Версия для печати

Военная доктрина России и реальность

Корабельников Александр
Мир - на пороге Третьей мировой войны. Естественно, возникает вопрос: отвечает ли изменившейся политической и военной обстановке существующая Военная доктрина России? Предполагаю, что постановка этого вопроса может подвергнуться ожесточенным "атакам" со стороны оппонентов, основным козырем которых будет временной параметр. Ныне действующая Военная доктрина, можно сказать, вышла только из "ясельного возраста". Так почему же возникла острая необходимость в корректировке ее содержания? США и НАТО, учитывая, что ныне действующая доктрина России по ряду вопросов в какой-то мере согласована с их отдельными доктринальными установками или даже повторяет их, уточнили свои военные доктрины. Особое значение, с точки зрения военных интересов России, имеют уточнения, внесенные в военные концепции США.


ПОРЯДОК ПО-АМЕРИКАНСКИ СТАЛКИВАЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО В БЕЗДНУ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


Мир - на пороге Третьей мировой войны. Естественно, возникает вопрос: отвечает ли изменившейся политической и военной обстановке существующая Военная доктрина России? Предполагаю, что постановка этого вопроса может подвергнуться ожесточенным "атакам" со стороны оппонентов, основным козырем которых будет временной параметр. Ныне действующая Военная доктрина, можно сказать, вышла только из "ясельного возраста". Так почему же возникла острая необходимость в корректировке ее содержания? США и НАТО, учитывая, что ныне действующая доктрина России по ряду вопросов в какой-то мере согласована с их отдельными доктринальными установками или даже повторяет их, уточнили свои военные доктрины. Особое значение, с точки зрения военных интересов России, имеют уточнения, внесенные в военные концепции США.
{{direct_hor}}
Так, в конце 2002 г. США окончательно разработали и официально утвердили новую доктрину действий в XXI в. В основе ее, нередко называемой доктриной Буша, лежит идея преэмптивной войны и преэмпции.


Наши Вооруженные Силы нужно ориентировать на ведение отечественной войны.
Фото Леонида ЯКУТИНА
Главный смысл преэмпции в доктрине Буша - захват, овладение чужим суверенитетом. Преэмптивная война нужна для того, чтобы в самом зародыше или даже раньше (еще до зачатия) предотвратить угрозу национальной безопасности США. То есть захватывать ("брать") враждебные государства до того, как они окажутся в состоянии нанести удар. Который совершенно не очевиден и который, как сказано в национальной стратегии, "может еще не окончательно вызреть".

Если исходить из первой пробы пера, то, с точки зрения преэмптивной войны, война против С. Хусейна является абсолютно закономерной, даже если никогда никакого оружия массового поражения в захваченном Ираке не будет найдено.

ДОКТРИНА БУША

Следует полагать, что доктрина Буша носит не временный и не технический характер, она основывается на построении глобального порядка на основе преэмптивных войн. И порядок этот зиждется на достижении глобального господства и гегемонии любой ценой и на деле является принципом и ведущим механизмом Третьей мировой войны. Поэтому порядок по-американски оказывается хаосом и сталкиванием человечества в бездну мировой войны.

Развитие военно-политической обстановки позволяет сделать вывод о том, что список стран-изгоев, входящих в "ось зла", не закрыт, то есть не является окончательным. Одновременно с решением частных задач с такими странами Соединенные Штаты решают главную - расшатывание военно-политической обстановки в России, прикладывая невероятные усилия для доведения ее до гражданской войны. В этом-то собственно и состоят "прелесть" и творческая находка доктрины Буша.

Существенным с точки зрения национальной безопасности России является то, что завершается разработка новых военных доктрин восточноевропейских государств, входящих или стремительно рвущихся в НАТО. Их руководство теперь исходит из преимущественной защиты своих стран от угрозы не с Запада, как было прежде, а с Востока. Военные доктрины некоторых постсоветских республик, ныне независимых государств, не менее агрессивны. Наглядным примером служит политика руководства Грузии, Азербайджана, проводимая в отношении сопредельных государств.

Действующая Военная доктрина была официально объявлена в России доктриной переходного периода. Однако задолго до завершения переходного периода (так как срок его окончания не обозначен), по сути, не все требования в доктрине оказались приемлемыми на практике. Например, выявилось несоответствие доктринальных установок реальным военным угрозам, условиям возникновения и ведения современных войн, а кроме того, недостаточная обоснованность выдвигаемых требований к строительству и подготовке Вооруженных Сил РФ, способам ведения военных действий и ряд других. Уже только изложенное выше настоятельно требует уточнения положений Военной доктрины. К тому же мы должны исходить из того, что все ее положения не могут быть незыблемы.

Необходимо учитывать и то, что военная доктрина должна быть гибкой, позволять своевременно уточнять базовые положения, приводить их в соответствие со складывающейся военно-политической обстановкой. Все это закреплено в ее определении: "Военная доктрина, принятая в государстве на данное (определенное) время, - система взглядов на сущность, цели, характер возможной будущей войны, на подготовку к ней страны и Вооруженных Сил и на способы ее ведения".

ЗАДАЧА - УКРОТИТЬ РОССИЮ

К чему же сводятся противоречия в каждом из трех разделов Военной доктрины? Так, в политическом разделе определены отношение государства к войне; возможный ее политический характер; подготовленность основных военно-политических целей и оборонных задач; общие принципы организации национальной и коллективной безопасности; политические меры по предупреждению войны. Важнейшие из них сводятся к следующему.

Прежде всего это отношение к войне, ее политическому характеру. Так, в доктрине определено, что война как средство разрешения межгосударственных, межреспубликанских и внутриреспубликанских противоречий себя изжила, то есть стала недопустимой. В первую очередь это относится к ядерной войне. С учетом этого в качестве приоритетной политической и военно-стратегической задачи выдвигается предупреждение войны во всех ее формах и видах.

Что касается политического характера возможных войн, то в настоящее время наша Военная доктрина исходит из того, что мировая война как глобальное столкновение общественных систем снимается с повестки дня. Причем резко ограничена вероятность мировой глобальной войны не только с применением ядерного оружия, но и с использованием обычного оружия. Одновременно с этим утверждается, что вполне допускается возможность крупномасштабных всеобщих и ограниченных войн, региональных войн между группами государств, локальных войн между отдельными государствами как в отдельных районах, так и в непосредственной близости от границ РФ.

Другая характерная политическая черта всех современных войн согласно нынешним военно-доктринальным установкам России состоит в том, что преобладающим мотивом их развития будут социально-экономические, религиозные и этнические причины, территориальные и иные споры, что отнюдь не снизит их ожесточенности.

Так в чем же просматривается неадекватность требований данного раздела Военной доктрины реалиям сегодняшнего дня? Прежде всего она просматривается в прогнозировании военных угроз. Можно ли считать серьезным вывод о том, что политический характер войны между государствами и группами государств определяется разностью интересов и целей, преследуемых ими?

Абсурдность выдвигаемой установки налицо, ибо она продиктована и навязана нам американцами. По мнению политиков США, для "укрощения" России подходит только ислам. Анализ источников войн последнего десятилетия свидетельствует, что взята на вооружение только одна технология - разжигание православно-мусульманского конфликта. В ближайшие 5-7 лет только этнокультурные и религиозные противоречия будут определять судьбу нашего государства. При этом следует учитывать, что вооруженные конфликты могут возникать разрозненно в отдельных регионах или одновременно в нескольких, доходя затем до уровня гражданской войны.

Если исходить из положения доктрины, то общие военно-политические задачи РФ по своему характеру имеют сугубо оборонительную направленность. Своей главной военно-политической целью Россия ставит сохранение мира и международной стабильности, предотвращение войны, обеспечение национальной безопасности и безопасности СНГ, защиту жизненно важных политических и экономических интересов российского государства. При этом определено, что эту задачу она рассчитывает решать, не прибегая к политическому, идеологическому, экономическому, а тем более, военному насилию. Бурные события в мире, связанные с Ираком, а во внутриполитической обстановке - с Чечней и т.п., свидетельствуют о том, что эта цель нежизненна, так как не может быть обеспечена никакими усилиями (полным нежеланием политического руководства даже предпринимать какие-либо усилия).

В случае агрессии главная военно-политическая цель России состоит в отражении агрессии и ликвидации ее последствий, защите независимости и территориальной целостности своего государства. При этом она намерена ограничить свои действия главным образом решением защиты, прибегая для этого к действиям как оборонительного, так и наступательного характера. Упоминание об этой цели политиками вызывает иронию у наших соседей, толкает их на проведение всякого рода провокаций, оскорбление России. Подтверждением этому являются действия Грузии, Эстонии, Польши и т.д. Их наглость беспредельна, ибо они уверены в том, что у России нет соответствующих группировок войск, а руководство страны не может решиться на какие-либо ответные меры ввиду отсутствия политической воли.

В чем конкретное отличие военно-политической составляющей доктрины Буша? А в том, что она не допускает двоечтения. Где и когда осуществить опережающий захват, преэмпцию, будут решать сами США, когда посчитают нужным. По отношению к той стране (или земле, или народу, или континенту, или материку), к какой посчитают нужным.

Созданная доктрина тем и отличается от нашей, что она (как и подобает доктрине, то есть принципиально новой ключевой мысли и учению) создает принципиально новые измерения и возможности для мирового и глобального действия.

Вообще американцам надо отдать должное - они четко понимают свой принцип действия в мире и поэтому консолидированно действуют в глобальном масштабе. И логика, которую они выстроили к началу войны с Ираком, является железобетонной. И прекрасно усвоенной всеми американцами.

Железной логике преэмптивной войны может быть противопоставлена только логика такого же рода и силы - логика мировой державы. Любые эмоции и "благородные негодования" можно понять, но нельзя использовать при решении проблемы предотвращения хаотизации мира и человечества и при восстановлении России.

Одной из важнейших военно-политических задач нашего государства является предупреждение внутренних войн и конфликтов как в самой России, так и в СНГ. Если такой конфликт возникает, то Россия должна добиваться его урегулирования политическим путем и прекращением военных действий. В нынешних условиях данная целевая установка нереализуема, о чем свидетельствует опыт военных действий в Чечне.

В военно-стратегической части Военной доктрины дается оценка характера возможных войн и вооруженных конфликтов, содержания военно-стратегических задач, направлений военного строительства, способов применения Вооруженных Сил, организации обороны государства, подготовки населения и страны к войне. Все эти вопросы, как известно, непосредственно относятся и к Военной стратегии. Доктрина на этот счет определяет лишь общие и принципиальные требования, связанные прежде всего с направленностью военно-политического курса государства. В зависимости от масштабности решаемых задач, он представляется в трех ракурсах.

Дальнеракурсный стратегический курс России предлагается проводить исходя из осмотрительного военного сближения с США, европейскими странами НАТО и Китаем. Нужно разработать такую стратегию, которая позволила бы окончательно освободиться от военного противостояния с указанными государствами. Причем намечается исходить из возможности разновариантного развития российско-американских, российско-натовских и российско-китайских отношений, разрабатывать стратегию, соответствующую прежде всего наиболее сложному и опасному из этих вариантов.

Ближнеракурсный стратегический курс предполагается строить на дифференцированном отношении к различным группам соседних государств с расчетом создания вокруг России пояса, если не союзных, то, во всяком случае, дружественных или по крайней мере нейтральных государств. Военная стратегия учитывает вероятность возникновения в этом поясе остроконфликтных ситуаций, любая из которых может поставить под угрозу российские интересы. Поэтому предполагается разработка и подготовка соответствующих ответных или упреждающих действий для противодействия такой угрозе.

Внутриракурсный стратегический курс должен иметь целью стратегическую консолидацию всех стран СНГ с образованием в пределах их территории единого стратегического оборонительного пространства и всемерным развитием всех форм военного и военно-технического сотрудничества. Вопрос в том, есть ли политическая воля у государств Содружества.

ТРИ СРАЖЕНИЯ

В Военной доктрине определен характер военных действий в войнах всех уровней, обстоятельно рассмотрены задачи Вооруженных Сил в мирное и военное время. Однако если проанализировать военно-политическую обстановку в мире за последний год, то вышеуказанные установки можно отнести к области фантастики в лучшем случае, а в действительности они носят губительный характер. Нет сомнения в том, что такая постановка вопроса вызывает шквал критики и негодования.

Однако попробуем разобраться. Если в данном анализе исходить из общих подходов, то можно утверждать со всей очевидностью, что Россия сейчас ведет как минимум три войны. Первую - на стороне США с исламским миром, вторую - с Китаем и Японией за Дальний Восток, третью - с Западной Европой за Калининградскую область и Белоруссию. В каждой из перечисленных войн свои способы ведения военных действий, которые навязываются наступающей стороной. Так, исламисты в противоборстве применяют в основном "террор". Китай ведет войну, применяя излюбленный способ - просачивания на нашу территорию, легализации и освоения ее. Япония - дипломатическую (основанную на подкупе) и экономическую войну за Курилы, Германия - информационную (суть последней - внедрить в умы собственной молодежи мысль о временности российской оккупации Калининградской области).

В первой из названных войн мы зажаты между двумя противоборствующими сторонами: иудо-христианской и мусульманской. Эта война наиболее понятная, хотя и называется антитеррористической операцией. Чеченцы - передовой отряд исламского мира. Война с Китаем пока не рассматривается как война в классическом ее понимании, как форма вооруженной борьбы, хотя исключить такой поворот событий нельзя. Все эти войны как отдельные сражения в конце концов образуют новую мировую войну. А в соответствии с изменившейся военно-политической обстановкой должна быть уточнена не только военная доктрина, но и военная стратегия.

А если в настоящее время и вносятся какие-либо коррективы в содержание стратегии, то, как правило, не отвечающие национальным интересам русского народа. Так, например, новая военная стратегия при оценке военно-политической обстановки на Ближнем Востоке существенно будет отличаться от официальной. Если исходить из того, что покорение Ирака Соединенными Штатами крайне выгодно для будущего нашего народа, тогда почему для русских выгоден захват нефтеносных месторождений нашими конкурентами из США?

Во-первых, свержение режима С. Хусейна влечет за собой утверждение штатовских нефтяных компаний в Персидском заливе, что приведет к падению мирового уровня цен на нефть до уровня себестоимости той нефти, которую добывают у нас в России. Это приведет к краху государственной финансово-экономической системы, которая построена олигархами. В итоге у нашего правительства не останется ни финансовых средств, ни рычагов управления для воздействия на общественные процессы в России.

Во-вторых, считалось, что уничтожение диктатуры С. Хусейна вызовет снижение глобального уровня исламской экспансии как в Европе, так и во всем мире и, значит, что самое главное, - у нас в России. Проще говоря, исламские клерикальные режимы подожмут хвост, которым они усиленно махали на межгосударственном уровне.

В-третьих, исламисты после уничтожения пусть и не мусульманского режима С. Хусейна, а просто ближневосточной светской диктатуры, несмотря на страх своих государственных лидеров, не оставят желания строить всемирный халифат. Это желание заставит их действовать более изощренными методами, что даст в наши руки самые сильные политические козыри.

Таким образом, уничтожением режима С. Хусейна руками США на Ближнем Востоке положено начало завершающего этапа уничтожения мира, сложившегося в результате Второй мировой войны, потому что на Ближнем Востоке должны будут сойтись в открытой схватке две цивилизации: белая (постхристианская) и южная, цветная, находящаяся в данный момент на подъеме, - исламская. При этом надо исходить из того, что США, разрушая Ирак, стремятся разрушить Россию. Нечто подобное было 12 лет назад, когда США, напав на Ирак (с одобрения Горбачева), в итоге добили социалистическое мировое сообщество.

В сложившихся условиях парадоксальным становится принцип, согласно которому Вооруженные Силы РФ должны создаваться в соответствии с требованиями разумной оборонной достаточности, быть разумно ограничены по своему составу, но и в то же время обладать мощным боевым потенциалом.

Основные установки и критерии военно-технического и экономического разделов Военной доктрины содержат положения и требования, определяющие цели и направленность военно-технической политики России, принципы технического оснащения Вооруженных Сил, характер военно-технического сотрудничества с другими государствами, развития военно-промышленной базы, подготовки к обороне. Однако следует отметить, что в самом критическом состоянии находится практическая реализация положений данного раздела доктрины.

Подтверждением вышеизложенного может служить пример с разработкой долгосрочных программ развития оружия и техники. Программа реалистична. Однако последствия коренной структурной "перестройки" оборонно-промышленных отраслей и системы государственных военных заказов, а также внедрение в военное производство "новых финансово-экономических механизмов" и "конкурентной" контрактной системы заказов сорвали ее реализацию.

Итак, в содержании Военной доктрины уже на момент ее принятия имелись серьезные недостатки. К ним следует отнести неопределенность так называемого переходного периода, на который она рассчитана; абстрактный характер военно-политических и стратегических установок; отсутствие глубокого анализа политической и военно-стратегической ситуации в стране, а также тенденции ее развития; не рассмотрены место и интересы России в новой геополитической ситуации; не определена долгосрочная политика по отношению к США и НАТО, в связи с чем трудно рационально анализировать и прогнозировать военные угрозы, определять возможную направленность их развития.

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Вызывает недоумение и тот факт, что в доктрине отсутствует конкретная оценка возможных театров военных действий (в действительности они проявились), форм и способов вооруженной борьбы в войне. Некоторую настороженность вызвали положения ядерной политики Российской Федерации. Однако однозначную отрицательную реакцию вызвала впервые зафиксированная в Военной доктрине установка на возможность применения Вооруженных Сил для разрешения гражданских конфликтов.

Так каковы же предложения по уточнению положений Военной доктрины? Необходимо прежде всего определиться с сущностью и классификацией войн.

На мой взгляд, война - это особое состояние общества, связанное с резкой сменой отношений между странами и переходом к применению вооруженного насилия для достижения геополитических целей.

Войны отличаются по пространственному размаху, политическим целям, применяемым средствам.

В современных условиях возникает необходимость в более гибкой и разновариантной военной стратегии, обеспечивающей эффективное решение оборонных задач в различных условиях военно-политической обстановки. Однако во всех случаях она должна быть ориентирована на ведение отечественной войны.

Отечественная война - это война за сохранение территориальной целостности и государственной независимости, за духовные идеалы, избранные народом, за право самостоятельно выбирать политический и государственный строй.

Отечественная война, которую навяжут России, будет носить общенародный характер, в ней примут участие все слои общества. Она будет носить тотальный характер, ибо задача спасения своего Отечества потребует мобилизации всех сил - физических и духовных.

Сложность внутриполитической обстановки потребует от народа и армии одновременно вести и гражданскую войну. Гражданская война - это особое состояние общества внутри государства, характеризующееся вооруженной борьбой за власть между политическими группировками, движениями и организациями с вовлечением значительной части населения страны. В этом варианте развития событий будут тесно переплетаться типовые действия войск с действиями иррегулярных сил, ополченческих формирований и партизанской борьбой.

Важнейшей отличительной чертой военных действий будет то, что в ходе войны обе стороны (войска, отражающие агрессию, и войска, ведущие борьбу с "пятой колонной") почти постоянно одновременно будут действовать на многочисленных внешних и внутренних фронтах. Последние могут возникнуть либо внезапно, либо в результате постепенно назревавших кризисов, массовых восстаний и мятежей, нередко охватывающих огромные пространства и, естественно, требующих привлечения немалых сил. Поэтому перед стратегией той и другой стороны постоянно будет возникать задача подавления повстанческо-партизанских выступлений в своем тылу и одновременного поддержания аналогичных действий в тылу противника, непрерывность согласования с ними операций, проводимых регулярными войсками.

Хотелось бы обратить внимание и на еще одно обстоятельство, которое непременно наложит отпечаток на военную стратегию. Суть его сводится к тому, что нашим Вооруженным Силам предстоит в основном действовать по внутренним стратегическим направлениям. А это потребует от руководства своевременно и правильно устанавливать, откуда будет угрожать наибольшая опасность, чтобы на данном направлении сосредоточивать основные силы и средства. И уже после этого определять, какого противника уничтожить необходимо в первую очередь, какие виды стратегических действий нужно применить на различных фронтах, а также какие стратегические перегруппировки осуществить для создания необходимого перевеса.

Следует полагать, что главной особенностью войны, которую придется вести России, будет являться ее беспримерная бескомпромиссность и беспощадность. Она не может закончиться иначе, как полной и безраздельной победой одной стороны и столь же безоговорочным поражением другой. Однако возможно и заключение каких-либо перемирий, пусть даже временных, закрепляющих, например, отторжение оспариваемых территорий. Тогда на оккупированной территории, кроме того, необходимо организовывать национально-освободительную войну. Национально-освободительная война - это война народа на части территории или региона страны, захваченной противником, ведущаяся с целью освобождения от порабощения и защиты государственного суверенитета.

Это надо понять. Подтверждением служат результаты "труда" оккупационных войск в Ираке. Там осуществляется последовательное и систематическое уничтожение "неправильного" или "лишнего" населения. И это истребление населения Ирака в частности, а человечества в общем, является "гуманным в высшей степени", поскольку никто специально не хочет убивать, поскольку убивают по необходимости, поскольку даже глагол при реализации преэмптивной войны и построении империи свободы должен быть безличным - как вечереет или светает - не убиваю, не убиваем, а убивается.

Ни политики, ни военные не являются киллерами. А тысячи и тысячи людей гибнут и умирают. Умирают народы, умирают государства. Вот "чудесная" сторона современных войн. Поэтому, получается, и глагол должен быть безличным - убивается и вымирается...

НЕОБХОДИМЫ НОВЫЕ ПОДХОДЫ

Пока можно с полной уверенностью сказать об отсутствии понимания доктрины Буша в России, а следовательно, о ее опасности для нас. Исходя из содержательной части руководящих документов, можно сделать вывод, что неофициально высшее военное руководство восприняло американскую стратегию весьма позитивно. Другой вопрос - займутся ли собственной военной доктриной, создадут ли что-нибудь новое в противовес существующей, которая не содержит никакой стратегии превентивности.

В современных условиях требуются новые подходы в определении стратегических критериев времени и пространства. Если исходить из установок Военной доктрины, то она нас ориентирует на завершение войны в возможно более короткие сроки (от нескольких месяцев до двух лет). Что касается оперативных и стратегических задач, то сроки их выполнения должны определяться, сообразуясь с реальными возможностями и условиями обстановки. Однако вышеуказанные требования могут быть реализованы при упреждении противника в действиях, в развертывании Вооруженных Сил, в нанесении огневых ударов, в способности в сжатые сроки готовить операции и вести их в более высоких темпах, чем это доступно противнику. Как и прежде, это составляет главное и определяющее условие захвата и удержания стратегической инициативы в своих руках. Исходя из состояния Вооруженных Сил выполнение данного требования крайне проблематично. Поэтому в своих разработках мы должны ориентироваться на ведение продолжительной войны.

Резко меняются подходы к категориям стратегического пространства. В своих оценках мы руководствуемся положениями уставных документов периода Советского Союза, когда Вооруженные Силы были расположены в пределах территории, на которой предполагалось их развертывание. С распадом СССР эта территория значительно сократилась. Отсюда вытекают по меньшей мере три обстоятельства:

- сокращаются внутренние стратегические линии, по которым возможен маневр Вооруженных Сил при их стратегическом развертывании, но вместе с тем возрастает уязвимость внутренних районов страны;

- повышается значимость приграничных районов, которые при новых условиях должны быть удержаны любой ценой;

- расширяется глубина пространства, в пределах которого предстоит наносить огневые удары и проводить операции в случае переноса военных действий на территорию противника.

Несоответствие требуемых показателей категории времени и пространства ярко проявляется в военных кампаниях в Чеченской Республике. Гражданская война в Чечне определена как контртеррористическая операция. Однако под понятие операция процессы, происходящие в Чечне, явно не подходят ни по времени, ни по пространственным показателям.

Поэтому в любом случае в стратегических планах Российской Федерации надо учитывать возрастающую ценность пространственных факторов, предусматривать расширение сферы воздействия на противника, настойчиво стремиться к достижению превосходства над ним в маневре для решения задач на возможно больших территориях и в короткие сроки.

Необходимо остановиться еще на одном важном аспекте, который в какой-то мере должен стать определяющим фактором в реализации вышеуказанных требований. На данном этапе он в большей степени относится к психологическому. В своих оценках определения путей развития военного искусства мы ориентируемся на оборону, апеллируя к слабой оснащенности войск противника перспективными образцами вооружения и военной техники. Однако мы не учитываем опыта наших предков, которые при значительной отсталости России от передовых стран Европы минимум два раза в столетие покоряли их континент. В своих разработках и прежде всего в научных трудах необходимо эти вопросы рассматривать, а главное - воспитывать наступательный дух у слушателей.

Таким образом, изменившаяся политическая и военная обстановка настоятельно требует радикального пересмотра Военной доктрины. Особо важное значение должна иметь выработка рациональной военной политики, строго соответствующей конкретной обстановке и вытекающим из нее политическим целям, стоящим перед армией и страной, ее реальным экономическим и военным возможностям.

Александр КОРАБЕЛЬНИКОВ
полковник, доктор военных наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 17 (133) за 3 мая 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц