Версия для печати

"Как научим мы курсантов, так они и будут служить"

Литковец Николай
В Тихоокеанском военно-морском институте им. адмирала С. О. Макарова состоялся 65-й выпуск офицеров. Лейтенантами стали 246 человек. 30 курсантов окончили ТОВМИ с дипломом с отличием, из них четверо - с золотой медалью. Как сегодня юноши становятся курсантами и выбирают профессию морского офицера? Насколько она престижна? Об этих и некоторых других аспектах процесса обучения курсантов рассказывает начальник института вице-адмирал Евгений ЛИТВИНЕНКО.


ВЫПУСКНИКИ ТИХООКЕАНСКОГО ВОЕННО-МОРСКОГО ИНСТИТУТА ВСЕГДА ЦЕНЯТСЯ


В Тихоокеанском военно-морском институте им. адмирала С. О. Макарова состоялся 65-й выпуск офицеров. Лейтенантами стали 246 человек. 30 курсантов окончили ТОВМИ с дипломом с отличием, из них четверо - с золотой медалью. Как сегодня юноши становятся курсантами и выбирают профессию морского офицера? Насколько она престижна? Об этих и некоторых других аспектах процесса обучения курсантов рассказывает начальник института вице-адмирал Евгений ЛИТВИНЕНКО.
{{direct_hor}}
ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ЛИТВИНЕНКО Евгений Яковлевич


Вице-адмирал Евгений ЛИТВИНЕНКО
Фото Николая ЛИТКОВЦА
Родился 4 октября 1948 г. Окончил Тихоокеанское высшее военно-морское училище им. С.О. Макарова (1971), Военно-морскую академию (1987), Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил РФ (1994). Офицерскую службу начал командиром минно-торпедной боевой части (БЧ-3) на одном из кораблей Тихоокеанского флота. Особая страница в его биографии - командование тяжелым авианесущим крейсером "Новороссийск". В нынешней должности с января 2002 г. До этого командовал Приморской флотилией разнородных сил.


- Евгений Яковлевич, что отличает этот выпуск от всех предыдущих? Насколько прочные знания и навыки получили выпускники училища, насколько они отвечают требованиям времени?

- Вспомните слова известного литературного героя капитана Врунгеля: "Как вы яхту назовете, так она и поплывет". Эта фраза как нельзя емко подтверждает прописную истину: как научим мы курсантов, так они и будут в дальнейшем служить офицерами на флоте. И при этом малейшие наши промахи в воспитании и обучении будущих офицеров флота незамедлительно скажутся на их служебной деятельности. Но вправе ли мы сегодня говорить о том, что процесс воспитания и обучения курсантов соответствует требованиям, предъявляемым временем?

- Так вправе ли?

- Начну вот с чего. Организационно институт состоит из факультетов, школы техников и кафедр. Подготовка офицеров флота осуществляется по специальностям: кораблевождение и эксплуатация технических средств навигации, применение и эксплуатация радиотехнических средств надводных кораблей, подводных лодок, гидроакустических средств, противолодочного, ракетного и торпедного вооружения ПЛ, противолодочного вооружения НК, корабельных средств связи, эксплуатация противолодочных комплексов морской авиации, радиоэлектронного оборудования крылатых ракет и самолетов морской авиации, береговых ракетных комплексов и артиллерии.

Как известно, воспитательная работа представляет собой комплекс информационно-пропагандистских, индивидуально-психологических, правовых, социально-экономических, культурно-досуговых, спортивно-массовых и иных мероприятий, осуществляемых субъектами воспитательной деятельности и направленных на формирование у военнослужащих морально-боевых качеств. Несмотря на предпринимаемые старания должностных лиц на различных уровнях, эта работа еще далека от желаемого. Вот лишь один пример воспитательного характера.

На протяжении многих лет недофинансирование только на подписку тех же периодических изданий составляет 75%. Добавьте к этому отсутствие снабжения через довольствующие органы техническими средствами воспитания и наглядности, отсутствие статьи на организацию культурно-досуговой работы со всеми категориями личного состава и многое другое. Ответ становится ясным.

Это не может не сказываться и на конкурсе поступающих. При поступлении в ТОВМИ число абитуриентов составляет около 2 человек на место. Это один из самых высоких показателей для высших учебных заведений ВМФ России. Но вместе с тем это говорит о том, что профессия флотского офицера пока еще не является престижной и привлекательной для российских граждан. И, к сожалению, в институт попадают не самые лучшие и достойные представители нашего общества. Это прежде всего связано со слабой работой военкоматов, которые практически не пропагандируют военно-морских институтов. Можно сказать и о недостаточной целенаправленной работе со стороны наших родных военных структур. Речь ведь надо вести не только о чисто воспитательной работе с допризывной молодежью, но и о соответствующем финансировании этого процесса, вплоть до выделения отдельной сметы на каждый институт для пропагандистской работы во всех регионах России с допризывной молодежью.

- Это действительно важный вопрос. Но ведь есть проблемы и более приземленные. Мы имеем в виду желание учиться у курсантов, уже принятых. Или у вас тут все благополучно?

- Согласен, не менее сложным является и вопрос с дисциплинарной практикой в стенах института. Как быть с теми, кто плохо учится, нарушает воинскую дисциплину? Законодательная база не позволяет применять дисциплинарную практику в том объеме, который необходим начальнику. Выговор и строгий выговор для курсанта - нарушителя воинской дисциплины не является тем наказанием, которое заставит его исправить свое поведение. Жизнь диктует необходимость разработки ряда положений, связанных с дифференцированным уменьшением денежного довольствия как для нарушителей воинской дисциплины, так и для слабоуспевающих курсантов. Вот жизненный пример. Старшина курсантской роты нарушил воинскую дисциплину, совершил грубый проступок. В итоге приказом начальника института был снят с должности. Но, согласно Дисциплинарному уставу, мы не имеем права лишить его старшинского звания, и он продолжает (до выпуска из института) получать денежное довольствие как старшина. Непозволительная роскошь!

Нельзя не сказать и о другой стороне медали. Нам постоянно ставят в упрек, что мы много курсантов отчисляем. Но здесь правомерно вопрос поставить по-другому. Необходимо на законодательном уровне решить задачу особой важности: в случае отчисления курсанта по причине нежелания учиться или по недисциплинированности предусмотреть денежную компенсацию в размере, соответствующем периодам его обучения. Если виновник будет возмещать ущерб из собственного кармана, тогда и результат будет иным!

При всем при том у нас самый высокий среди всех военно-морских вузов страны средний балл успеваемости курсантов. Плюс к этому хорошие показатели в научной, учебно-методической и воспитательной работе. К примеру, процент отчислений из института по недисциплинированности, неуспеваемости и нежеланию учиться самый низкий среди военно-морских вузов.

- Видимо, многое в работе с курсантами зависит и от самих преподавателей и командиров, уровня их профессиональной квалификации, умения найти подход к каждому обучаемому.

- Люди у нас уникальные. Вот, например, начальник кафедры ракетно-артиллерийских войск полковник Александр Аксенов. Силами личного состава кафедры "реанимированы" комплексы по подготовке ракетного оружия. За последние годы от служб и управлений Тихоокеанского флота в институт поступили три тренажерных комплекса. Силами преподавателей эта техника доработана и введена в эксплуатацию. Примечательно, что на этих тренажерах ныне обучаются не только курсанты, но и флотские экипажи во время сборов в институте.

Большой вклад в подъем уровня научных исследований вносят ежегодные научно-технические конференции, в которых участвуют представители различных городов, областей и республик. Кроме того, дважды за последние четыре года совместно с географическим обществом Владивостока были проведены Макаровские чтения.

На базе института проводятся конференции по судовой радиоэлектронике, получившие статус международных. Помимо этого, институтом налажен выпуск целевых сборников по разработке и эксплуатации вооружения и техники, проблемам человеческого фактора в сложных технических системах ВМФ, гуманитарным и социально-экономическим аспектам обучения и воспитания кадров ВМФ. Намечаем организовать выпуск подобного сборника и по проблемам истории и развития военно-морского искусства.


Лейтенантов флота любят и ждут.
Фото Виталия АНЬКОВА
Государство в последнее время пересматривает свое отношение к офицерскому корпусу преподавателей высших учебных заведений. Это радует. Однако параллельно с этим допускает серьезные ошибки в отношении тех офицеров, кто непосредственно работает с курсантами - курсовых офицеров. Штатная категория и низкий тарифный разряд начальника курса не привлекают в институт офицеров с большим практическим опытом службы на кораблях и в частях флота, хотя основная работа с курсантами лежит на плечах данной категории военнослужащих. Молодой же офицер, как правило, не имеет жилья. А на то чтобы снимать квартиру и при этом оплачивать услуги ЖКХ, уходит до 80% его денежного содержания. Скажите, что его больше заботит? Как улучшить образовательный процесс, добиться нормального состояния правопорядка и дисциплины на курсе? Его голова забита другими мыслями.

Поверьте, трудно работать с подчиненными, декларируя позитивные сдвиги в области решения социальных проблем военнослужащих, на деле не видя никаких изменений. Это связано прежде всего с возросшими тарифами ЖКХ и отсутствием индексации денежного довольствия военнослужащих со стороны государства. К тому же отмена выдачи продовольственного пайка продуктами снизила материальное обеспечение мичманского и части офицерского состава.

Немаловажен вопрос и обеспечения жильем. В институте более 120 военнослужащих не обеспечены квартирами. Многие из них не имели жилья с момента выпуска из военных училищ. С выходом нового Жилищного кодекса эта категория военнослужащих оказалась вне правового поля, так как в новой редакции этого документа военнослужащие не выделяются в категорию нуждающихся в получении жилья в личную собственность. Получается, что офицер, прослуживший всю жизнь в дальних гарнизонах, получив жилье при увольнении в запас, не имеет права на личную собственность. В то же время участвующие в ипотеке и в системе ГЖС становятся собственниками жилья. Непонятное разделение, требующее кардинального пересмотра. Это все видят и будущие лейтенанты. Каковы их выводы?

Не могу не сказать и о том, что в последние годы наметилась и проблема управления военными вузами. Сегодня в управление институтом и образовательный процесс вмешиваются даже те, кому это не положено делать. Особенно на местном уровне. Так, например, еженедельно, ссылаясь на приказы командования Тихоокеанским флотом, на несение гарнизонных нарядов по субботам и воскресеньям институт обязан назначать до ста курсантов. Это увеличивает отрыв курсантов от учебных занятий. Ну а о комиссиях разного ранга, проверяющих институт, я уж не говорю. Только в прошлом году нас проверяли порядка 160 дней. Проверки продолжаются и в нынешнем году. Неделю объяснялись перед одной комиссией, сейчас работает другая. Зачем столько проверяющих? Какая от этого польза?

- И все-таки учебный процесс в институте налажен довольно неплохо. ТОВМИ на хорошем счету. Как это удается?

- Да, несмотря на имеющиеся сложности в процессе обучения будущих офицеров, мы с каждым годом его совершенствуем. Внедрение новых форм и методов проведения учебных занятий в институте осуществляется на основе компьютерных технологий обучения. В этом году мы получили шесть компьютерных классов (по 16 современных компьютеров в каждом). На кафедре вычислительной техники института создан фонд видео- и аудиоматериалов, электронных учебников по многим учебным дисциплинам.

При проведении текущего контроля знаний курсантов на всех кафедрах широко используются методы электронного тестирования. За последние годы значительно увеличилось количество курсантов, которые прошли практику на кораблях и подводных лодках ТОФ. Все выходы кораблей на боевую службу и боевую подготовку были использованы для проведения корабельной практики и стажировки курсантов института. Однако, на наш взгляд, только наличие учебного корабля в институте сможет обеспечить полное выполнение квалифицированных требований, предъявляемых к военно-профессиональной (морской) подготовке выпускников.

И все-таки остаются проблемы и вопросы, которые необходимо решать именно нам. Что необходимо еще сделать для более успешного обучения будущих офицеров флота? Основные тезисы я бы все-таки сформулировал так: необходимы оптимизация количества и типов военно-морских специальностей, нужных ВМФ, и их распределение по военно-морским учебным заведениям; разработка унифицированных военно-морских ГОС ВПО (Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования) с учетом принципа непрерывности обучения офицеров флота по схеме "институт - академия". Нужна также открытость военно-морского образования, положения Болонской декларации должны быть реализованы в образовательных программах военно-морских вузов. Как уже сказал, необходимо обеспечить военно-морские вузы учебными кораблями, проводить своевременный и качественный ремонт учебных катеров.

И, конечно, большего внимания требует социальный аспект. Необходимы, на мой взгляд, выплата надбавок за ученое звание профессора офицерам, занимающим должности начальников кафедр, заместителей начальников кафедр, начальников (и их заместителей) факультетов, заместителей начальника института и начальника института; комплектование штатов военно-морских вузов должностями доцентов и профессоров в количестве, необходимом для выполнения аттестационного показателя в 60%.

- Чтобы стать хорошим флотским офицером, нужно не понаслышке знать о том, что такое крутая морская волна, настоящий шторм. Как у ваших курсантов с практикой?

- Материальная база для организации практики курсантов, к сожалению, не удовлетворяет нашим потребностям. Так, мы остро нуждаемся в учебном корабле. Требуется укомплектовать дивизион учебных катеров института малыми катерами. Назрела необходимость расширить учебно-тренажерную базу для отработки элементов жизнедеятельности корабля, связанных с борьбой за живучесть и применением оружия, спасением корабля и экипажа, расчетом исходных данных для принятия решений. Надо дооборудовать современной авиационной техникой и летательными аппаратами базу нашего учебного аэродрома.

Конечно, мы не сидим сложа руки, а стараемся найти выход из создавшейся ситуации. Размещаем курсантов на корабли, выполняющие задачи боевой подготовки и участвующие в официальных визитах. Как и в предыдущие годы, курсанты пятых курсов проходят практику и стажировку на кораблях и в частях ТОФ, других воинских формирований Дальневосточного региона.

Офицеры флота всегда были элитой в нашей стране. Большинство из тех, кто поступает в институт, - настоящие романтики флотской службы. В них я уверен - они будут служить России верой и правдой. И если юноша хочет посвятить свою жизнь флоту, стать военным моряком, то двери нашего вуза для него всегда открыты.

Николай ЛИТКОВЕЦ, Андрей ГАВРИЛЕНКО

Опубликовано в выпуске № 24 (140) за 28 июня 2006 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Гость
Гость
21 февраля 2015
Это мой дедушка!
Аватар пользователя Гость
Гость
21 февраля 2015
Это мой дедушка!

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...