Версия для печати

Как в годы ВОВ фальшивую бронь получали, чтобы воевать не идти

«Незаменимые молотобойцы» на заводских кузницах
Кустов Максим

Бронирование - это форма воинского учета работников, имеющих бронь. Бронь работника (сотрудника) – это отсрочка от призыва при объявлении всеобщей мобилизации.

В одной из военных песен Владимира Высоцкого есть такие строки:


В военкомате мне сказали: «Старина,
Тебе броню дает родной завод «Компрессор»!»
Я отказался. А Сережку Фомина
Спасал от армии отец его, профессор.


На знаменитом московском заводе «Компрессор» в годы Великой Отечественной делали реактивные минометы – «Катюши». Героя песни Высоцкого военкомат не призывал как работника важного оборонного предприятия. Невозможно было полностью лишить промышленность, транспорт, другие отрасли народного хозяйства квалифицированных специалистов.


Но, разумеется, возможность избежать повестки о мобилизации в ряды РККА, маршевой роты и пребывания в окопах не могла не привлечь внимания тех, кто очень хотел выжить, выжить любой ценой. Вместе с настоящими специалистами в тылу возжелали остаться «специалисты» совсем иного профиля. Явление это не осталось незамеченным советскими властными структурами.


15 марта 1942 года заместитель Народного комиссара обороны СССР армейский комиссар I-го ранга Ефим Щаденко подписал «Приказ об устранении нарушений порядка предоставления гражданам брони и отсрочек от призыва в Красную Армию». В этом документе было указано, что штаб МВО и комендант Москвы за несколько дней выявили  только путем выборочной проверки 3298 человек, незаконно забронированных. 


Каким же образом происходило незаконное бронирование? В приказе Щаденко приводятся несколько примеров.
Некто Б. ., заместитель  директора  в магазине № 19 «Гастроном» (г. Москва), в декабре 1941 г. был забронирован как электротехник завода № 478. Некто К. 1911 года рождения, комендант домоуправления при заводе № 337 (г. Москва) получил у начальника отдела кадров этого завода справку, что работает слесарем 5-го разряда.  Потом предъявил эту справочку в райвоенкомате Сталинского района  Москвы и получил желанную отсрочку от призыва. Бухгалтер столовой № 23 (г. Москва) К. бронировался в качестве сотрудника завода № 156.


На заводе № 43 военнообязанные П. и М. трудились в качестве кухонного рабочего и кладовщика. Оба были забронированы как  ценные специалисты.


Нашелся даже  отчаянный кадровик, который не побоялся на самый главный в годы войны орган – Государственный Комитет Обороны (ГКО) сослаться.


Помощник директора завода «Динамо» по кадрам Ж. просил в Пролетарском райвоенкомате отсрочить призыв в армию некоего Б.


Ж. заявил, что Б. является портным высокой квалификации и работает, якобы, по выполнению заказа ГКО. Это как же надо было любить хорошо одеться и портного ценить, чтобы рискнуть всуе поминать организацию, председателем коей был Иосиф Сталин. Если бы Ж. такую же отчаянную смелость на фронте проявлял…


Получив отказ военкомата, неукротимый помощник директора по кадрам объявил, что Б. – вовсе не портной, а «незаменимый молотобоец на заводской кузнице».


Директор завода «Мосгаз» С.  шоферов Е. (1905 года рождения) и Ш. (1912 года рождения) оформил одного слесарем, а другого — электромонтером. Оба были забронированы.


Сразу, конечно, бросается в глаза, что среди «незаменимых молотобойцев на заводских кузницах» преобладали труженики торговли и общественного питания. Оно и понятно. Как говаривал персонаж Аркадия Райкина: «Товаровед, директор магазина – уважаемые люди». У них была возможность отблагодарить тех, кто броней укрывал, быть им полезными. Получение «липовой» брони в тылу очень напоминает получение «липовых» наград на фронте… («Как «липовые» награды в Великую Отечественную получали», ВПК, 28 января 2018 г.).


А вот поступок директора завода «Мосгаз» мог быть  продиктован  и самыми благими побуждениями. В 1942 году найти опытных шоферов, взамен ушедших на фронт, было очень непросто. Может быть, директор С. вовсе не лично ему необходимых водителей бронировал, а радел исключительно о нуждах «Мосгаза». С кем-то ведь директору надо было план выполнять.  А «шутить» с невыполнением плана тогда очень не рекомендовалось.


Но и «шутки» с незаконной отсрочкой от призыва тоже могли, в случае разоблачения, кончиться очень не смешно.
В приказе замнаркома обороны Щаденко об этом сказано предельно ясно: «О всех лицах, виновных в незаконном предоставлении броней и отсрочек, а равно в незаконном исходатайствовании их — материалы передавать органам военной прокуратуры для привлечения виновных к судебной ответственности по законам военного времени».


Военным советам округов и фронтов было приказано для выявления виновных организовать проверку военкоматов, закончив ее к 10 апреля. А главному военному прокурору РККА было приказано периодически проводить внезапные проверки военкоматов.


Но было бы величайшей ошибкой абсолютизировать процесс погони за липовой броней. Тех, кто подобно герою песни Высоцкого, отказывался от самой настоящей брони и уходил на фронт, в СССР хватало. Иногда этим людям приходилось ради ухода на фронт с производства рисковать ответственностью «по законам военного времени». Но эта тема будет рассматриваться в другой статье…


Максим Кустов 

Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
24 февраля 2018
Мой дед отказался от брони, но ему её всё равно впаяли. Он и в военкомат жаловался и туда-сюда, бронь и всё! Пришлось добровольцем уйти, вернулся, почти все кто вместе с ним ушли погибли. Дед на Дальний Восток попал, а не под Москву... на нём закончился расчет на сотни. Его сотня на ДВ пошла. Никогда не думал, что бронь так легко получить было!
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
24 февраля 2018
Мой дед отказался от брони, но ему её всё равно впаяли. Он и в военкомат жаловался и туда-сюда, бронь и всё! Пришлось добровольцем уйти, вернулся, почти все кто вместе с ним ушли погибли. Дед на Дальний Восток попал, а не под Москву... на нём закончился расчет на сотни. Его сотня на ДВ пошла. Никогда не думал, что бронь так легко получить было!

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц