Версия для печати

Кто поможет инвалидам?

Удманцев Вадим
Сегодня в России почти миллион участников боевых действий и более 450 тысяч инвалидов, получивших ранения и контузии в ходе военной службы. Многим из них срочно требуется помощь. В первую очередь со стороны государства.


ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ОКРУЖИТЬ ОТЕЧЕСКОЙ ЗАБОТОЙ СВОИХ ИЗРАНЕННЫХ ЗАЩИТНИКОВ


Сегодня в России почти миллион участников боевых действий и более 450 тысяч инвалидов, получивших ранения и контузии в ходе военной службы. Многим из них срочно требуется помощь. В первую очередь со стороны государства.
{{direct_hor}}


Фото: ИТАР-ТАСС
Недавно в Москве прошла пресс-конференция «Проблемы реабилитации инвалидов войн и военных конфликтов. Поможем Московскому дому Чешира!». Участвовавший в ней председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей Александр Каньшин прямо заявил, что сегодня ветеранам-инвалидам очень не хватает доброты и сострадания со стороны государства, бизнеса и общественности. И в самом деле, бывшие герои войны представляют собой самую незащищенную категорию граждан в стране, интересы которой они когда-то самоотверженно защищали. И бедственное положение, в котором оказался так называемый Московский дом Чешира, – лишь наиболее яркое подтверждение тому.

Дом Чешира был построен по специальному проекту на Юго-Западе столицы в 1991 году и уже со следующего года стал использоваться по прямому предназначению – для реабилитации, медицинской и социальной помощи ребятам – инвалидам локальных войн. А название свое Дом получил в честь своего создателя – британца лорда Леонарда Чешира, ветерана Второй мировой, полковника в отставке, бывшего командира эскадрильи бомбардировщиков. После войны Чешир основал фонд помощи инвалидам и на эти средства построил в 57 странах более 400 домов для полноценной жизни инвалидов. Собственно, лордом Чешир стал только в 1990 году – королева даровала ему этот титул именно за благотворительность.

Изначально Московский дом Чешира задумывался и оборудовался всем необходимым как гостиница со специальным уходом на 20 мест для временного проживания инвалидов, приезжающих в столицу для мед- ?обследований или посещения консультаций врачей. Однако в реальности многие постояльцы оставались в Доме Чешира надолго, поскольку не могли обходиться без специальной помощи, а кому-то из инвалидов вне стен этой обители и вовсе негде было жить. Всего же в Московском доме Чешира за 17 лет получили помощь и поддержку свыше полутора тысяч инвалидов боевых действий.

И столько же времени, сколько этот Дом существует, его директор – генерал в отставке Юрий Иванович Науман ломает голову над тем, где взять средства на оплату коммунальных услуг и покупку продуктов, постельного белья, моющих средств, топлива для машин и прочего. Где взять деньги на зарплату врачу, медсестре, поварам, охранникам. Проблемы такого рода существует только у нас в России, потому что каждый Дом Чешира по завершении его строительства обычно передается тому государству, на территории которого он находится, и впоследствии содержится на бюджетные деньги и частные пожертвования. Таким образом существуют сотни Домов Чешира в разных странах, но только не в России.

Многие годы наш Дом Чешира содержался за счет благотворительности со стороны многих известных и малоизвестных широкой общественности людей. Например, со стороны губернатора-«афганца» Бориса Громова, министра сельского хозяйства Московской области Николая Савенко, Ирины Касьяновой (жены бывшего премьер-министра РФ). Посильную помощь Дому и его вынужденным постояльцам также всегда оказывали фонд «Милосердие», Всероссийская общественная организация ветеранов «Боевое братство», Академия труда и социальных отношений, «Национальная ассоциация офицеров запаса «Мегапир». Но этого подвижничества оказалось мало для выживания Московского дома Чешира – сейчас его долг составляет почти три миллиона рублей, а сотрудники не получают зарплату уже полгода. По мнению Юрия Наумана, для выхода из столь бедственного положения возглавляемый им Дом Чешира должен финансироваться из госбюджета в размере около 10 млн рублей в год.

Александр Каньшин рассказал, что в мае 2008 года в Общественной палате РФ уже проходили слушания по проблемам инвалидов войны, после чего в органы государственной власти были направлены соответствующие рекомендации. В частности, предлагалось расширить перечень мер социальной поддержки инвалидов войны, закрепить нормы компенсации потери трудоспособности военнослужащим, установить статус «член семьи погибшего военнослужащего» и «инвалид военной службы». Чиновникам рекомендовали также рассмотреть вопрос о развитии системы медико-психологической реабилитации и предоставить право инвалидам (участникам) боевых действий поступать без экзаменов в государственные вузы, техникумы и ПТУ и обучаться в них бесплатно. С тех пор прошел целый год. Какие из этих рекомендаций были воплощены в жизнь нашими госчиновниками?

Взять, к примеру, вопрос о развитии системы медико-психологической реабилитации. О создании Российского реабилитационного центра для инвалидов военной службы говорится давно и на всех уровнях. Предполагалось, кстати, что Московский дом Чешира может стать одним из объектов общей реабилитационной системы. Известно немало случаев, когда инвалиды войны, предоставленные самим себе, в конечном итоге спивались, совершали преступления или сводили счеты с жизнью. В Доме Чешира искалеченные воины не чувствовали себя брошенными, не нужными никому, наоборот – по совету Юрия Наумана многие парни-инвалиды учились, оканчивали вузы, находили работу по специальности и даже не в своем регионе, когда заработанных денег хватало не только на хлеб-воду, но и на поднаем квартиры.

Но не все такие сильные. Поэтому строить и развивать по всей стране объекты Российского реабилитационного центра для инвалидов военной службы нужно и для тех, кто не имеет жилья. Или имеет штамп о регистрации в паспорте, но реально в силу каких-то причин никогда не сможет там жить.

В этом смысле показательна история одного из пациентов госпиталя им. Бурденко – рядового Эдуарда Кулушева, военно-?служащего в/ч 64201. Он из Астраханской области, когда-то у парня умерла мать, отец жил с другой женщиной, но потом тоже умер. С мачехой парень жить не смог – сначала снимал жилье, потом пошел служить по контракту, чтобы заработать денег на отдельную квартиру. Однако в ходе боевых действий в Южной Осетии получил тяжелое ранение – у него было выбито бедро. Куда теперь деваться калеке-сироте?

А ведь парней – инвалидов войны с похожими бытовыми проблемами у нас в стране очень много. Так почему бы государству не содержать пансионы для инвалидов войны – «афганцев» и «чеченцев», в которых бы израненные бойцы не ощущали себя обузой для окружающих и более комфортно, с достоинством проживали свой век? Не жалеет же государство денег на обустройство сочинской Олимпиады! Вкачивает же в отдельно взятый регион такую уйму средств, что их хватает даже на постройку самой крупной в Европе мечети? Берется же построить футбольные стадионы сразу в нескольких городах для проведения чемпионата мирового уровня! Кстати говоря, часть бюджетных средств даже удастся сэкономить за счет обслуживающего персонала таких пансионов, если туда призывать молодых людей на альтернативную службу.

20 мая в Общественной палате Российской Федерации проходил всероссийский форум «Общество и ветераны: консолидация и сотрудничество». На него были приглашены представители администрации президента РФ, Федерального собрания, Счетной палаты, отдельных министерств, ветеранских объединений России и зарубежья, организационного комитета «Победа». Участники форума рассматривали проблемы координации и взаимодействия ветеранских объединений, межведомственного взаимодействия органов государственной власти в деле соцобеспечения и соцзащиты ветеранов, инвалидов войны, боевых действий и военной службы. Особое внимание было уделено вопросу совершенствования законодательства о ветеранах – например в части, касающейся их социально-правового статуса. Обсуждалась и инициатива членов Общественной палаты РФ о необходимости создания нового ведомства – Министерства по делам ветеранов. Наряду с другими, естественно, затрагивались и проблемы реабилитации инвалидов, получивших ранения и контузии в «горячих точках».

Хотелось бы надеяться, что по окончании этих слушаний руководители страны станут более чутко реагировать на чаяния соотечественников, иначе уже в обозримом будущем граждане начнут массово уклоняться от прохождения военной службы, видя, как государство не несет никаких обязательств перед своими защитниками.

Вадим УДМАНЦЕВ

Опубликовано в выпуске № 20 (286) за 27 мая 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...