Версия для печати

Разборка в логике войны

Шурыгин Владислав

Информация о налете американской авиации на колонну сирийских войск, в составе которой были российские граждане, оказалась донельзя противоречивой. Кто-то без тени сомнения вещает о двухстах погибших, другим этого мало и называется цифра 600. Официальный представитель МИДа РФ говорит о пяти... Что произошло, известно, потому задача – выяснить, кто врет и в каких масштабах.

Неожиданно для наступавших выяснилось, что курды с НПЗ драпанули, а на объекте обнаружился отряд спецназа наших «партнеров», так же внезапно попавший под раздачу

Ныне в Сирии период относительного затишья, основной противник – запрещенное в России ИГ – сокрушен. Нужно понимать: в регионе что ни поле битвы, то обязательно нефтяное. Основные запасы углеводородов как раз в долине Евфрата. Район в окрестностях Дейр эз-Зора, о котором идет речь, – это и месторождения, и нефтеперерабатывающий завод, которые примерно год назад тихой сапой заняли курды. Долгое время всем было не до них, внимание концентрировалось на Дейр эз-Зоре. После переправы сирийских войск на левый берег Евфрата и взятия города там образовалось несколько зон контроля. Что-то под нами, что-то под американским протекторатом плюс некие серые зоны. Те самые нефтяные поля де-юре – сирийские, де-факто – курдские, а с точки зрения военного контроля – американские. И у «официальных» хозяев возникло вполне обоснованное желание вернуть собственность, подо что и была организована боевая операция.

Насколько известно, она преследовала интересы одного из сирийских нефтяных олигархов, а опосредованно и наших. Остальное известно: войска направились в этот район, никого не предупредив. Воевать шли исключительно сирийцы, а с ними отряд, который должен был после восстановления контроля над объектом взять его под охрану. То есть участие россиян непосредственно в боевых действиях исключалось. Операция оказалась неподготовленной. Неожиданно для наступавших выяснилось, что курды с НПЗ драпанули, а на объекте обнаружился отряд спецназа наших «партнеров», так же внезапно попавший под раздачу. Американцы запросили поддержку. По непроверенным данным, они тоже понесли потери, по крайней мере ранеными.

Поддержка прилетела. Вначале досталось тем, кто наступал, а потом и второму эшелону, где были и сотрудники нашей ЧВК. Со стороны Сирии в инциденте участвовала, насколько известно, не регулярная армия, а местные силы обороны, чисто армейским можно считать лишь подразделение игил-хантеров – «охотников за ИГ».

Интервал наших потерь – от 15 до 26 человек. Такой разброс объясняется тем, что в составе ЧВК не только граждане России, но и добровольцы из других стран СНГ. Раненых – максимум 50 человек, все остальное – пропаганда. Это достаточно легко установить по данным ресурса Флайтрадар, который фиксирует все авиаперелеты. Если бы погибшие и раненые исчислялись сотнями, для их вывоза понадобились бы десятки бортов – а их было не больше, чем в остальное время. Рассказы, будто все погибшие ныне в Ростовском морге или в каких-то специальных рефрижераторах, для любого знающего человека – пустая болтовня.

Разборка в логике войны

Что известно точно, так это место возникновения всей фейковой информации. Волна пошла с Украины. В ночь с 8 на 9 февраля именно там появились сообщения, что «русских замесили» под Дейр эз-Зором, потери – больше 200 человек. «Сенсацию» подхватили американские сайты, и уже после них подтянулись наши «боевые блоггеры». А дальше пошло по накатанной – кто-то кому-то звонил, у кого-то есть человек, который все знает и врать не будет, и так далее. Реальной информации о произошедшем, пока не началась эвакуация пострадавших и не вернулись первые участники событий, не было. Мобильные телефоны в пустыне не действуют, а на базах жестко контролируются. Однако отдадим должное незалежным пропагандистам, которые выжали из неразберихи максимум возможного и нанесли серьезный удар по репутации России.

В информационной войне патронов не жалеют. Появились сообщения со ссылкой на американских военных, рассказывавших, как они громили сирийцев. С такими подробностями, что человек гражданский приходит в ужас: к примеру, о воздушной поддержке спецназовцев стратегическими бомбардировщиками Б-52. Ближайший аэродром их базирования находится в 3500 километрах, бой продолжался три часа – как же они успели? Потом «Рейтер», настаивая на двухстах убитых, ссылается как на источник на некоего казачьего атамана-пенсионера, который ничего не видел, но все знает.

Наиболее объективную информацию дали иранцы, первыми назвавшие фамилии некоторых погибших, а также те, кто собирал данные на специализированных военных форумах. Чем опровергается недостоверная информация? Тем, что у каждого погибшего или раненого есть родственники и они не молчат. Насколько мне известно, в Сети появилась информация о четырех-пяти жертвах, а если представить, что убиты двести, неужели кому-то удалось бы заткнуть рты родным и близким?

Резонный вопрос: что ЧВК с российским участием делает в Сирии? Частная армия – очень удобное изобретение, с его внедрением по сути была похоронена уголовная статья о наемничестве, поскольку у таких компаний есть отличное прикрытие: формально они действуют на территории зарубежного государства, подчиняясь его официальному правительству. Во всех последних войнах было именно так – в Афганистане, в Ираке... А в Сирии американцев ждала неожиданность: до этого подобные компании всегда действовали на их стороне, а тут вдруг – на противоположной, за Асада. Хозяева ЧВК – часто некая полузакрытая организация, за которой прячется государство. Это американский подход. В России ЧВК нет, у нас они по закону не могут быть зарегистрированы, как и действовать на нашей территории. За такую компанию несут ответственность две страны – та, где она «прописана», и та, в которой действует. Россия же отвечает исключительно за граждан, служащих в ее рядах, – типа, предупредить, что туда-то ездить нельзя, опасно. В Сирии ЧВК выполняла двоякую роль. С одной стороны, это была очень хорошо обученная и подготовленная пехота, помимо всего прочего решавшая для России весьма деликатную задачу трудоустройства тех, кто лучше всего в жизни умеет воевать, а «на гражданке» себе применения не находит. Полугодовая командировка в Сирию приносила бойцу порядка двух миллионов рублей, что для нашей глубинки громадные деньги. Конечно же, в командировках они в первую очередь решали вопросы своих заказчиков – в данном случае шли брать под охрану конкретный завод. И понятно, почему наше государство сейчас дистанцируется от ЧВК – официальной возможности ими командовать нет, ни в какие структуры Минобороны они не входят, их даже вооружало сирийское военное ведомство. Безусловно, они координировали действия с нашими военными хотя бы потому, что без армии не обойтись, в одиночку идти на ИГ глупо. И пока шли масштабные боевые действия, все, кто на стороне Асада, включая ополчение и ЧВК, просто обязаны были согласовывать свои шаги. Пусть без единого командования, но каждому командиру нарезались конкретные задачи. Драма произошла оттого, что люди просто расслабились. Начался послевоенный передел регионов и собственности, кто-то, видимо, решил – чего с кем-то координироваться, мы на своей земле, сходим, разберемся с курдами. В логике сирийской войны событие абсолютно предсказуемое.

Владислав Шурыгин,
военный эксперт

Опубликовано в выпуске № 7 (720) за 20 февраля 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...