Версия для печати

«КВ» против 12 немецких танков: 3 подбиты, 1 раздавлен, 8 сбежали

Версия: Первое в отечественной литературе описание боя «Клима Ворошилова»?
Морозов Николай

В последние годы людям, интересующимся историей Великой Отечественной войны, историей танкостроения, представилась возможность в подробностях узнать о создании и боевом применении знаменитых тяжелых танков КВ-1 и КВ-2, было бы только желание. Но возникает вопрос – а кто из писателей создал первое описание боя с участием «Клима Ворошилова» в художественной литературе?

Вылетел ржавой громадой «КВ»


Может быть, вот оно, такое описание: 
«Во время одного из первых боев двенадцать немецких танков, беспечно и близко один к другому, двигались большаком. Окружалась большая группа партизан, и танки заходили им в тыл. Справа столетние сосны шумели под свежим майским ветром, слева расстилалась густая ольховая поросль. Оттуда, из этого майского шума листвы, раздался пушечный выстрел, и головной танк, пораженный в борт, остановился и задымил. Второй снаряд разбил гусеницу у другого танка. Немцы захлопнули люки и, стреляя из пулеметов, повернули в поросль, где, как поняли они, скрывается партизанская пушка. Но это оказалось не пушкой. Раздвигая ольховые заросли, как кабан из тростников, вылетел ржавой громадой «КВ». Немцы никак не могли ждать здесь советских танков, да еще такого не пробиваемого никакими снарядами чудовища.


«КВ», переваливаясь, выехал на большак, почти в упор расстрелял третий танк, внезапно разлетевшийся от взрыва, со всего хода влез сбоку на четвертый и раздавил его с чудовищным хрустом вместе с немцами. Уцелевшие танки повернули и уползли за поворот дороги. На «КВ» откинулся башенный люк, из машины на дорогу выскочили Сашка Самохвалов, Федя Иволгин и Лешка Ракитин, - похожий на девушку с усиками, - чумазые, возбужденные... - Ну и сукин же кот этот Гусар! - закричал Сашка Самохвалов. Конечно, мотор барахлит! Давай, ребята, снимай у немцев карбюраторы...»


Это отрывок из рассказа Алексея Толстого «Семеро чумазых» («Рассказы Ивана Сударева»). Написано это произведение было в 1942 году, после того, как писатель побывал в 1-м гвардейском кавалерийском корпусе, вернувшемся  после многомесячного рейда по немецким тылам. Вот как командир корпуса Павел Белов вспоминал о появлении Алексея Толстого: «Во второй половине июля к нам приехал под Калугу Алексей Николаевич Толстой. Он разговаривал с бойцами и командирами, участвовавшими в рейде, интересовался подробностями прорыва во вражеский тыл, партизанами, нашим танковым батальоном, созданным из восстановленных машин (!!!!). Результатом этих встреч и бесед явились «Рассказы Ивана Сударева». В этих рассказах писатель запечатлел многие подробности наших действий в тылу противника».


А вот как сам писатель описал начало создания танкового батальона из восстановленных машин. «К  генералу, командующему совершающими рейд по немецким тылам кавалеристами, подошли солдаты-«окруженцы», при немцах притаившихся в окрестных селах. Один из них  сказал:


- Товарищ генерал-майор, в вашей группе танков нет. Мы знаем, где брошенные танки, мы можем их откопать и отремонтировать, - это наше предложение... Мы танкисты. 
- Ты что скажешь? - спросил генерал у пятнистого.
- Танки есть. Неподалеку в болоте сидит «КВ» и два средних. И еще знаем, где танки. Немцы пытались их вытащить, целыми деревнями народ сгоняли, да бросили. А мы знаем, как их вытащить. Конечно, население поснимало с них части, растащило. Ремонт будет тяжелый. Я сам механик-водитель, - видите - у меня лицо чумазое: горел два раза... но справился».


Какому черту сиволапому  карбюратор понадобился!


И работа закипела: «Генерал послал разведать, подлинно ли те семь пареньков-танкистов что-либо разумное сделали за это время.


Семеро танкистов сдержали слово. Дело у них началось с бочки трофейного бензина, про которую они тогда ничего не сказали генералу. Они привели в порядок два немецких трактора и отремонтировали один советский, утопленный колхозниками в пруду. Осенью в этих местах немецкие танки окружили «КВ», и он, вместо того чтобы проложить себе путь пушками и гусеницами или погибнуть со славой, кинулся уходить лесом, проломил дорогу в столетних соснах и увяз в болоте по самую башню. Пешнями и топорами они вырубили кругом танка тоннель в промерзшей земле, в котлован под перед танка подвели бревна, - их тут много валялось под снегом после бесплодных немецких попыток; сняли с него цепи и, прикрепив к трем тракторам, разом выдернули из ямы стотонную стальную крепость «КВ». Тогда они сели и покурили - в первый раз за два дня и три ночи. Покурив, тут же в снегу уснули. Танк они отволокли в деревню под навес для сушки хлеба, и тогда начались большие хлопоты. На танке не было карбюратора, все свечи надо менять, поршневые кольца ни к черту не годились, вся оптика украдена, ствол пушки пробит насквозь противотанковой пулей, и самое отчаянное было то, что не оказалось инструментов, ни одного ключа, и, если бы эту развалину даже отправить на ремонтный завод, там бы провозились с ней до седьмого поту. Танкисты приуныли.


- Наобещали генералу, эх, ребята, подлецами оказываемся, - малодушно сказал губастый Константин Костин.
- А кто же знал! - закричал на него чумазый Федя Иволгин. - Какому черту сиволапому, например, карбюратор понадобился! Щи на нем варить?


Они сидели вокруг танка под навесом, куда с одного края метель наносила голубоватый, как сахар, сугроб дымящей поземкой.


- Шарики в башне надо менять, - тихо проговорил башенный стрелок, худощавый брюнет, похожий на девушку с усиками, - а дыру в стволе, в пушке пальцем, что ли, заткнуть?
- Товарищи, кончили психологию? - спросил тот самый - с водянисто-голубыми недобрыми глазами, техник-студент, москвич, Сашка Самохвалов. - А то я начинаю жалеть, что связался с такой сопливой компанией. - Он встал и засунул руки в карманы длинной, ему до пят, германской шинели. - Вот мой приказ - на ремонт этого крокодила три недели сроку. Для этого надо вытащить из болота оба средних танка, на них найдем некоторые части. Не найдем - пойдем по деревням, из избы в избу, отыщем все, чего не хватает; у мужичков все припрятано. Кто со мной не согласен, предлагаю того заклеймить изменником родине...


Танкисты помолчали, глядя, как ветер отдувает ему полу немецкой шинели.


- Немного ты перехватил, дружок, - сказал ему чумазый Федя Иволгин, - но в общем, конечно, правильно.
Все поднялись, взяли пешни, топоры, стали заводить тракторы. Вытащить из болота средние танки оказалось много легче. Их тоже поставили под навес. Трое танкистов - Иволгин, Самохвалов и Костин - занялись разборкой моторов. Четверо пошли на деревню - искать по дворам инструменты и разные части - и действительно у одного мужика, кузнеца, значившегося в колхозе кустарем-одиночкой и лодырем, обнаружили среди ржавых замков и примусовых горелок все три карбюратора».

 
Явление Гусара, кустаря-одиночки


Нашелся и сельский народный умелец, облегчивший работу танкистов:
«Он пришел туда же под навес, где стояли танки. Звали его Гусар, был он жилистый и стройный, несмотря на года, с насмешливым морщинистым лицом, на котором большой лоснящийся нос выдавал пристрастие к выпивке. Ядовито улыбаясь, он слушал, какие именно инструменты и ключи необходимо достать или немедленно сделать.
- Антиресно, - сказал он, - антиресно, ведь меня уж давно собрались в архив сдать, да, значит, опять пригодился кустарь-одиночка...


На другой день он принес несколько ключей, так отлично сделанных, что танкисты удивились:
- Неужели, Гусар, это ваша работа?
- Антиресно, - сказал он ядовито, - антиресно ваше мнение о русском человеке... Кустарь-одиночка, пропойца... Так... А кто пьян, да умен - два угодья в нем... Нет, товарищи, поторопились вы судить русского человека.
У Гусара работа так и горела в руках. Хитер он был до удивления. На колхозной лошади сгонял на сожженную немцами паровую мельницу и привез оттуда стальные тросы и чугунные шестерни, - из них смастерили под крышей сарая подъемный кран и трактором вытащили из танка башню. Он бегал на лыжах по окрестным деревням и умудрился достать автогенную горелку и трофейные баллоны с кислородом. Он же подал простую идею: бронебойными снарядами прочистить от заусениц простреленный ствол пушки. Со второго выстрела бронебойным снарядом ствол стал снова гладок; сквозную дыру в нем, в которую выходили газы, забили стальными пробками и на это место навели бандаж из резинового шланга. Пушка была как только что с завода.


Тем временем танкисты приволокли к сараю еще четыре легких танка. По деревням уже знали об этой работе, и колхозники обшаривали болота в поисках боеприпасов и танков. Не проходило дня, чтобы к сараю не подъезжали сани, - валил пар от клочкастой лошаденки, которой в свое время побрезговали немцы, в санях сидел дед, с сосульками на усах, с древним строгим взором круглых глаз под изломанными бровями, и его внучонок, мальчишка, не видно от земли, - звонко спрашивал у чумазых от гари и масла танкистов:


- Эй, дяденьки, куда сложить сорокапятимиллиметровые осколочные?
Когда посланный генерала приехал в эту деревню, под крышей сарая дымили горны, шипел ослепительно голубой автоген, грохотали молотки по стали; один средний и два легких танка стояли готовые к бою; «КВ», с надетыми гусеницами, дымил и стрелял в выхлопную трубу, но еще не заводился.


- Передайте генерал-майору, что задержка только за командами, сказал посланному лейтенанту с тонкими губами Сашка Самохвалов, - пускай пришлют смелых механиков-водителей и башенных стрелков. Да пускай торопятся доставать горючее. Оптики у нас нет, - все поснимали немцы, приходится стрелять наводкой через дуло, это тоже возьмите на карандаш... А покуда вы будете канителиться, мы еще подкинем парочку крокодилов».


Но возникает вопрос – о каких машинах идет речь, КВ-1 или КВ-2? Алексей Толстой этого не уточняет, у него написано только  «КВ». На КВ-2 устанавливалась 152-мм танковая гаубица обр. 1938/40 гг, использовались выстрелы раздельного заряжания. Раздобыть их в тех условиях было чрезвычайно сложно. Да и сами КВ-2 выпускались в значительно меньших количествах, чем их собратья КВ-1.


 КВ-1 в первой половине 1942 года был еще вполне способен устроить описанную выше экзекуцию немецким танкам. Опасных для «Клима Ворошилова» 88-мм немецких зенитных орудий, или штурмовых орудий в том бою не было. Поразить огнем, например, немецкий Т-3, раздавить Т-2 или Т-1 КВ-1 был вполне способен.


Алексей Толстой создал подробное описание процесса приведения в боеспособное состояние  «КВ» после пребывания в болоте и «раскулачивания». И, весьма возможно, он был первым писателем, описавшим «КВ» в бою. Впрочем, это лишь версия…


Николай Морозов

Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
23 февраля 2018
Круть! Антиресно, - сказал он ядовито, - антиресно ваше мнение о русском человеке... :) Этому кузнецу, с рукопожатыми нашими, поговорить бы :)
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
23 февраля 2018
Круть! Антиресно, - сказал он ядовито, - антиресно ваше мнение о русском человеке... :) Этому кузнецу, с рукопожатыми нашими, поговорить бы :)

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц