Версия для печати

«Наши дети в Нашей армии!»

Удманцев Вадим
Как известно, на поприще защиты прав военнослужащих сегодня трудятся многие общественные организации. К иным со времен первой чеченской кампании в войсках относятся настороженно, других, наоборот, привечают. О том, какое место среди них занимает Совет родителей военнослужащих России, рассказала его председатель Галина ШАЛДИКОВА.


ТАКОВ ДЕВИЗ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «СОВЕТ РОДИТЕЛЕЙ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ РОССИИ»


Как известно, на поприще защиты прав военнослужащих сегодня трудятся многие общественные организации. К иным со времен первой чеченской кампании в войсках относятся настороженно, других, наоборот, привечают. О том, какое место среди них занимает Совет родителей военнослужащих России, рассказала его председатель Галина ШАЛДИКОВА.
{{direct_hor}}

Азат Нуртышев с отцом в госпитале имени Бурденко
ФОТО из архива Галины ШАЛДИКОВОЙ
– Галина Ильинична, с какой целью создавался и существует Совет родителей военнослужащих России?

– Он был создан 22 июня 1991 года в Москве на съезде Всесоюзного совета родителей военнослужащих. У истоков организации стояли в основном матери, чьи сыновья получили увечья или погибли во время прохождения службы по призыву. Цель создания совета изначально была одна – подготовить всех сыновей России для защиты Отечества и сохранить их, чтобы другие матери не испытывали ту же боль, которая досталась нам.

Сейчас организации и подкомитеты совета действуют в 62 регионах России, в которых на общественных началах трудятся около 250 человек. Мы работаем по многим направлениям: беседуем с допризывниками, военнослужащими и их родителями, помогаем им советами и консультациями. Посещаем воинские подразделения, где принимаем участие в церемонии принятия присяги, встречах с молодым пополнением, днях частей, проводах «дембелей», профессиональных праздниках видов и родов войск. Вручаем новогодние подарки детям, женам и матерям погибших военнослужащих. Проводим праздничные благотворительные концерты для военнослужащих и членов их семей. Участвуем в судебных процессах. Работаем с представителями администрации президента России, членами Совета Федерации, депутатами Государственной думы, чиновниками администраций регионов и городов. И конечно же, взаимодействуем по различным вопросам со всеми силовыми структурами нашей страны.

– С какими проблемами к вам чаще всего сейчас обращаются?

– С самыми разными. И проблемы эти, как правило, очень большие, глобальные. Например, 1 февраля мы были на присяге в воинской части № 19893, что в деревне Большое Буньково Ногинского района Московской области. Ко мне подошли несколько женщин – жены офицеров и прапорщиков – и выразили беспокойство, что их часть к 1 декабря 2009 года должна быть переведена в район между Ярославской и Костромской областями, на новое место дислокации, которое абсолютно не подготовлено для переезда и проживания 150 семей военнослужащих.

Вот строки из их письма-обращения: «Многие офицеры нашей части оканчивали Костромское высшее военное командное училище и имеют объективные данные о социальных проблемах, существующих в данном регионе. В средствах массовой информации указывается, что в настоящий момент в Костроме безработица среди местного населения одна из самых высоких по регионам России, это значит, что мы и наши мужья при переезде и проведении организационно-штатных мероприятий пополним и без того нестройные ряды ищущих работу. Устроить ребенка в детское дошкольное учреждение в Костроме практически невозможно, очередь на устройство ребенка в садик или ясли подходит через 3–4 года, когда ребенку пора идти в школу. А в настоящий момент в части 80 детей дошкольного возраста, которых необходимо будет определять в детские дошкольные учреждения, либо нам придется сидеть с детьми, что не может не сказаться на и без того скудном семейном бюджете. Основным вопросом, интересующим нас, остается обеспечение служебными жилыми помещениями семей военнослужащих по планируемому месту дислокации, то есть в поселке Песочное, поднаем жилья в Песочном и близлежащих деревнях не представляется возможным за неимением такового. Целенаправленное строительство жилья для семей офицеров и прапорщиков нашей части, со слов командования, в Костроме не ведется…»

В этой части я уже была не раз, знаю, что офицеры получили там нормальное жилье, солдаты размещены в нормальных казармах. А теперь с тревогой ждут перевода на необустроенное место. Вот мы и хотим ознакомиться и посмотреть, куда их собираются переводить.

А вот другие письма, в которых матери военнослужащих сообщают о нарушениях, с которыми столкнулись в армии их сыновья. (Стиль авторов сохранен. – Прим. ред.)

Нефтекумск, в/ч 3753 – предлагали за 25 000–30 000 руб. переведут в любое место.

Омск, в/ч 41146 – четыре месяца военнослужащие ждали документы на досрочное увольнение по состоянию здоровья. Решала вопрос через Москву.

Новосибирск-45, п. Гвардейский, в/ч 54097 РМО – младший комсостав вымогает деньги по 2000 руб., в казармах холодно. Заготовкой леса и дров занимаются зимой в холод, ночью, кормят плохо, могут – один раз в день.

Самара, п. Кряж, в/ч 65349 – младший комсостав (лейтенанты) продают за 2000 руб. увольнение, если не привез деньги, избивают – заявление мамы.

Пермский край, п. Звездный, в/ч 32755 – военнослужащий к/с участвовал в боевых действиях (ноябрь 2007), получил контузию, уволили с нарушением и лишили денежного содержания. Ему нужна серьезная помощь. Он в большой семье единственный кормилец.

Одинцово-10, п. Власиха, в/ч 95 501 – много ребят больных, одному парню нужна срочная операция, говорит в госпитале нет мест. У него большая опухоль на органах половой системы. В мед. карточке – он лежит с болезнью спины.

Пока будут наказывать военнослужащих, которые оставляют в/ч из-за применения к ним НУВ (неуставных взаимоотношений. – Прим. ред.), доказать очень сложно их невиновность, так как прапорщики и лейтенанты пользуются своим положением, угрозой преследования, переводом в ту в/ч, где одни дагестанцы…»

Эти и другие письма я уже передала в Общественную палату РФ А. Н. Каньшину и попросила, чтобы данные факты как можно скорее проверили. Потому что если на них вовремя не реагировать, вся Общественная палата будет завалена подобными письмами!

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ШАЛДИКОВА Галина Ильинична


ШАЛДИКОВА Галина Ильинична
ФОТО из архива Галины ШАЛДИКОВОЙ
Родилась 22 февраля 1950 года в Саратове в семье офицера. В 1970-м окончила Московское медучилище № 21. С 1970 по 1989 год работала медсестрой, затем старшей медсестрой отделения в стоматологической поликлинике № 8 города Москвы. В 1989–1993 годах – заместитель начальника отдела в институте «Госгорхимпроект». Ведет общественную работу с 1989 года, когда была избрана в президиум Всесоюзного совета родителей военнослужащих и председателем московской общественной организации «Материнская память». С 1991-го по настоящее время – председатель правления общероссийской общественной организации Совет родителей военнослужащих России. С 2007-го – член Общественного совета при Министерстве обороны РФ (состоит в Комиссии по повышению безопасности военной службы, укреплению правопорядка и военной дисциплины). Награждена орденом Русской православной церкви Святой Равноапостольной Великой княгини Ольги 3-й степени. Не замужем. Родила сына и дочь. Сын – рядовой срочной службы Советской армии Вадим Шалдиков умер от побоев, нанесенных ему сержантом, 2 июля 1988 года.


– Какие вопросы давно уже поднимались вашей организацией, но все еще никак не решены?

– С 1 января 2008 года все жены военнослужащих по призыву, родившие детей, должны получать от государства денежное пособие – по 6 тысяч в месяц. Но эти деньги выплачиваются только супругам ребят, которые должны служить год. Жены же тех парней, которые были призваны на полтора года, этих денег не получают. По старому закону военнослужащего по призыву увольняли в запас сразу после рождения ребенка, теперь и мужа не увольняют, и жена без денег сидит. На что же ей жить? Мы обсуждали этот вопрос на заседании Общественного совета при Министерстве обороны – оказалось, что Общественная палата России и Госдума до сих пор до конца не разобрались, почему эти пособия по уходу за малолетними детьми не выплачиваются всем, кому положено.

Еще в 2000 году мы выходили на государственный уровень с предложением о необходимости создания Федерального центра реабилитации для ребят, которые выходят из зоны боевых действий. Чтобы они проходили всестороннее обследование и возвращались в общество нормальными, полноценными людьми. Ведь на войне психология человека меняется, парни приходят обратно домой совсем другими. Им надо выговориться, высказать свои впечатления от пережитого, о чем многие из них никогда не расскажут матери или жене. В этом им могут помочь только профессионалы-психологи. Поэтому мы неоднократно поднимали этот вопрос на Общественном совете при МО РФ – что такие центры реабилитации должны существовать в любом случае и не на благотворительные средства каких-то общественных организаций, а в рамках специальной федеральной программы.

Другая серьезная проблема – стал солдат инвалидом, как жить дальше? Тем более если у него нет ни собственной квартиры, ни достойной пенсии? Привожу пример: в начале января я была в госпитале имени Бурденко, общалась с ранеными, воевавшими в Южной Осетии. Одного из них зовут Азат Нуртышев, военнослужащий в/ч 64 201. Ему 20 лет, но он уже инвалид войны: слепой – во время взрыва сетчатка глаза отслоилась, частично руки и ноги нет. Парень не может ни ходить, ни читать – родители сидят рядом с ним, его обслуживают. Медики сказали его матери, что существует курс лечения, но необходимые процедуры (даже не операция!) больших денег стоят. Откуда их взять семье Нуртышевых, проживающей в сельской местности в Оренбургской области?

Если «афганцев» еще как-то опекают свои общественные организации, то большинство «чеченцев» или ветеранов других войн и локальных конфликтов по сей день наедине со своими проблемами. Но ведь это же наша армия, наш флот, наши Вооруженные Силы!

Еще один нерешенный вопрос – недоступность информационно-нормативных документов для большинства льготников. Военнослужащие, прошедшие бои, прослужившие немало лет в армии, часто не знают, какие льготы положены им и членам их семей: детям, женам, матерям.

– Уже не первый год в нашей стране функционируют организации солдатских матерей, которые категорически выступают против призыва нашей молодежи в армию. Есть ли разница между Советом родителей военнослужащих России и этими общественными структурами с похожими названиями?

– С начала 90-х годов в нашей стране почти одновременно и параллельно развивались Совет родителей военнослужащих России и организация «Солдатские матери России», у истоков которой стояли Кирбасова Мария Ивановна, Мельникова Валентина Дмитриевна и Флера Маликовна Салиховская. Позже Кирбасова отделилась – основала Комитет солдатских матерей России. Разница между Советом родителей военнослужащих России и этими двумя организациями, во-первых, в том, что мы работаем на общественных началах и у нас нет денег из-за рубежа. Во-вторых, мой сын погиб в армии, а сыновья Мельниковой и Кирбасовой даже не служили. В-третьих, мы с посетителей не берем ни копейки, а они берут деньги за любые консультации. И наконец, мы существуем не для того, чтобы разваливать Вооруженные Силы РФ, а для того, чтобы наладить понимание между семьей и войсками, повысить значимость воинской службы в обществе. Девиз Совета родителей военнослужащих России: «Наши дети в нашей армии!» – то есть мы помогаем парням независимо от того, солдаты это или офицеры.

Мы не стараемся навязывать военным какие-то свои стереотипы-представления, какой должна быть армия. Пожелания Совета родителей военнослужащих России просты и понятны всем: чтобы в коллективе любой воинской части существовал порядок, предусмотренный воинскими уставами. Чтобы в Вооруженные Силы призывались крепкие парни, обмундирование для них было удобным и они имели здоровое питание и сон. Чтобы все военнослужащие получали достойное денежное довольствие, были обеспечены комфортным жильем и казармами, чтобы в гарнизонах был налажен нормальный человеческий быт. Чтобы солдаты не занимались обустройством чьих-то дач и квартир, не вымогали у сослуживцев деньги на водку и не жарили по ночам картошку «дедам», но занимались своим основным делом – боевой подготовкой. А главное – мне нужно, чтобы у военнослужащих были чистые глаза, чтобы любой парень мог сказать: «У меня все хорошо!».

– Откуда вы берете деньги на все эти поездки, концерты, подарки?

– Эти концерты благотворительные. Девчонки и парни из самодеятельных ВИА, которых я обычно беру с собой в части, выступают бесплатно. Я всем говорю: ребята, у меня денег нет, желаете сделать людям приятное – прошу вместе со мной. И они едут. Кто-то берет отгулы на работе или выступает по выходным, другие таким образом проводят свой отпуск. До отдаленных гарнизонов добираемся с оказией – самолетами и автотранспортом Минобороны, едим в солдатской столовой, спим в ведомственных гостиницах или казармах.

С 2004 года Совет родителей военнослужащих России работает совместно с Комитетом общественных связей города Москвы. Когда мы выигрываем конкурс и получаем грант под какую-то конкретную общественную программу, то только на эту сумму и ориентируемся: закупаем оптом какие-то подарки ребятам – шоколад, фрукты, фотоальбомы, канцтовары. Каждая такая программа обычно рассчитана на 6–7 месяцев, и потом по ней надо отчитаться. Но эти средства, конечно же, небольшие.

Деньги на телефонные переговоры, оргтехнику, расходные материалы члены нашей организации выкраивают из собственных пенсий и зарплаты. По этой же причине у нас до сих пор нет своего интернет-сайта. Но даже те властные структуры, которые бы хотели нам материально помочь, не имеют права этого делать по существующим законам. В какой-то период я написала письма в 25 банков, чтобы те нам выделили хоть какую-то сумму. Из всех ответ дал только один: мол, просьбу рассмотрим и вам сообщим, но больше ни звонков, ни писем оттуда не было. Спасибо еще, что Минобороны предоставило нашей общественной организации помещение в Культурном центре Вооруженных Сил РФ на Суворовской площади, дом 2. Но и этого решения мы в свое время добивались очень долго.

– Вы выдвигаете много полезных инициатив, а как на них реагирует руководство Вооруженных Сил?

– Несмотря на то что мы уже работаем почти 18 лет, порой создается впечатление, что нас не слышат. Полнокровного взаимодействия гражданского общества с воинскими частями до сих пор нет. А нужен открытый диалог между общественностью и армией, причем подкрепленный материально. И нужен какой-то закон, который бы позволял общественным организациям осуществлять гражданский контроль в воинских частях и обязывал начальников всех уровней оказывать этим организациям всяческую поддержку.

Первое время, когда наши матери только начинали работать, люди еще как-то понимали, принимали близко к сердцу их боль. Но сейчас на многих мероприятиях говорят про жен, детей погибших военнослужащих, а про матерей забывают. Хотя любому солдату, офицеру дает жизнь мать. Когда я потеряла сына, мне было 38. А сейчас у нас в организации есть матери, которым уже 75 лет. И в нас эта боль как была, так и останется до конца. Поэтому нам бы хотелось, чтобы люди, власть проявляли к нам чуть больше тепла и внимания.

Вадим УДМАНЦЕВ

Опубликовано в выпуске № 11 (277) за 25 марта 2009 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Наталья
Наталья
03 ноября 2011
Общалась с Г. И. лично, по тел, который был предоставлен в бумаге, пришедшей на почт. адрес,, как только сына забрали в армию. Обратилась через 5 месяцев после начала службы сына ( возникли проблемы:стычки с дагестанцами, так называемая дедовщина, хотела посоветоваться что можно предпринять в таком случае, озвучила конкретные факты попытки суицида в части и т.д.). Озвучить мне это удалось, но и только. Г.И. записала все данные сына, части, где он походит службу но и только....При неоднократных попытках узнать, что предпринимается или хотя бы совет, что мне предпринять - я получила полный набор хамства, повышение голоса, раздраженный тон,заявления "много тут вас таких",бросание трубок - и в результате НИЧЕГО, кроме испорченных нервов. Ей бы хотелось, чтобы "люди, власть проявляли к ней чуть больше тепла и внимания",-может стоит начать с себя?????????????.
Аватар пользователя Владимир
Владимир
03 апреля 2014
Настоящая чинуша построившая карьеру на костях своего сына, царство ему небесное. Наверно переворачивается в гробу, за то чем занимается его мамаша. Подлее и бессовестнее человека, чем она я не встречал. Только фоткаться, говорить и подмахивать любые бумаги, которые приносят ей подлецы в погонах.
Аватар пользователя Наталья
Наталья
03 ноября 2011
Общалась с Г. И. лично, по тел, который был предоставлен в бумаге, пришедшей на почт. адрес,, как только сына забрали в армию. Обратилась через 5 месяцев после начала службы сына ( возникли проблемы:стычки с дагестанцами, так называемая дедовщина, хотела посоветоваться что можно предпринять в таком случае, озвучила конкретные факты попытки суицида в части и т.д.). Озвучить мне это удалось, но и только. Г.И. записала все данные сына, части, где он походит службу но и только....При неоднократных попытках узнать, что предпринимается или хотя бы совет, что мне предпринять - я получила полный набор хамства, повышение голоса, раздраженный тон,заявления "много тут вас таких",бросание трубок - и в результате НИЧЕГО, кроме испорченных нервов. Ей бы хотелось, чтобы "люди, власть проявляли к ней чуть больше тепла и внимания",-может стоит начать с себя?????????????.
Аватар пользователя Владимир
Владимир
03 апреля 2014
Настоящая чинуша построившая карьеру на костях своего сына, царство ему небесное. Наверно переворачивается в гробу, за то чем занимается его мамаша. Подлее и бессовестнее человека, чем она я не встречал. Только фоткаться, говорить и подмахивать любые бумаги, которые приносят ей подлецы в погонах.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...