Версия для печати

Как избавиться от рутинности

Корабельников Александр
Кардинальное решение проблем военного образования, выведение его на качественно новый уровень - это требование специальной государственной программы "Реформирование системы военного образования в Российской Федерации до 2010 г.". При этом одна из основных задач программы - повысить качество подготовки офицеров, привести уровень их профессиональной подготовленности в соответствие с требованиями военно-профессиональной деятельности и нормативными актами РФ в области профессионального образования.


ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ВОЕННЫХ ВУЗОВ


Кардинальное решение проблем военного образования, выведение его на качественно новый уровень - это требование специальной государственной программы "Реформирование системы военного образования в Российской Федерации до 2010 г.". При этом одна из основных задач программы - повысить качество подготовки офицеров, привести уровень их профессиональной подготовленности в соответствие с требованиями военно-профессиональной деятельности и нормативными актами РФ в области профессионального образования.
{{direct_hor}}

Учить, учить и еще раз учить...
Фото Леонида ЯКУТИНА
Для того чтобы предметно говорить о проблемах военного образования и прежде всего об уровне профессиональной подготовленности и его несоответствии требованиям военно-профессиональной деятельности офицеров в современных условиях, необходимо определиться с базовыми понятиями. Так, образование - это система, элементами которой являются воспитание и обучение, целью (системообразующим фактором) - интересы человека (личности), общества, государства, а критерием эффективности функционирования - достижение обучающимся того или иного образовательного уровня. Таким образом, главной задачей образовательной политики в России является обеспечение современного качества образования на основе сохранения его фундаментальности и соответствия актуальным и перспективным потребностям личности, общества, государства.

Неотъемлемой составной частью профессионального образования является подготовка офицерских кадров, которая осуществляется в системе военного образования Министерства обороны РФ и других министерств и ведомств, в которых предусмотрена военная служба, а также военно-образовательная деятельность образовательных учреждений высшего профессионального образования, связанная с обучением граждан по программам подготовки офицеров запаса.

Итак, образование - это процесс изменения и воспитания человека, придание ему новых качеств и свойств, которых не было ранее. В настоящее время все чаще задают вопрос: может ли образовательное учреждение с его традиционной внутренней средой, отстающей от темпов изменения внешней среды, готовить специалистов, способных разрабатывать и использовать средства вооруженной борьбы по защите Отечества? Решающую роль при этом играют возможности по развертыванию армии до штатов военного времени, которые в свою очередь зависят от источников накопления офицеров запаса.

Действительно, проблемы качества образовательной деятельности в вузах существуют. Как нам представляется, одной из главных проблем на сегодняшний день является рутинность системы обеспечения качества образовательного процесса. Это проявляется в том, что система качества, существующая в вузах, слишком устарела. В ее основе лежит сплошная проверка результатов деятельности с целью отбраковки и исправления дефектов. Данная система направлена на обеспечение качества проверкой каждого результата. Именно такая система, претерпевшая косметические изменения, диктуемые временем, и существует в академиях и военных институтах. Каждого слушателя или курсанта два раза в год проверяют на пригодность в форме зачетов и экзаменов, поставив "удовлетворительно", "хорошо", "отлично". Так как это делают преподаватели в соответствии с существующей системой, качество фактически рассматривается как соответствие требованиям педагогов, уровень которых должен отражать требования ГОС. А в действительности так ли это?

Ни у кого не вызывает сомнения, что образовательный процесс требует улучшения качества, но улучшение - это не просто усилие и старание, а это специфический вид деятельности, протекающий по определенным закономерностям. В основе улучшений должен лежать процессный подход к деятельности, основным продуктом которого будут новые знания и желание учиться дальше. Если этого не произошло, то результатом является, особенно в системе подготовки военных специалистов, серьезный брак.

Вполне естественно, что требования к процессу должны соответствовать его возможностям. В этом случае дефекты минимальны. Ужесточением требований нельзя добиться улучшения, так как в этом случае возможности процесса и требования входят в противоречие и доля дефектов начинает возрастать: чем жестче требования, тем больше дефектов. Чтобы улучшить результаты, сначала необходимо улучшить возможности образовательного процесса. Затем необходимо убедиться, что улучшение произошло. После этого можно вводить новые требования, соответствующие новым возможностям процесса.

Соблюдалась ли вышеизложенная методика по улучшению возможностей образовательного процесса в академиях и военных институтах? Можно с полной уверенностью констатировать: нет. Здесь надо иметь в виду, что среди традиционных социальных институтов система образования занимает второе место по консервативности, уступая по этому параметру Церкви, но превосходя Вооруженные Силы. Оборотной стороной консервативности является устойчивость: например, школу почти невозможно реконструировать, но и разрушить ее довольно трудно. Во всяком случае, бесплановым реформам в течение полутора десятка лет это оказалось не под силу.

В образовательной деятельности академии это просматривается в следующем виде. Возьмем лишь только одну из дисциплин - тактику. Сначала сокращали темами. Когда практически свели весь курс тактики к четырем темам (оборона, наступление, встречный бой, вооруженный конфликт), приступили ко второму этапу - сокращению тем занятий. Сокращение тем тактики привело к тому, что "за бортом" оказались такие тактические действия, как преследование, расположение войск на месте, бой в окружении и выход из окружения, действия войск в особых условиях. И если исходить из результатов применения простейшего метода исследования - счета, то 90% тем тактики общевойсковой командир ни в военном институте, ни в академии не проходит. А "секвестирование" тем занятий в рамках одной оперативно-тактической задачи приводит к выработке усеченного представления об изучаемом виде боя.

Исходя из этого можно сделать вывод, что для такого инерционного механизма, как академия, такой подход оказался недостаточно системным. И тогда были разработаны и пущены в ход новые "принципы реформы". Основными целями образования вот уже в течение достаточно продолжительного времени являются воспитание самостоятельности, правовой культуры, знания экономики, права, менеджмента, социологии, политологии, владение иностранным языком и по мере возможности военным делом. Средствами достижения этих целей служат "разгрузка образовательного ядра, отказ от сциентического и предакционно цектрического подхода, существенное сокращение объемов образования, отстранение специалистов-предметников от обсуждения "своих" программ. Для унификации российского образования с международным необходимо "объективировать процедуру оценки", перейдя на систему тестов. Понятно, что столь массированного удара не выдержит никакая система, даже самая консервативная и устойчивая.

Вполне естественно, что с таким искажением образования стала и неестественной роль педагога. Если изначально призвание педагога состояло во всемерной помощи обучаемому получить образование в соответствии с требованиями жизни, то сейчас от преподавателя требуется только одно: любыми способами заставить учащегося заучить определенный набор абстрактных сведений и научить его правилам манипуляции этими величинами. В такой неестественности положения учительства - трагедия многих одаренных педагогов, воспринимающих свое призвание как творчество, а не как занудное ремесло. Понимая порочность фундамента здания современной системы образования, они не в силах преодолеть ее косность и консерватизм, оставаясь внутри этой системы. Собственно, преподаваемые в современной высшей военной школе знания применимы только для искусственной среды обитания человека, под которой понимается технокритическая цивилизация сегодняшних дней. Опытные педагоги повседневно сталкиваются в своей практике с подсознательным протестом слушателей. Чувствуя гибельность для своего мировосприятия истин прошедшего времени, слушатели требуют от педагогов новых знаний. Тех знаний, что отражают реальную жизнь планеты, все естественнее проступающую сквозь уродливые формы современного человеческого мироустройства.

Однако беда в том, что такими универсальными знаниями владеют единицы из всего корпуса педагогов. Поэтому так необходим новый подход к образованию человека. Но сами убеленные сединами, остепененные и обласканные всевозможными званиями педагогические гранды с подобной задачей вряд ли смогут справиться. Парадокс же ситуации заключается в том, что этими новыми знаниями, несомненно, владеют слушатели, большинство которых уже прошло через горнило локальных войн: В силу этого введение новой педагогики невозможно без активного участия слушателей в качестве равноправных сотрудников. А из старой системы будут востребованы только те педагоги, которые воспримут это и создадут совершенную педагогику грядущего.

Слушатель приходит в современный мир в соответствии с всеобщими законами мироздания. И следуя им, он должен быть адекватен условиям земной жизни, поскольку все искусственное, отклоняющееся от этих естественных законов рано или поздно сметается с лица земли. А поэтому современный педагог - это учитель жизни, а не придуманного неестественного мира (процессов, происходящих в бою или операции) изощренного человеческого ума. В реалии же в наших военных учебных заведениях существующая система обучения только калечит слушателей. И происходит это через умозрительное введение учебных стандартов, в которые разработчики стремятся вогнать неполные проявления процессов боевой действительности. Вкладывать в головы совершенно разных по индивидуальным способностям слушателей стандартный набор знаний есть насилие над личностью. Но ведь по сути все так и есть - обществу нужен предсказуемый "человеческий материал" в каждом новом поколении. А для этого и нужны образовательные стандарты.

Образовательные стандарты - это не новое изобретение. Когда-то средневековая Европа вынуждена была ввести образовательные стандарты ради того, чтобы в кратчайшие сроки выйти из мрака невежества. Такая необходимость диктовалась отставанием Запада от Востока в развитии общественной жизни. Принудительно заставив своих жителей стать носителями вполне определенных профессиональных качеств, что достигалось конвейерным методом привития им стандартных знаний, Европа резко ускорилась в своем развитии. При этом следует отметить, что стандартизация людей и их мировоззрения вынудила общество развиваться по технократическому пути, по аналогии с техническими системами, создающимися на основе технических стандартов.

Просвещенный же Восток в системе образования своих жителей основывался не на массовости и штампах посредственности, а на индивидуальном подходе к обучаемым. Такой подход - единственно известный человечеству способ максимального раскрытия природных дарований людей. И все-таки Восток уступил Западу в освоении геополитического ландшафта, и прежде всего из-за того, что механистическая модель западного общества культивирует агрессивность как необходимый элемент своего жизнеустройства. Главенство моральных принципов жизни на Востоке не предполагает вскармливания агрессивности внутреннего мира человека.

Современный Запад медленно, но верно дрейфует в сторону того, к чему на Востоке пришли еще в средние века: в западной системе образования все более делается упор на индивидуальность. Для развития человечества важна многоцветная палитра талантов его представителей, а не серая рать биороботов. В военном деле это особенно актуально. Именно в свете вышесказанного нашим "генералам от образования" необходимо осознать пагубность стандартного обучения. Творческая педагогическая мысль просто обязана создать новую концепцию военного образования.

Почему так трудно пробиваются ростки нового на педагогической ниве? На наш взгляд, потому, что всесторонне развитые личности неудобны власть предержащим, поскольку их мышление и образ жизни не поддаются контролю, выработанному с ориентиром на усредненного гражданина. Но так не может быть вечно: вектор эволюции земного сообщества направлен на проявление нестандартных людей, и остановить процесс их воспитания и образования уже вряд ли кому удастся. И педагоги, которые способны ощущать это веление времени, щедро дарят радость нового осмысления окружающей их действительности. Осознать же эту тенденцию обязаны прежде всего преподаватели оперативно-тактических дисциплин. В противном случае оставшиеся на прежних позициях будут мягко отставлены в сторону набирающими мощь образовательными процессами: важно развитие многогранности человеческой натуры, а не производство очередного винтика бездушной машины современного общественного устройства, или "классного специалиста" в охране капиталистической собственности. И хотя переход на новую педагогику потребует серьезных интеллектуальных вложений общества, отдача от нее будет безмерна.

Оторванность от реалий официальных педагогических концепций, калечащих души молодого поколения, вынуждает наших педагогов отправлять в большую жизнь своих учеников с ущербной жизненной позицией. Рано или поздно каждый преподаватель переживает состояние внутреннего конфликта, когда он должен избрать для себя один из следующих вариантов своей профессиональной деятельности: либо изменить профессию, либо занять формально-бездушную позицию в отношении обучаемых, либо бороться с системой. Конечно, воевать с системой в одиночку самоубийственно. Так что же делать? Полагаем, что высшая доблесть педагога сегодняшнего дня состоит во всемерном расширении своего педагогического арсенала в части преподавания благородных истин высокодуховного Человека. Но при этом все обучаемые должны быть вооружены своим преподавателем пониманием всех тягот жизненного пути такого Человека (прежде всего военного).

Сам совершенствуясь, преподаватель непременно будет лучше других: сам уважая и любя людей, он заставит и других делать то же; сам двигаясь вперед, он поведет других за собой. Если преподаватель сознательно с любовью будет развивать способности свои и обучаемых, видя важность своего назначения, бесконечное поприще радостного труда откроется перед ним, потому что это поприще охватывает чуть ли не все области человеческой жизни.

К чему приводит так называемое "классическое воспитание и образование"? К консервативности, поскольку эта система нацелена исключительно на информирование обучающихся и не предполагает их самостоятельности в освоении окружающего мира. Педагоги и обучаемые вынуждены работать в механическом режиме приема-передачи тех или иных информационных сообщений. Помимо того что это приводит к омертвлению учебного материала, такая методика преподавания совершенно не предусматривает творческого применения к боевой обстановке уже полученных знаний. А ведь социальное окружение человека (боевая обстановка как ее критическое состояние) - это жесточайший экзаменатор того, что же реально представляет конкретный человек в жизни. Слушатели интуитивно чувствуют, что современная военная школа скрывает от них нелицеприятные реалии жизни. Некоторые слушатели бунтуют против всей этой схоластики, формализуя свои взаимоотношения с кафедрами и академией до минимальных пределов.

Вполне понятно, что многие научные знания уже мертвы. И эти "трупы" смердят и отравляют еще все живое. Ни у кого не хватает духа произвести ревизию, отделить новое от мертвого: жрецы священной коровы, в которую произведена наука как таковая, насмерть стоят на пути любого, дерзнувшего высказать мысль о необходимости ее "лечения". Естественно же процессы жизнедеятельности не могут навести порядок в данной среде, поскольку знания позитивистской науки "прописаны" в неестественном мире, созданном человеком на погибель себе. Сколько существует ученых, стремящихся навязать обществу свои мертвые доктрины, вряд ли кому известно. Они оперируют понятиями и теориями, которые не нуждаются в формальной доказательной базе. Однако эти знания легко доступны и открыты широким массам, которые активно впитывают в себя слова, речи, декларации, призывы академиков новой формации. Тогда как на развитие классической науки требуются значительные инвестиции.

Как свидетельствуют реалии сегодняшнего дня, в наибольшей степени культивация и консервация мертвых знаний происходит в образовательной системе. Вне всякого сомнения, она должна кардинально измениться. И с этим, пожалуй, наилучшим образом справятся молодые педагоги, способные к творчеству. Учебный процесс, построенный на методической базе прошлого опыта и устаревшей модели мироздания, пробуксовывает в современных условиях. Слушатели требуют изменения как самих педагогов, так и всего того, что они преподают. Только незашоренные отжившими постулатами педагоги способны пройти аттестацию слушателей. Остальные - ремесленники и бракоделы, лишенные призвания Учителя, - просто обязаны поменять профессию, уйти из образовательного учреждения.

Необходимо остановиться еще на одном моменте. О направлении главного удара легионеров, который наносится в данное время по сфере российского национального образования. О главном ударе говорить не вполне корректно. Ибо идеологические диверсанты со всех сторон обхаживают российскую систему национального образования. Естественно, педагогическая традиция России, складывавшаяся веками, концептуально сопротивляется непрошенному вторжению инородного влияния. Консерватизм традиционной русской школы является надежным предохранителем, препятствующим развитию неуправляемого хаоса в отечественной системе образования. А предпосылок к такому развитию ситуации - превеликое множество. Однако следует отметить, что консерватизм существует двух видов: конструктивный и догматический. При этом последняя разновидность консерватизма в нашем образовании наиболее широка. Его исповедует большинство чиновников всех иерархических уровней образования. Чисто по человечески этих функционеров, управляющих образовательным процессом в объеме той или иной правомочности, можно не только понять, но и одобрить: человечество не знало иной формы отправления государственных функций, помимо бюрократической. Поэтому должностные инструкции требуют от любого чиновника выполнения его прямых обязанностей. Педагогический чиновник-догматик, как правило, официально не поддерживает идущие "снизу" нововведения, поскольку, верный своему служебному долгу, он должен исполнять только инструкцию. Любая педагогическая новация имеет шанс на воплощение в образовательной среде только в случае выпуска соответствующей инструкции по этому поводу. Выпуск же такой инструкции - дело нелегкое, нескорое и неблагодарное. Это хорошо им известно. Наглядным подтверждением служит попытка разработки "Концепции оперативно-тактической подготовки слушателей и курсантов в вузах Министерства обороны Российской Федерации".

Еще хотелось остановиться на одном важном моменте, который требует четкого определения критериев инновационных процессов педагогической деятельности как от функционеров системы образования, так и от педагогов-новаторов. Это относится к проблемам мировоззренческого характера, которые ежедневно довлеют как над педагогом на занятиях, так и над обучаемым. Теперь же можно вполне определенно констатировать тот факт, что с 1991 г., то есть с момента ликвидации Советского Союза, учитель как знаковая фигура учебного процесса был определен государством на заклание мировоззренческому хаосу в образовательном учреждении. Именно в 1991 г. государство провозгласило запрет на любые формы государственной идеологии, что было отражено в Конституции РФ (статья 13: "1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной:"). Это событие еще длительное время сопровождалось проявлением бурного восторга поборников "прав человека": каждый гражданин приобретал неотторжимое право на любые убеждения, в том числе и на веру во всякую чертовщину. И вот спустя полтора десятилетия мы имеем удручающую картину разброда и шатаний населения в вопросах личностного отношения к жизни. Как говорится, кто в лес, кто по дрова.

Человеку, а особенно военному, необходимо во что-то верить, ради чего имеет смысл жить и что-то делать. Лишившись государственной идеологической соски, свободные в своих душевно-умственных пристрастиях россияне после первоначального опьянения собственной важностью в вопросе формирования своих личных убеждений, не привязанных к господствующей в обществе парадигме, растерялись. Во-первых, оглушила широкая номенклатура предлагаемого идеологического товара. Во-вторых, самостоятельность в личных убеждениях оказалась страшной (эффект холопа, отпущенного на волю). В-третьих, души людей опалило одиночество и полнейшее равнодушие окружающих к убеждениям отдельного человека. А внятной духовно-нравственной доктрины, на которой должно стоять Российское государство, так и не прозвучало от первых лиц страны.

А что делать в такой ситуации преподавательскому корпусу? Ситуация не ординарная, характеризующаяся полнейшей незащищенностью душ людских, обезоруженных отрицанием всего иррационального, привела многих, в том числе военнослужащих, к еще более тяжкому гнету идеологических установок новоявленных вершителей людских судеб (мессий, проповедников, криминальных авторитетов, зарубежных финансистов, директоров различных благотворительных фондов, частных бизнесменов и т.д.). Ситуация действительно трагикомична: нет государственной идеологии, то есть принципов духовной жизни общества, а значит все, без исключения, усилия разобраться с мировоззренческим хаосом в головах слушателей противозаконны. Смешнее не придумаешь! Ни у одного государственного деятеля не хватает смелости прямо признаться преподавательскому корпусу в том, что эти мужественные люди обречены стать жертвой на алтаре безраздельного господства бездуховности, которая, оказывается, является стержнем внешней и внутренней политики Российского государства.

Для преодоления обозначенных и вновь возникающих проблем в обществе вполне очевидно, что в настоящее время важнейшим приоритетным направлением государственной политики должно стать формирование единой государственной системы национального воспитания и образования, охватывающей все возрастные границы и одинаково реально доступной выходцам из всех слоев общества. Это особо актуально для подготовки офицерских кадров, которым в случае отмобилизования на случай отражения агрессии придется работать с представителями всех слоев населения страны. Создание такой системы требует прежде всего подготовки и переподготовки на единой методологической основе педагогических кадров, находящихся (в силу специфики своей работы) в наиболее сложных условиях.

Совершенно очевидно, что современный педагог должен уметь граждански и творчески мыслить: предвидеть результат своих действий, отчетливо чувствовать меру личной ответственности его и как за ближайшие, так и за отдаленные результаты своей деятельности. Не ограничивая преподавание передачей более или менее широкой суммы знаний, он обязан включать в него целенаправленное формирование отношения учеников к познаваемому миру, а для этого, естественно, необходим высокий уровень духовной культуры самого педагога. Это означает сформировать в его сознании целостное видение мира во взаимной связи и взаимной сложности происходящих в нем процессов, понимание нравственного роста и нравственного существования человека в мире, знание и понимание возможностей и способов воздействия на человека произведения искусства и средств массовой информации и т.д.

Для привития далеко не полного перечня духовных качеств преподавателю необходимо в ходе методической подготовки и самообразования реализовать, как представляется, следующие программные установки. Для преподавателя особенно важно развитие воображения - внешней формы образного мышления, которое дает человеку способность предвидеть, то есть чувствовать, видеть потенцию развития действия или возможности, заключенной в человеке. Чрезвычайно важно воспитание у педагога строго научного мышления, и оно начинается с умения выявлять структуру решаемой проблемы - и в изучении своего предмета, и в воспитании слушателей.

Важным в методической подготовке преподавателя является направленность мероприятий, связанных с идеологической деятельностью. Она выражается прежде всего в плоскости нравственной (оценка человека и норм его поведения), политической и правовой (оценка общества, коллектива), эстетической (оценка природы, человека, общества, их взаимоотношений). Значимость для педагога развития идеологического раздела духовной культуры несомненна, поскольку идеологические представления и учения могут быть гуманистическими и человеконенавистническими, патриотическими и антигосударственными. Необходимо воспитывать потребность в общении во всех конкретных формах его проявления. История культуры показывает, как воспитание в массе людей качества общительности или индивидуалистического эгоцентризма непосредственно зависит от господствующих в данной социальной среде ценностных ориентаций. Так, сплоченность народа, готовность к взаимной выручке и даже к самопожертвованию являются отличительной особенностью периодов развития и расцвета общественных формаций, тогда как процесс разрушения социальных связей, связанный с затуханием социальной ответственности, соответствует периодам распада.

Хотелось обратить внимание еще на один раздел данной программы, связанный с повышением уровня духовной и художественной культуры преподавателя. Именно искусству принадлежит ведущее место в формировании творческих способностей как умения выйти за пределы устоявшихся схем. Общение с искусством развивает в человеке богатое воображение, ассоциативное мышление, способность к целостному восприятию. Просвещенный преподаватель отлично понимает, что лучших, более разумных форм жизни на земле можно достигнуть не уничтожением культуры, не отрицанием ее, а ее утверждением и совершенствованием. Он знает, что лучшее, разумнейшее на земле достигается не апатией и неделаньем, не отдачей себя под власть первого попавшегося врага, а энергией и деятельностью, борьбой и победой сильнейших и разумнейших над слабейшими и неразумными. Он знает, что сила и счастье на земле достигаются постепенным выяснением того, что составляет эту высшую силу и это высшее счастье, путем борьбы и мужества, а не смерти, уничтожения или малодушия отдельного человека или отдельного народа; что жизнь людей может быть доведена путем победы доброго над злым, сильного над слабым, разумного над безумным до бесконечного развития и счастья.

Поэтому целесообразно при проведении конкурсов на замещение на должность уже начиная со старшего преподавателя обращать внимание на художественную культуру соискателя, причем не просто на его знания, а на способность интерпретировать произведения искусства. В этом усматривается залог развитой способности воображения, а следовательно, творческих потенций, умения быстро ориентироваться и находить оптимальный вариант решения любой практической деятельности. Ценность подобных качеств для педагога очевидна и неоспорима. В подтверждение изложенного хотелось обратиться к однажды высказанной мысли великим педагогом Л.Н. Толстым, которую можно представить в следующем виде. Военный педагог, верьте, великое ваше призвание. Не сомневайтесь в его величии, потому что всякое сомнение - начало гибели. Вы призваны служить благу России через армию и через служение и воспитание ее, благу всего мира, если вы любите вашу страну и верите в нее и в себя. Ваша деятельность как учителя и воспитателя полна глубокого смысла и радостного значения. Поэтому живите радостно, мужественно и напряженно, развивая себя и других, помня всегда вашу высокую цель - благо России.

Таким образом, традиционные подходы к образованию, основанные на простой передаче знаний, не работают больше в нашем быстро изменяющемся мире. Только постоянное, непрерывное образование, проходящее через все его ступени, дающие знания, умения, воспитывающее понимание, увеличивающее доступность и широко использующее новые телекоммуникационные средства, способно адаптировать человека к современному миру. Поэтому подбор, обучение и воспитание преподавательских кадров также является важнейшей государственной задачей.

Александр КОРАБЕЛЬНИКОВ
доктор военных наук, профессор, полковник,

Михаил КОЖЕВНИКОВ
член Комитета ветеранов подразделений особого риска РФ, генерал-лейтенант

Опубликовано в выпуске № 14 (180) за 11 апреля 2007 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц