Версия для печати

«Клим Ворошилов», выдержавший взрыв тонной бомбы

Танк подбросило и потом опустило в воронку
Морозов Николай

Противоречивые оценки заслужил  танк КВ-1.  Справедливо критиковали его за недостаточную надежность - особенно часто подводила трансмиссия, не выдерживавшая нагрузок тяжелого танка. Но при этом танк был малоуязвим для вражеского огня, весьма живуч.

Снаряд застрял в башне, как нож, брошенный в дерево


Один из самых, пожалуй, поразительных примеров такого рода приводит в своих мемуарах генерал-майор танковых войск Иван Вовченко. В 1942 году он командовал 3-й гвардейской танковой бригадой. Первоначально она была оснащена КВ-2, затем - КВ-1:


«Обстановка была такая, что мне часто приходилось оставлять командный пункт и садиться в КВ № 11385, которым командовал старший лейтенант Вахнов, а водителем был неутомимый Рогов.


В разгаре боя наш КВ вырвался вперед. Артиллерист Абрамкин двумя выстрелами поджег вражескую машину. Через несколько минут вспыхнул и второй немецкий танк. Но вражеский снаряд попал в лобовую часть нашего танка и соскользнул по броне. В перископ я видел, как в воздухе, словно метеориты, пролетали раскаленные «болванки». Второй снаряд ударил в правый бок. Этот снаряд застрял в башне, как нож, брошенный в дерево. От удара градом посыпались осколки брони и убили командира машины старшего лейтенанта Вахнова. Теперь танком командовал я. Абрамкин подбил еще две машины, но вражеские орудия повредили и наш танк. Рогова ранило в руку. КВ остановился. Мы продолжали вести бой с места. Всю ночь ремонтная бригада ворожила возле танка № 11385. К утру танк был готов к бою. Только вчера в его башне застряли две «болванки». Сотни раз танк царапали осколки и пули, в нем было с десяток вмятин от осколков бомб. Броня стала шероховатой, как дубовая кора, — так потрескалась от ударов. Однако машина выдержала. А вот экипаж... Командир танка старший лейтенант Вахнов убит, механик-водитель Рогов ранен, правда, не тяжело. В то же утро командиром танка № 11385 стал лейтенант Кузнецов, а водителем — старшина Свириденко, заменивший раненого Рогова».


Живучесть танка № 11385 не вызвала удивления, способность КВ-1 выдерживать попадания множества немецких снарядов к 1942 году была хорошо известна.


Танка как не было


Но далее танку и его экипажу довелось пережить новое испытание:


«Снова появляются бомбардировщики. В этот раз Ю-88... Неподалеку от наблюдательного пункта, под одиноким деревом, стоял тяжелый танк управления бригады, которым командовал Кузнецов, Возле него еще четыре машины. Вдруг огромнейшая бомба со свистом летит прямо на танк, и машина исчезает в дыму. Когда ветер отнес в сторону дым и пыль, мы увидели только сухое дерево. Танка как не было. Я послал автоматчика, чтобы он выяснил, что там произошло. А в это время самолеты, сбросив весь запас бомб, скрылись. Постепенно дым рассеивается. Я не поверил своим глазам. Под сухим деревом из ямы поднимается орудие с башней. Орудие бьет в сторону противника. Танк Кузнецова живой!


Бой утих. Идем к Кузнецову. Позади КВ воронка от тяжелой бомбы. Ширина воронки — метров десять, а глубина почти пять метров. Танк уцелел потому, что бомба из самолета летит не по вертикали, а под большим углом. Она врезалась в землю под танком и, взорвавшись, выбросила несколько десятков кубометров земли.


Силой взрыва танк подбросило и потом опустило в воронку.


Лейтенант Кузнецов рассказывал:


— После взрыва мы все потеряли сознание. Пошла кровь из носа и ушей. Когда пришел в себя, услышал стон башенного. Его голова лежала на моих коленях. Я достал баклагу со спиртом и дал ему немного выпить. Потом мы вдвоем оказали помощь другим членам экипажа. Рогов завел мотор. И только тут я заметил, что нам ничего не видно. Словно в погребе. Спустя несколько минут, мы поняли: танк засел в глубокой воронке. Постепенно, раскачивая машину вперед-назад,  мы наконец вывели ее из воронки. Можно продолжать бой...


— Выдержали тысячекилограммовую бомбу! — удивился я.
Осмотрели танк. Днище толщиной в 40 миллиметров было вогнуто в середине. Но рама, на которой укреплен мотор, выдержала, не сместилась».


Сколько танкистов  Второй мировой, пережили такой полет и после его завершения, оставшись в живых, могли рассказать командиру о своих ощущениях при этом? И у скольких танков после такого взрыва и полета завелся бы мотор?


Николай Морозов

Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
21 ноября 2017
Во всём виновата проклятая физика.. квадрат расстояний и прочие нелинейности, реальной действительности. Но факт, приведённый в статье, очень интересен! 1т бомба, при промахе в десяток метров... вдруг бессильна, против сварной коробки из двухдюймовой стали! А помните, как глупые русские танкисты, клали себе в карман на левую сторону лист стали? А росказни про ордана и медали, спасавшие от гибели... это ведь совсем не сталь! Бог был на нашей стороне, стороне коммуняк и сталиниздов. Таки победим!
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
21 ноября 2017
Во всём виновата проклятая физика.. квадрат расстояний и прочие нелинейности, реальной действительности. Но факт, приведённый в статье, очень интересен! 1т бомба, при промахе в десяток метров... вдруг бессильна, против сварной коробки из двухдюймовой стали! А помните, как глупые русские танкисты, клали себе в карман на левую сторону лист стали? А росказни про ордана и медали, спасавшие от гибели... это ведь совсем не сталь! Бог был на нашей стороне, стороне коммуняк и сталиниздов. Таки победим!

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц