Версия для печати

Как своя земля может стать чужбиной

Селиванов Александр
В "ВПК" в очередной раз затронута тема "информационных войн" - сначала в статье П. Брунтальского "Клаузевиц уже отдыхает" (№1-2007), затем в ответе на нее в статье профессора Академии военных наук С. Брезкуна "Клаузевица не отменишь!" (№5-2007). Действительно, эта проблема не теряет своей актуальности. Пока не проведено точной идентификации и серии разрушительных информационных операций против России, им не дан "ответ" в виде контропераций, не произведена "дезактивация" зараженного сознания значительной части населения, не созданы условия и механизмы для воспроизводства духа традиции, во все века спасавшего Россию и способного возродить ее вновь как великую мировую державу.


ОБ АРХИТЕКТУРЕ "ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ" ПРОТИВ РОССИИ


В "ВПК" в очередной раз затронута тема "информационных войн" - сначала в статье П. Брунтальского "Клаузевиц уже отдыхает" (№1-2007), затем в ответе на нее в статье профессора Академии военных наук С. Брезкуна "Клаузевица не отменишь!" (№5-2007). Действительно, эта проблема не теряет своей актуальности. Пока не проведено точной идентификации и серии разрушительных информационных операций против России, им не дан "ответ" в виде контропераций, не произведена "дезактивация" зараженного сознания значительной части населения, не созданы условия и механизмы для воспроизводства духа традиции, во все века спасавшего Россию и способного возродить ее вновь как великую мировую державу.
{{direct_hor}}

Мюнхенское выступление Владимира Путина стало рубежным в самоопределении России и фактически возвратило ее на путь традиционных ценностей.
Фото Леонида ЯКУТИНА
Об "информационных войнах" и манипуляции общественным сознанием в последнее десятилетие написано множество книг и статей - достаточно вспомнить работы Костина Н.А. "Теория информационной борьбы" (1996 г.), Лисичкина В.А, Шелепина Л.А. "Третья мировая информационно-психологическая война" (2000 г.), Расторгуева С.П. "Философия информационной войны" (2000 г.), Почепцова Г.Г. "Информационные войны" (2001 г.), Кара-Мурзы С.Г. "Манипуляция сознанием" (2001 г.). Однако проблемы пока остаются - как в теории, так и в практике.

Так, в статье С. Брезкуна предпринимается правильная попытка отстоять необходимость сохранения обычного и ядерного вооружения на фоне излишней увлеченности некоторых специалистов проблематикой "информационных войн". Можно полностью согласиться с подзаголовком этой статьи, выражающим ее основную суть: "Противостоять нематериальному злу, лучше имея и впредь материальный "ядерный кулак" (как и неядерный тоже - можно добавить). Однако в условиях формирования "информационного общества" и глобализации всех видов ресурсов (природных, трудовых, финансовых, инновационных, информационных) наличие вооруженных сил и оборона территории без информационной компоненты оказываются невозможными, с чем согласны многие авторы, в том числе С. Брезкун. При этом "информационная война" не снимает необходимости и возможности ведения военных действий традиционными способами, и обычно информационно-идеологические операции комбинируются с собственно военным воздействием (часто разделяясь во времени и пространстве), то есть нацелены в том числе на традиционные военные результаты - уничтожение (демонтаж, переориентацию) вооруженных сил противника и овладение его территорией (это подтверждается событиями в Афганистане, Ираке, Югославии, странах бывшего соцлагеря и СССР). Полагаем, что речь правильно вести о целостном комплексе вызовов и угроз национальной безопасности, которые имеются во всех природных и идеальных средах - на воде и под водой, на земле и под землей, в воздухе, в космосе, в информационном пространстве. Недопустимо игнорировать ни одну из этих сред, поскольку в противном случае обеспечение безопасности будет неполным, ущербным. Сочетание же композиции и значимости различных сред в той или иной войне или военной операции полагаем вопросом конкретного исследования и следующего за ним практического действия. Поэтому ни противопоставлять, ни игнорировать боевые операции в той или иной среде недопустимо, точно так же как в традиционной боевой операции недопустимо противопоставлять авиацию, пехоту, артиллерию, танки и т.д.

Активизация и порой "перегибы" в обсуждении "информационных войн" лишь отражают острую тревогу многих авторов из-за отсутствия каких-либо внятных субъектов, сил и средств в отечественных вооруженных силах, политических структурах, силовых и правоохранительных ведомствах, в государстве как комплексе институтов и в обществе в целом в осуществлении противостояния в информационных пространствах как внутри страны, так и во внешнем для нее окружении. Все действия на полях "информационных войн" в защиту России и продвижение ее интересов пока сродни партизанским либо героическим порывам отдельных людей или политических организаций, вследствие чего ряд из них носит откровенно радикальный характер, похожий на революционных "бомбистов". Слишком серьезно проигрываем мы на "информационных фронтах" на протяжении последних 25-30 лет. На замену идеологическому "оружию" советского периода пока в главной войне в России - войне за души людей - не пришло никакое другое. Поэтому акцентирование внимания на проблеме "информационных войн" было и пока остается неизбежным вследствие того, что именно этот аспект политических, идеологических и военных "сражений" оказался наиболее разрушительным по отношению к России конца ХХ в., его последствия и действующие операции продолжают наносить стране все новые и новые удары без крупных военных операций на ее территории.

Появилось и еще одно важное обстоятельство - настала пора говорить не только о защите, но и о наступлении на "информационных фронтах" вследствие начинающегося движения России вперед. Не могут остаться незамеченными некоторые принципиально важные тезисы, которые сделали выступление президента России В. Путина на конференции по безопасности в Мюнхене 10 февраля 2007 г. рубежным в самоопределении России, фактически возвращая ее на путь традиционных ценностей как в формулировке ценностей и смыслов, так и в практике осуществления политического и экономического управления. Особо обратим внимание на основной мировоззренческий посыл, который точно соответствует русской традиции: мир должен быть справедлив, морально ответствен и демократичен (в исконном смысле "власть большинства, при учете интересов и мнений меньшинства", как сформулировал эту мысль президент России). Отсюда следует - мир многополярен, взаимно уважителен, взаимно ответствен, предполагает "развитие межцивилизационного диалога".

Эти базовые принципы сформулированы В. Путиным совершенно недвусмысленно. Так, однополярность мира, по его мнению, губительна для всех, "для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна"; эта модель "является неработающей, так как в ее основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации". Отсюда призыв к ведущим странам "выстраивать более демократическую, справедливую систему экономических отношений в мире - систему, дающую всем шанс и возможность для развития", а также пожелание: "...иметь дело с ответственными и тоже самостоятельными партнерами, с которыми мы вместе могли бы работать над строительством справедливого и демократического мироустройства, обеспечивая в нем безопасность и процветание не для избранных, а для всех". Фактически это заявление о намерении России вернуть в практическую внешнюю политику традиционные российские ценности, вновь посметь "свое суждение иметь". Следующим логическим шагом должно стать возвращение этой системы ценностей во внутреннее информационное пространство, что предполагает формирование национально-ориентированной государственной информационной политики. Причем таковая есть во всех развитых странах, а наиболее активна именно в США.

В этой связи есть острая необходимость вновь обратиться к проблеме информационно-идеологического противостояния для уточнения архитектуры "информационной войны" в России, направлений информационных ударов и методов ведения информационных операций и способов противодействия им. Поясним еще раз, что сущностью информационных операций является такое воздействие на духовный мир народа противника, которое трансформирует ценности и цели, через них и посредством них подчиняя его волю (а тем самым направления практических действий) целям, задачам и воле победителя. Основной способ реализации информационных операций - формирование в обществе слоя людей с трансформированными ценностями, которые фактически становятся проводниками иной культуры, задач и целей иных государств на территории своей страны (так называемая "пятая колонна"). Причем на планете в ХХ столетии конкуренция стран и культур, "война миров" лишь усиливалась ("миров" в исконном русском смысле как укладов жизни (лада), традиций, ценностей, того смысла, который использован Л. Толстым в соотнесении "войны и мира"). Ценностно-идеологическое воздействие, осуществляемое с помощью новейших информационных средств и называемое "информационной войной", является одним из эффективных средств осуществления этой "борьбы миров".

Углубить понимание "информационной войны", как ни странно, помогает оценка К. Клаузевицем классических войн (см., например, публикацию и комментарии к недавно изданной книге: Снесарев А.Е. "Жизнь и труды Клаузевица", 2007 г.). Сущностью войны Клаузевиц считает подавление воли противника, принуждение его выполнять волю победителя, а атрибутивными признаками - вооруженные силы и овладение территорией противника. При этом ключевым является подавление воли противника, что со всей очевидностью делает возможным подавление его воли информационно-идеологическими и психологическими средствами. Но дело даже не в этом - известном - выводе. Считаем, что этим не следует ограничиваться в прочтении идей Клаузевица, так же как нет оснований искать в его трудах точных ответов на содержание современных информационно-идеологических операций.

Речь пойдет о другом - о необходимости углубить рассуждения об "информационных войнах" до осмысления таких факторов войны, как вооруженные силы, боевые информационные операции, овладение территорией противника. Так, овладение территорией наряду с традиционной оккупацией, как показывает современная история, предполагает также "нетрадиционную оккупацию" как возможность контролировать территорию и использовать ее ресурсы без физического присутствия победителя на территории побежденного. Это осуществляется за счет создания механизмов воздействия на территорию посредством управления "пространством духа" народа, сознанием и мотивацией деятельности его элит и отдельных слоев. На этом этапе оккупации трансформация "кристаллической решетки" духа, организации принципов социального общежития, политического и экономического порядка в стране является основным компонентом овладения территорией и ее ресурсами. В этой связи "защита территории" предполагает не только оборону "географической границы", но и защиту "пространства духа", традиции народа от ценностного перепрограммирования, ослабляющего духовные и, как следствие, социально-политические и военно-технические возможности страны.

Такое углубление создает необходимость расширить понимание вооруженных сил за пределы собственно военно-технических средств, включив в них интеллектуально-духовные компоненты (ценности, идеологию, цели, стратегии народов). Именно это, в свою очередь, обязывает говорить о необходимости информационных (ценностно-идеологических) подразделений, информационно-идеологическом роде войск в армии и идеологических институтов в государстве и обществе. В армии такие подразделения имеют триединую боевую задачу: работа с собственным воинским контингентом с целью формирования патриотизма и боевого духа; противодействие информационно-идеологическим операциям противника на территории собственной страны и в воинских частях; проведение информационно-идеологических операций в отношении противника (актуального или потенциального).

Следующим шагом развития в понимании "информационных войн" должна быть такая конкретизация информационно-идеологического воздействия на сознание российского человека, которая позволит выявить конкретные информационные операции, их цели, задачи, средства реализации. Общей целью всякой "информационной войны", в том числе против России, как понятно, является ослабление духа и самостоятельной воли России на уровне самосознания и народа, и элиты, и руководства страны. Но лишь идентификация конкретных информационно-идеологических операций помогает точнее выявить узловые точки воздействия.

Информационно-идеологические операции, не вдаваясь в детальную классификацию, можно схематично разделить на "активные", то есть предполагающие трансляцию информационно-идеологических массивов, направленных на трансформацию ценностей, и "пассивные", предстающие как намеренное умалчивание различных аспектов реальности в современности и истории, ведущее к искажению ценностно-информационных полей. Проведем краткий анализ ключевых идеологических операций, осуществляемых в России, присвоив им некоторые условные наименования.

Начнем с информационно-идеологической операции пассивного типа "Замалчивание достоинств России". Альтернативность принципов организации (традиции) российской цивилизации (труд, коллективизм, державность и служение Родине, мораль и совесть, свобода, социальная справедливость, народная демократия, просвещение, семья) во все века вызывали раздражение западной элиты в том числе вследствие своей привлекательности для трудящегося человека во всем мире. Тем более осуществившаяся возможность реализации цивилизационного потенциала России, которая в ХХ в. создала исторический феномен, сопоставимый по своему воздействию на мировое развитие лишь с древнегреческой цивилизацией. Достижения России, ее вклад в мировую цивилизацию гигантские - от влияния литературы и искусства, науки и образования до крупнейших инженерных разработок, создавших великую индустриальную цивилизацию в труднейших климатических условиях, как "пламя в снегах" (С. Куняев). Однако на протяжении около 20 лет в первую очередь СМИ всячески замалчивают достижения России, тем самым подрывая основы патриотизма и чувства национального достоинства ее граждан, в особенности молодежи. Противодействие этой идеологической операции предполагает массовое распространение в системе образования и СМИ адекватной информации, резкую активизацию патриотического воспитания.

Следующая информационно-идеологическая операция активного типа, направленная на разложение одной из базовых ценностей, - "Развлечение взамен созидательного труда и образования". В рамках данной операции с подключением практически всех СМИ, других средств (в которые во многом превращены кино, театр, эстрада и т.д.) различные типы развлечения формируют у населения образ возможности беззаботной "красивой жизни". Это усиливает демонстрация фрагментов "красивой жизни" в развитых странах, причем без соответствующего пояснения о тех провалах, которые имеются, - например, десятки миллионов бедных и неграмотных в США как обратная сторона "красивой жизни", которая всячески замалчивается. При этом труд во всех его измерениях, красота и эстетика труда, его воспитательное начало для человека, созидание и творчество как "полезное и прекрасное" практически исчезли из информационного пространства. В то же время жизнь с доминантой развлечения на территории России невозможна по определению, поскольку она ведет (и частично уже привела) к разрушению всей системы жизнеобеспечения и индустриального развития. Невозможно даже ограничение информационно-интеллектуальными сферами деятельности (компьютерщики, экономисты, юристы) - скоро некому будет ремонтировать газо- и водопроводы, электрические и тепловые сети и т.д., не говоря о реконструкции и развитии урбанизированного индустриального и сельскохозяйственного комплекса. Противодействием этой операции может быть лишь такое направление информационной политики, которое возрождает уважение к различным видам интеллектуального и материального труда, уважение к человеку труда. Лишь это может через какое-то время вновь повернуть молодежь к профессиональному образованию во всех сферах, а также поможет решить проблемы внутренней трудовой миграции взамен создающей множество проблем трудовой иммиграции из стран бывшего СССР.

Следующая операция - "Свобода и права человека", которой подменена традиционная для России идеологема "долженствование и служение стране и народу". Не обсуждая философию и теорию вопроса, чему посвящена специальная литература, попытаемся разоблачить суть этой операции на основе мировой идеологической практики, в первую очередь США.

"Свобода", о которой сегодня со всех трибун вещают политики США, - это исключительно требование обеспечения свободы для реализации национальных интересов США, и в первую очередь деловых интересов американских корпораций во всем мире, которая "должна обеспечиваться" со стороны всех стран. Даже опрос жителей Германии показал, что более чем 60% ее граждан согласны с заявлением В. Путина в Мюнхене о том, что США навязывают всем политику, выгодную только им самим ("против" высказалось лишь около 20%). Не странно в этой связи и отношение к России, по поводу которого, например, В. Путин в Мюнхене высказался следующим образом: "Как вы знаете, процесс присоединения России к ВТО вышел на финальную стадию. Отмечу, что в ходе долгих, непростых переговоров мы не раз слышали слова о свободе слова, о свободе торговли, о равных возможностях, но почему-то исключительно применительно к нашему, российскому рынку". Это лишний раз подтверждает основной тезис: наши "партнеры" требуют свободы на нашей территории для себя, для реализации своих интересов.

Аналогична по своей направленности вторая часть данной идеологемы - "права человека". В борьбе за них на территории других стран отстаиваются исключительно права того "человека", который помогает реализации интересов другой страны, потому инициирующей защиту прав этого человека на территории его страны (точнее - страны его проживания). В политологии именно эта категория людей, способствующих реализации интересов других стран на территории страны своего проживания, получила название "пятой колонны". Права других людей, порой составляющих подавляющее большинство населения страны (как, например, в России более 90% населения) при этом полностью игнорируются. Люди лишаются не только элементарных социальных прав, но и права на жизнь - как это было в Америке, где уничтожены миллионы индейцев и негров, затем во Вьетнаме, Корее, Афганистане, Югославии, Ираке. Везде, где нарушаются "права и свободы" тех, кто разделяет американские ценности и помогает США, вслед за информационно-идеологическими операциями начинаются боевые действия по "защите национальных интересов США". Не странно и то, что укрепление государственных позиций России в мире влечет за собой агрессивные выпады, которые в нынешнем году оформились в позицию, вновь причисляющую Россию к потенциальным врагам США.

Смысл американской трактовки "демократии" также искажает классическое ее понимание, фактически сводит к "элитарной демократии" как власти наиболее богатого меньшинства над большинством. Но, начиная с Древней Греции, такой тип власти назывался иначе - "олигархия" ("власть богатых"). Таким образом, в том числе с использованием приема Конфуция ("прояснение смысла"), можно совершенно точно идентифицировать смысл того миропорядка и объяснить причины всех событий, происходящих в мире по инициативе США и Англии, точнее, скрывающихся за этими государственными вывесками интересов наиболее богатых людей, использующих свои страны для установления собственной - нелегитимной, то есть не утвержденной большинством народа ни своих стран, ни планеты - власти и практических действий по ее укреплению. Это дает основания для разоблачения указанных мифологем в ходе информационно-идеологических контропераций.

Еще одна операция - "Катастрофизм сознания". Из психологии известно, что люди с катастрофным, подавленным сознанием обладают пониженной мотивацией созидательной деятельности, политической и экономической активностью. Поражение сознания вирусом катастрофизма, подавленности и обреченности делает во многом бессмысленным всякую деятельность, а также оправдывает различные агрессивно-радикальные шаги в локализации конкретных социальных конфликтов. Эта направленность деятельности российских (да и мировых) СМИ не требует аргументации - на экранах телевизоров, и особенно в блоках новостей, слишком мало времени отводится каким-либо созидательных процессам в стране и в мире по сравнению с блоками всевозможных катастроф природного, социального либо техногенного свойства. Преодолевается эта "ложь пропорций" достаточно просто - выравниванием информационных блоков согласно реальным пропорциям созидательного и катастрофического в жизни общества. Поскольку понятно, что (пока) не падает каждый второй самолет, не взрывается каждый третий дом или кафе, что люди трудятся, живут, радуются жизни в тысячи раз больше (в количестве людей и в промежутках времени), чем попадают в неприятности. Да, неприятности не могут не беспокоить, но они были и будут всегда на фоне общего и подавляющего их продолжения ("цветения") жизни.

Следующая операция (по типу умолчания) - "Отсутствие интеллектуального сопровождения государственного управления, снижение роли знания в управлении". После обрушения систем государственного планирования в 90-е годы не создана целостная государственная система эффективного научного, экспертно-аналитического и информационного сопровождения принятия управленческих решений - ни на федеральном, ни на региональном, ни тем более на муниципальном, ни на отраслевом уровнях. Умалчивается тот факт, что такая система может работать лишь как масштабная "машина", включающая десятки специализированных научных институтов, сотни информационно-аналитических центров, что она должна иметь множество специализаций, что в ней в стране в целом должны работать сотни тысяч человек. Искусственно создается впечатление, что решить серьезнейшие проблемы способны несколько "выдающихся" политологов, экономистов, правоведов и сами управленцы. То, что такая постановка дела не более чем либо заблуждение, либо шарлатанство, либо озвучивание выводов, сделанных зарубежными аналитическими структурами, что оно чревато серьезнейшими ошибками и просчетами, доказывает и еще неоднократно докажет российская практика. Для примера приведем ситуацию с вступлением с ВТО - широкому кругу специалистов вообще неизвестны обоснованные аргументы "за" и "против", и в то же время есть все основания полагать, что вступление в ВТО приведет к катастрофическим для России последствиям. Поскольку Россия - единственная (единственная!) в мире страна, расположенная в подобной климатической зоне, и повышение тарифов на энергоносители в несколько раз (первый, точно просчитываемый результат вступления в ВТО) приведет к обрушению индустриальных и социальных систем жизнеобеспечения, сделает нерентабельными все предприятия, неплатежеспособным подавляющее большинство населения.

Другая информационная атака - "Социализм есть жестокое тираническое государство". Главное направление удара здесь - против сильной государственной России, а даже не против советского строя. Набор аргументов здесь прост (что, например, демонстрируют постоянные выступления Б. Немцова): "Большевики - это убийцы, они подписывали смертные приговоры". Казалось бы, нечем возражать против такого "убийственного аргумента". Но этот тезис - прямой обман. Историческим фактом является другое - отнюдь не большевики, а либерал-масоны вкупе с некоторыми священнослужителями убедили царя отречься от престола, затем за полгода фактически развалили страну и армию, доведя до катастрофы лета 1917 г., что сделало неизбежным приход к власти жесткого правительства (большевиков). Именно те, кто продолжал ратовать за прежние привилегии, считал простой народ "чернью", ратовал за абстрактные свободы "учредительного собрания", на протяжении всего лишь первой половины 1917 г. доказавшие свой разрушительный потенциал для России, начали вооружено-террористическую борьбу (эсеры), а затем и "белый террор" и открытую вооруженную войну с советской властью, которой ничего не оставалось, как защищаться. Отнюдь не большевики начали Гражданскую войну, а те же либералы (монархистов среди белых практически не было), совершившие, кроме всего прочего, самый страшный грех против страны - предательство, прибегнув к помощи интервентов. Те политические, военные, научные и другие деятели, которые разделяли идеи державной России и стояли на стороне интересов народа, поддержали именно большевиков. Приведем слова одного из таких офицеров, генерал-лейтенанта царской армии, затем первого начальника Академии РККА, блестящего аналитика и специалиста по философии войны А. Снесарева, который, как и более половины царских офицеров и генералов, встал на сторону народа, а не на сторону вырождавшейся части разночинской интеллигенции и дворянского сословия. В одном из писем в начале 1918 г. он написал, пожалуй, самые точные слова оценки своего (и не только своего) отношения к событиям конца 1917 - начала 1918 г.: "...Трудно понять все происшедшее, но если народ пошел за большевиками, то я - с народом". На основе этой мысли честного русского офицера нетрудно понять - с кем или против кого выступают сегодняшние (различные) слои культурной и политической элиты России.

К этой операции примыкает операция "Дискредитация силовых и правоохранительных органов". Она имеет два наполнения - историческое и актуальное. В истории советского периода силовые структуры однозначно преподносятся как изуверские, тиранические и т.д. Не говорится о том, как во всех странах действуют органы охраны правопорядка, тем более во время социальных катаклизмов, не говорится о том, что в США руководство страны до сих пор подписывает смертные приговоры, устраивает массовые убийства на территории других стран, нет - только одни чекисты во главе с Ф. Дзержинским были "убийцами". Сегодняшняя волна обсуждения этой проблемы, косвенно ударяющая по высшему составу руководства страны в стремлении "смягчить" их возможные и назревшие меры в отношении многих давно загулявшихся на свободе государственных преступников, имеет цель сформировать в них будущий "комплекс вины". При этом не вспоминается, например, сколько миллионеров казнил Ф. Рузвельт для реализации своей стратегии по выводу США из депрессии 30-х годов ХХ в., сколько революционеров было казнено после "Парижской коммуны", сколько мирных людей погибло в Афганистане, Югославии, Ираке и т.д. В этом же поле лежит бесконечная череда информации о проблемах в армии (при отсутствии адекватных информационных блоков о достижениях), о нарушениях закона сотрудниками правоохранительных структур (тысяч на фоне двух миллионов честно исполняющих долг), о проблемах заключенных преступников взамен огромных и пока не разрешимых социальных проблем сотрудников органов охраны правопорядка и т.д. Основания такой атаки понятны - ведь именно силовые структуры являются "хребтом" всякого государства, и чем они слабее, чем хуже относится к ним население - тем слабее государство.

Экономическая информационно-идеологическая операция "Благо конкуренции и рынка". Многими этот тезис принимается некритически, не задаются вопросы: "Благо для кого? Есть доказательства, что это может обеспечить всеобщее благо? Есть доказательства, что это может обеспечить благо для большинства граждан России?". Эти вопросы не задаются потому, что доказательств положительного ответа на них нет ни в России, ни в мире, напротив, проведенные "эксперименты" доказали их несостоятельность. Наоборот, каждая сильная страна, сумевшая найти пути эффективного развития в современных условиях, опиралась на собственные традиции, не отказываясь от них, а находя возможность их адаптации к новым экономическим реалиям. Поэтому "переход к рынку", который у нас пытаются выдать за цель, на самом деле лишь один из инструментов, требующий грамотного использования для развития национальной экономики. А объявлять, что в России (как и в странах Восточной Европы, бывшего СССР) "предпринимательство и свободная конкуренция" выведут из экономического кризиса, столь же абсурдно, как пытаться доказать, что мусульмане рано или поздно начнут класть деньги под процент в банк или что "Роллс-ройс" для них ценнее Корана. Более того, все страны бывшего советского блока ныне развиваются в подавляющем большинстве лишь на предшествующих ресурсах, либо на привозных (с Запада) технологических решениях, либо идут по пути снижения технологического уровня в пользу низкотехнологических сфер производства, услуг, торговли. За 20 лет ни в одной стране бывшего советского блока и СССР не произошло никаких масштабных прорывов - ни в производственной, ни в социальной, ни в инновационной сферах. Вывод однозначен: конкуренция и рынок не являются эффективным массовым стимулом развития экономики в этих странах, в том числе в России.

Еще одна идеологическая операция - "Воспевание традиций прошлого". Отказываясь от опыта Просвещения, выдавая его за составную часть идеологии "проклятого советского прошлого", пока безуспешно, но настойчиво предпринимаются попытки внедрить в сознание людей альтернативные и существенно менее конкурентоспособные в обеспечении цивилизационного развития России в современном мире идеи язычества, религии, царской монархии. Вместо поиска новых решений в русле Просвещения предлагаются стратегии, которые являлись и остаются существенно более слабым началом для организации жизни в индустриальной стране и не способны целиком взять на себя ответственность за такое будущее, которое обеспечило бы существование России как великой мировой державы.

Идентификация приведенных и неприведенных информационно-идеологических операций позволяет говорить о том, что обеспечить выработку оборонной политики, политики национальной безопасности невозможно без такого ее компонента, как информационная составляющая. Она не может и не должна рассматриваться как альтернативная всему комплексу средств, но недооценивать ее недопустимо.

Александр СЕЛИВАНОВ
доктор философских наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 11 (177) за 21 марта 2007 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...