Версия для печати

Горячий снег второй гвардейской — часть I

План Василевского был осуществлен, замысел Рокоссовского остался гипотетическим
Малиновская Наталья
Командарм Родион Малиновский (справа) обсуждает план освобождения Артемовска с Илларионом Лариным

Часто приходится слышать: «История все расставит по своим местам». Многообещающая фраза, похожая скорее на благое пожелание, если не на утешение. Клио не такая уж носительница истины, как нам мечталось. Ей – на то она и муза – ближе мифология. А мифы живучи, сколько бы на них не посягали, робко или дерзко, аргументированно или нет. Как складывается миф, почему он устойчив и сколько в нем истины – это другие, весьма занимательные вопросы, но сейчас не о них речь.

Читая о Сталинградской битве, будь то в книге, рассчитанной на широкого читателя (последний пример – сборник серии ЖЗЛ), или в специальном историческом исследовании, слушая экскурсоводов, вы узнаете о том, что происходило на берегу Волги, о боях в городе: преимущественно о 62-й армии, много реже о 64-й. Все это, конечно же, интересно, важно и нужно, но все-таки сталинградская эпопея не исчерпывается драматической историей сражающегося города.

Такими Жукова и Конева представлял Юрий Бондарев, но военачальников этого ранга он, в ту пору лейтенант, ни разу даже издали не видел

Мне хотелось бы напомнить об одной из тех полузабытых армий, без которых этой победы, знаменовавшей перелом в ходе войны, просто не было бы. Это и армия Шумилова, и армия Труфанова, и армия Толбухина, и еще не меньше десятка армий, но я напомню о той, первым командующим которой был мой отец – Родион Яковлевич Малиновский. О 2-й гвардейской.

2-я гвардейская воевала не в городе, а на подступах к нему, в тридцати-сорока километрах от окруженного Паулюса, вызволить которого рвался Манштейн. Сегодня об этом напоминают лишь скромные памятники средь чистого поля и у реки, такие же, как стоят в любом подмосковном поселке в память об ушедших на фронт земляках. Ни своего музея, ни мемориального комплекса, ни торжеств по соответствующим дням. А ведь там, на берегу речки со странным названием Мышкова в декабре 1942 года вершилась мировая история…

2-я гвардейская армия формировалась осенью 42-го в Тамбове – городе, где ее и сейчас помнят, но вовсе не потому, что «история расставила», а потому, что там живет учительница Ольга Сергеевна Завадская – неравнодушный человек, энтузиаст, хранитель памяти и половина города – ее ученики.

Уже при формировании было известно, что эта армия предназначается для завершающего этапа Сталинградской битвы, и потому против всех правил ее изначально поименовали гвардейской, что ко многому обязывало. Принимать армию в Тамбов приехали мой отец и назначенный начальником штаба армии Сергей Семенович Бирюзов. Там они познакомились и стали друзьями на всю оставшуюся жизнь.

По замыслу Ставки 2-я гвардейская должна была сыграть конечную роль в Сталинградской операции и добить Паулюса, однако пока она двигалась из Тамбова, картина на южном театре военных действий изменилась: наступление Манштейна, шедшего от Котельникова и Тормосина на выручку Паулюсу, внесло непредвиденные коррективы.

Навстречу судьбе

Сильная вражеская группировка утром 12 декабря начала бои и продвинулась совсем близко к Сталинграду: до Паулюса танкам Манштейна оставался один переход – 35 километров. Кольцо окружения, созданное нашими войсками, могло быть прорвано в самом скором времени. И тогда 2-ю гвардейскую развернули и спешно направили навстречу Манштейну. Всю ответственность за это решение взял на себя координатор действий фронтов Василевский – надвигающаяся катастрофа требовала безотлагательных действий, а Ставка и Верховный уже который день молчали. Возможно, потому, что им слишком жалко было откладывать конечный этап операции, а без свежей армии покончить с окруженной армией Паулюса не хватало сил. Но промедление могло погубить все. В конце концов уже когда 2-я гвардейская шла наперерез Манштейну, Ставка согласилась с Василевским. Наше счастье, что у Александра Михайловича достало мужества не ждать верховных распоряжений.

Все это подробно и документировано описано в книге Василевского «Дело всей жизни», а о своем несогласии с таким решением пишет в «Солдатском долге» Рокоссовский, это его Донскому фронту предназначалась сильная и свежая армия, которую теперь отнимали. Что же до мемуаров Еременко, командующего Сталинградским фронтом, которому переподчинили 2-ю гвардейскую, то его версия событий в 60-е годы была подробно анализирована и аргументированно опровергнута Василевским в Военно-историческом журнале с пометой, что написанное явилось результатом обсуждения темы с моим отцом и представляет их общее мнение.

О том, что такое обсуждение состоялось, свидетельствуют и отцовские маргиналии на соответствующих страницах книги Еременко «Сталинград». Не сомневаюсь, что есть пометки и на экземпляре, принадлежавшем Василевскому, и на экземпляре Рокоссовского, да и на экземплярах других участников событий. Интереснейшая получилась бы публикация, если б собрать все маргиналии и представить их рядом с мемуарным текстом – объектом полемики. Но стоят себе экземпляры с маргиналиями на полках семейных библиотек, недоступные взору исследователей…

Не думаю, что сегодня кто-либо вправе судить, какое решение следовало предпочесть: план Василевского, который был осуществлен, или замысел Рокоссовского, оставшийся гипотетическим. Но замечу: это разногласия равно компетентных людей, знающих, что такое ответственность и привыкших нести ее со всеми последствиями. У их слов – одна цена, а у тех, кто рассуждает об этом сегодня, – совсем другая. Сослагательное наклонение применительно к истории такое заманчивое, в особой чести у тех, кто, рассуждая снисходительно-поучающим тоном с телеэкрана, как орешки, щелкает уравнения со всеми известными. Кто спорит – хорошо море с берега. Особенно теплое и в штиль.

Это сегодня понятно, что от тех событий декабря 1942 года на подступах к Сталинграду зависела судьба не только Сталинградской битвы, но и в конечном счете войны. Если бы Манштейн пробился и вызволил Паулюса, были б напрасны подвиги и муки тех, кто долгие месяцы сражался в растерзанном городе и умирал в раскаленной летним солнцем степи на подступах к нему летом 1942-го. А если бы не выстояла 2-я гвардейская, война, наверное, продлилась бы дольше, и не случилось бы коренного перелома в ней, и король Георг не прислал бы в дар городу в знак восхищения воинской доблестью его защитников, «крепких, как сталь», рыцарский меч, украшенный драгоценными каменьями. Но не в каменьях и не в благородном жесте британского монарха суть, а в том, что тогда весь мир, дотоле сомневавшийся, понял и поверил, что победа будет за нами.

Но в середине декабря катастрофа казалась почти неминуема: 14 декабря на пути танков, пробивающихся к Паулюсу, остались только разрозненные стрелковые части и мехкорпус. Тогда все зависело от предельно измученной и понесшей огромные потери 51-й армии, которой командовал Труфанов, от того, сможет ли она дождаться 2-й гвардейской. Свои дни 51-я армия выстояла. А 2-я гвардейская, выгрузившись 16 декабря, в стужу и вьюгу пешим порядком по степи двинулась навстречу Манштейну, прошла 200 километров и с марша 18 декабря вступила в бой, сменив остатки измученных до предела войск, отступавших к Аксаю. Манштейн уже торжествующе радировал Паулюсу: «Будьте уверены в нашей помощи», когда перед ним встали передовые части 2-й гвардейской. Теперь все зависело от нее.

Стояние на Мышкове

Наверное, у каждого, кто воевал, была безошибочно распознаваемая минута, когда он знал: вся война сейчас зависит от него одного, от того, что и как он сделает в эту минуту, здесь, на крохотном куске земли, у безвестного хутора, у речки, имя которой, кроме здешних хуторян, никому неведомо. Для всех воинов 2-й гвардейской – в равной мере для командующего, солдата, лейтенанта, стрелка или танкиста – такая минута настала декабрьским днем 1942 года на берегу речки со странным именем Мышкова.

На берегу этой неприметной речки в то холодное утро встретились и встали друг против друга танки: наши и немецкие. Сутки ни те, ни другие не начинали атаку. Почему?

Отец объяснил это в письме сталинградским школьникам, которые просили рассказать о том, чем памятна ему Сталинградская битва, и он выбрал этот эпизод: «Громославка была самым горячим участком нашего фронта. Противник рвался на северный берег реки Мышкова. Воздушная разведка донесла, что противник разворачивает для атаки танки – возникла серьезная опасность прорыва. У нас было, пожалуй, даже больше танков, но без горючего: в баках оставалось по четверти заправки, но вражеской атаки нельзя было допустить. Я отдал приказ снять с танков маскировку, а если они укрыты в оврагах, вывести их на бугры – пусть враг видит, с чем ему придется иметь дело. И цель оказалась достигнута. В ставку Гитлера полетела срочная депеша: «Вся степь усеяна русскими танками. Нуждаемся в подкреплении». Фашисты не решились атаковать. Так время, необходимое для подвоза горючего, было выиграно, а положение – спасено».

Но это сейчас мы знаем, что Манштейн запросил подкрепления и стал ждать. А те, кто сидел без горючего в танках, вышедших на бугры, превратившихся по сути дела в мишени? Они не знали, почему противник не атакует, получат ли горючее и когда. Целые сутки они ежесекундно ждали атаки, перед которой оказались бы беззащитны. И командующий армией, взявший на себя ответственность, тяжелее которой и представить невозможно, тоже не знал, что там решил Манштейн. Целые сутки не знал.

Иногда меня спрашивают, что бы я особенно хотела узнать у отца сегодня, если б могла. Я бы спросила его о решении на Мышкове: «Что это? Выверенный военный или психологический расчет? Интуитивное знание? Или отчаянный – за пределом отчаяния – шаг?».

В ту ночь удача встала на нашу сторону: к танкам 2-й гвардейской горючее пришло раньше, чем подкрепление, которого так и не дождался Манштейн. И с той декабрьской ночи 1942 года, когда на секунду прибавился день, время войны повело другой счет – счет Победы.

Об этом уже после войны, вспоминая проигранные сражения, писал немецкий генерал Меллетин. Вот его горькое признание: «Поражение на ни чем не примечательной речке Мышкова положило конец надеждам Гитлера на создание империи».

Слава 2-й гвардейской армии вспыхнула на десятилетие, уже после смерти отца, когда в 1970 году вышел роман Юрия Бондарева «Горячий снег» и название его тут же оторвалось от текста и вошло в статьи, речи и мемуары о войне. А когда в 1972-м вышел одноименный фильм с Георгием Жженовым в роли командарма, его посмотрела вся страна.

Но с тех пор много воды утекло. Страну, которую защищали герои романа, смыло потоком истории. Сейчас, если скажу, что отец командовал той армией, про которую фильм, даже молодые музейщики ответят: «Да? Надо бы посмотреть...»

Отец не прототип командарма Бессонова. Но завершающая фильм фраза: «Все, что могу... все, что могу лично», – его. Она действительно сказана в тех самых обстоятельствах и означает вот что: командарм своей властью имел право наградить орденом Красной Звезды или орденом Красного Знамени, но к Герою Советского Союза – тому званию, которое все они, солдаты 2-й гвардейской, бесспорно, заслужили, он мог только представить. Поэтому командарм награждает их на еще не остывшем поле боя тем, чем может: «Все, что могу лично».

По собственному признанию автора, Бессонов – обобщенный образ советского военачальника, в котором есть что-то от Жукова, что-то от Конева, а может, и от других. Такими их – Жукова и Конева – представлял автор, но военачальников этого ранга, включая своего командарма, он, в ту пору лейтенант, ни разу даже издали не видел.

Драматургическая линия командарма в «Горячем снеге» строится на том, что он обязан безошибочно избрать ту минуту, когда нужно пустить в ход резерв, и дождаться ее, что, наверное, еще труднее. Кроме того, у Бессонова есть личная драма: его сын – власовец.

Художественная правда романа неоспорима, но на то она и художественная, чтобы не совпадать с биографической или исторической. Тысячу раз прав Федерико Гарсиа Лорка, когда говорит, что жизнь против всех ожиданий оказывается изобретательнее и драматичнее воображения художника. Не было у командующего 2-й гвардейской армией сына-власовца (старшему из моих братьев в 1942-м исполнилось 13 лет). Да и сам командарм много моложе Бессонова и пришел к войне с другим военным и душевным опытом. Отец, один из немногих наших командиров, знал другую жизнь: в юности три года воевал во Франции, а накануне Великой Отечественной – два года в Испании. Не самая благонадежная биография. Там, в Испании он получил опыт ведения современной войны, причем с тем же противником (Гитлер с самого начала гражданской войны в Испании вместе с Муссолини активно помогал Франко вооружением и людьми). И наконец, у отца в недавнем прошлом был приказ № 227 с жестокими, разящими словами о его фронте.

Здесь необходима предыстория – рассказ о летней трагедии 42-го года. Без этой драматической прелюдии нельзя понять, чем была для отца сталинградская эпопея.

Все, о чем будет рассказано далее, я узнала не от отца – я ни о чем его не спрашивала по молодости и глупости, а папа был молчалив. О его вызове в Москву к Сталину мне рассказала лет пятнадцать назад Аделина Вениаминовна Кондратьева, с которой, как и с ее сестрой Паулиной и их отцом (все трое переводчики), отец подружился еще в Испании. Во время Великой Отечественной войны Аделина служила в разведотделе папиной армии, а потом и фронта («испанцы» старались держаться вместе – в том же разведотделе работала Мария Фортус).

Справка «ВПК»

Аделина Вениаминовна Кондратьева (Абрамсон, 1920–2012) – переводчица, в Испании была в 1936–1937 годах. Участница Великой Отечественной войны.

Паулина Вениаминовна Мамсурова (Абрамсон, 1915–2000) – переводчица, участница гражданской войны в Испании (1936–1937), жена легендарного разведчика Хаджи Мамсурова (прототипа Джордана из романа Хэмингуэя «По ком звонит колокол»). В Испании работала с кинодокументалистом Романом Карменом.

Вениамин (Беньямин) Миронович Абрамсон (1888–1965) – профессиональный революционер, еще до 1917 года эмигрировал из России в Аргентину, где впоследствии стал советским торгпредом. Вскоре после возвращения в СССР уехал вместе с дочерьми на испанскую войну переводчиком (1937–1938). В годы борьбы с космополитизмом подвергался аресту. Был реабилитирован.

Мария Фортус (1900–1981) – советская разведчица, партизанка, участница Гражданской войны, во время которой внедрялась в отряды Махно и банду Булак-Балаховича, чудом осталась в живых. В 1929 году с мужем-испанцем отправилась на нелегальную работу в Испанию, ее муж, секретарь каталонской компартии, погиб в 1930-м. В 1934 году разведчица вернулась в Москву, с 1936-го – снова в Испании, где была переводчицей. Ее сын Рамон – летчик, направленный Коминтерном в Испанию в 1936 году, погиб в воздушном бою. По возвращении с отличием окончила в 1941 году Военную академии им. Фрунзе. Во время Великой Отечественной войны была начальником штаба женского 46-й гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка, воевала в разведывательно-диверсионном партизанском отряде и в разведотделе штаба 3-го Украинского фронта, где лично подготовила операцию «Альба Регия» в венгерском городе Секешфехерваре. Выйдя в отставку в 1955 году, защитила кандидатскую диссертацию, работала в Институте конкретных социальных исследований АН СССР. Ее жизни посвящены два кинофильма – «Альба Регия» (1961) венгерского режиссера Михая Семеша с участием Татьяны Самойловой и «Салют, Мария!» Иосифа Хейфица (1970).

Продолжение читайте в следующем номере.

#Родион Яковлевич Малиновский #Сергей Семёнович Бирюзов #Фридрих Вильгельм Эрнст Паулюс / Friedrich Wilhelm Ernst Paulus #Эрих фон Манштейн (Левински) / Erich von Manstein #Александр Михайлович Василевский #Андрей Иванович Еременко #Георг VI (Альберт Фредерик Артур Георг) / George VI #Николай Иванович Труфанов #Фридрих Вильгельм фон Меллетин #Юрий Васильевич Бондарев #Георгий Степанович Жженов #Иван Степанович Конев #Федерико Гарсиа Лорка / Federico Garcia Lorca #Бенито Амилькаре Андреа Муссолини / Benito Amilcare Andrea Mussolini #Франсиско Паулино Эрменехильдо Теодуло Франко Баамонде / FranciscoPaulino Hermenegildo Teodulo Franco Bahamonde #Аделина Вениаминовна Кондратьева #Паулина Вениаминовна Мамсурова #Вениамин (Беньямин) Миронович Абрамсон #Мария Фортус

Опубликовано в выпуске № 6 (719) за 13 февраля 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...