Демиург-АРТ", 2009, 256 стр.


Виктора Куценко уже нет в живых, но есть его книга "Военный романс" - уникальное собрание рассказов, зарисовок-миниатюр в стихах, рисунков карандашом и картин, которые он писал маслом, гуашью, пастелью и темперой - настолько был многогранен талант этого художника. Хотя Виктора Павловича знали и как талантливого военного инженера-советника афганских саперов, и как певца-гитариста, не стеснявшегося выступать перед молодежной аудиторией, несмотря на генеральское звание и боевые ордена.
{{direct_hor}}


У этой книги сложная судьба: у автора не было средств даже на верстку и изготовление макета, однако нашлись-таки неравнодушные люди - боевой товарищ Алексей Петров и руководители Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане помогли выпустить книгу трехтысячным тиражом. Да и как не помочь, если эта тема до сих пор не дает покоя многим бывшим воинам 40-й армии:

А я тоскую по Афгану,

Нет, не по проклятой войне.

Кривить душой, друзья, не стану -

Отрезок жизни дорог мне.

Как вспоминал сам Куценко, в Афганистане его вдохновляли мужество наших ребят, прекрасные лица солдат и офицеров. И данный Богом талант не подводил художника пера и кисти - в простых карандашных набросках и лаконичных строках отразилось немало людских судеб. Причем не только в героической тональности, как это было принято во времена советского официоза. Наряду с бодро-энергичными "Песней о Хосте" и "Голубыми беретами", которые неоднократно звучали в исполнении известных ансамблей, в книге немало лирических произведений, полных тяжелых раздумий, горечи и драматизма. Взять, к примеру, стихотворение "Посты в горах", в котором "командир с преступною беспечностью взвод без оружия отправил за водой", из-за чего 20 молодых солдат у ручья попали в засаду и почти все погибли:

...И помощь замерла в немом бессилии,

Лишь эхо стоном катится вдали...

А под горой лежат сыны России,

Крестами руки распростав в пыли.

Предостережением сегодняшним командирам звучат и строки "Парачинарской трагедии" - о самонадеянном капитане, который пренебрег принятыми правилами ведения разведки, подставив под вражеский огонь целую роту.

...На строевых ты выглядел орлом

И на учениях всегда блистал удачей,

А здесь под настоящим под огнем

Сгубил людей, не справился с задачей:

Вряд ли кого-то оставит равнодушным и стихотворный рассказ "Честь" - о плененных душманами лейтенанте и солдате, каждый из которых сделал свой выбор: офицер предпочел быть раздавленным каменной глыбой, но остался верен воинскому долгу, а другой предпочел подлое существование, спасовав перед лицом смерти.

И, наконец, не было в Афгане советского военнослужащего, который бы хоть раз не попытался честно ответить себе на такой вопрос: "А что мы тут делаем?". Ответ Виктора Куценко поместился в двух строфах:

Мы шли в атаку молча, стиснув зубы.

Призыва нет: "За Родину, вперед!"

Лишь матернут запекшиеся губы

С горы в упор хлестнувший пулемет.

Здесь все иное - не Москва за нами,

Не топчет враг родимые поля.

Горит земля чужая под ногами,

А все же дорогая, как своя.

Вадим УДМАНЦЕВ

Опубликовано в выпуске № 8 (274) за 4 марта 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...