Версия для печати

Воинская невинность

Светские львицы в современном обществе ближе, чем национальные интересы
Евдокимов Александр

Василий Микрюков ставит вопрос о новых реалиях, в которых существует мировое сообщество. Современную ситуацию некоторые политики называют гибридной войной. Есть даже такие, которые характеризуют ее как третью мировую. На наш взгляд, следует воздержаться от крайних оценок.

Отклик на статью «Мертвые петли стратегии»

Стоит ли сомневаться в том, что так называемая Странная война являлась составной частью Второй мировой? В этот период боевые действия на Европейском континентальном ТВД не велись, но в одном 1939-м от ударов германских подводных лодок Великобритания потеряла 114 судов.

Конечно, не у всех хватает чести сказать «Иду на Вы», как это делал князь Святослав, тем не менее объявление войны является дипломатическим актом, как и ее окончание. Российскому военно-политическому руководству нельзя исключать вероломство агрессора и готовиться к такому варианту, однако считать подобное развитие событий нормой международного права не стоит. Если мы признаем политическую, экономическую, идеологическую, информационную борьбу, которая ведется повседневно, войнами, то пребывание в них станет для государств перманентным. Конечно, нам необходимы собственные теории, так как слепое копирование западных может сыграть злую шутку. Невооруженным взглядом видно, что их теории происходят из неоколониальной концепции «золотого миллиарда» и жандармского отношения к другим цивилизациям.

Фрунзе писал, что единая военная доктрина должна вытекать из классового существа государства и развития производительных сил страны

Василий Микрюков отметил, что в настоящее время борьба ведется не столько за ресурсы, сколько за умы. Конечно, современные средства передачи информации значительно расширяют возможности, но не стоит забывать, что подобное воздействие имело место всегда. Герой романа Александра Бека «Волоколамское шоссе» капитан Баурджан Момыш-Улы докладывал генералу Панфилову, когда вывел свой батальон из окружения: «Чему же в самом деле я научился? А ну, была не была, выложу самое главное. Я сказал:

– Товарищ генерал, я понял, что молниеносная война, которую хотят провести против нас немцы, есть война психическая. И я научился, товарищ генерал, бить их подобным же оружием.

– Как вы сказали: психическая война?

– Да, товарищ генерал. Как бывает психическая атака, так тут вся война психическая…»

Открытие, сделанное Баурджаном Момыш-Улы, было новостью для него самого, но не для историков, особенно для тех, кто видел развал страны в 1917 году. Не зря Александр Свечин ратовал за то, чтобы история войн и военного искусства стала одной из основных дисциплин в программах военно-учебных заведений. Сейчас мы видим обратное. Число учебных часов на данную дисциплину сведено до закритического минимума, в государственный экзамен вопросы по истории военного искусства не включаются. В результате выпускники вынуждены «изобретать велосипед».

Доступ во Всемирную паутину превратил повседневность в арену информационно-психологической борьбы. Возможно, что в случае развязывания крупномасштабной войны, когда противоборствующие стороны станут валить космические группировки друг друга, Интернет закончится и все будут получать ограниченный объем информации, как во время Великой Отечественной – сводки Совинформбюро. Впрочем, кто готов предать – предаст, а кто готов выстоять – выстоит, как это сделал герой повести Владимира Богомолова «Момент истины» Аникушин с остатками бойцов, когда, ведя бой в окружении, получил преступный приказ на отход, однако не оставил позиции – развилки дорог, пока на смену не пробилась механизированная бригада. «Как выяснилось впоследствии, приказание об отступлении было передано по радио помощником начальника оперативного отделения штаба дивизии, захваченного в плен немцами и склоненого ими к измене. Его голос знали радисты в полках, и потому сфальсифицированное лжеприказание тремя группами из пяти было без промедления выполнено».

Василий Микрюков не зря заметил, что наш народ имеет опыт разрушения Российской империи и Советского Союза. К данным двум событиям следует прибавить еще распад Киевской Руси и Смуту, тогда получится полная картина. Во всех случаях имело место информационно-психологическое воздействие, которое в комплексе с социальными разногласиями в обществе приводило к негативным последствиям, к тому, что наши расстроенные умы готовы были отдать себя и ресурсы на разграбление супостатам. Информационно-психологическое воздействие было успешным именно в совокупности с социальным расстройством в государстве. Так, например, русская шляхта Западной Руси ополячилась, окатоличилась и стала врагом для своего народа.

Обратим внимание на социальное устройство Российской империи. Когда служилые сословия – сначала дворяне, а потом еще и казаки не смогли решать весь объем военных задач, потребовалась всеобщая мобилизация. Правящая верхушка не решилась на глобальные преобразования, пошла на поводу у олигархии и тем самым опрокинула страну в пучину революции. Разрушительное информационно-психологическое воздействие оказалось успешным.

В Советском Союзе военные задачи сначала были возложены только на рабочих и крестьян, а с декабря 1936-го – на трудящихся, так как таковым стало все население. Однако четких требований к связи выполнения воинской обязанности с предоставлением политических прав не было. Это явилось лазейкой, через которую сначала ринулась золотая молодежь, а потом все псевдоинтеллигенты. Можно было получить отсрочку и использовать ее как пожизненную, ведь на права это не влияло.

Современная Россия получила аморфное социальное устройство позднего СССР. Мы не случайно употребляем термин из молекулярной физики. В нашем современном обществе «кристаллической решетки» в виде сословий или классов нет, что позволяет постиндустриальной буржуазии в «мутной воде» обделывать свои делишки. Стратификация по имущественному цензу отражает всю гниль грабительской приватизации и повседневной коррупции. Верхний слой сложно назвать даже нашими соотечественниками – элита, боясь национализации, держит капитал за границей, фактически ей ближе второе гражданство. Либеральная псевдоинтеллигенция, находясь на услужении у олигархии, морочит всем голову болтовней о свободе, которая по сути является безответственностью. Даже малограмотному человеку, каким был Морозка, герой романа Александра Фадеева «Разгром», видна подоплека: «Морозка с детства привык к тому, что люди, подобные Мечику, подлинные свои чувства – такие же простые и маленькие, как у Морозки, – прикрывают большими и красивыми словами и этим отделяют себя от тех, кто, как Морозка, не умеет вырядить свои чувства достаточно красиво. Он не сознавал, что дело обстоит именно таким образом, и не мог бы выразить это своими словами, но он всегда чувствовал между собой и этими людьми непроходимую стену из натащенных ими неизвестно откуда фальшивых, крашеных слов и поступков». При этом аморфная социальная система дает таким людям возможность не только голосовать на выборах, но и выдвигаться. Светская львица относительно успешно борется за пост президента нашей страны, во всяком случае не последняя в рейтинге кандидатов.

Следует обратить внимание на государство, которое находится во враждебном окружении, успешно отражает агрессии, эффективно противостоит информационно-психологическим и кибернетическим атакам. Это – Израиль

Социальные группы по профессиональному признаку стали расплывчатыми и неустойчивыми, многие специальности, еще вчера необходимые, сегодня отмирают, светлое будущее, о котором писали фантасты Иван Ефремов и братья Стругацкие, приблизилось. Всем представилась возможность заниматься творчеством, но не все оказались к этому готовы. Если Фрунзе писал, что единая военная доктрина должна вытекать «из классового существа государства и развития производительных сил страны», то в нынешнем состоянии, когда многое умалчивается и корректно обходится политическим руководством, сложно откровенно говорить о государственных стратегиях, не только о военной. В условиях социальной неопределенности появляется соблазн обратиться не к нашим истокам и авторитетам, а к иностранным, тем более что при предыдущем министре обороны на Запад показывали как на образец.

Нам следует обратить внимание на государство, которое находится во враждебном окружении, успешно отражает военные агрессии и борется с терроризмом. Кроме того, оно эффективно противостоит информационно-психологическим и кибернетическим атакам. Это государство – Израиль.

Его отцы-основатели Бен Гурион и другие заложили в основу демократический принцип не только в правах, но и в обязанностях. Кроме того, была выстроена открытая и всем понятная их взаимосвязь. Выполнил обязанности – получи политические права. Двухтысячелетнее рассеяние евреев по миру лишило народ всякой знати. Новое израильское общество еще в Османской империи и позднее на британской подмандатной территории стало строиться по образцу афинской политии, описанной Аристотелем. В чем здесь особенность? Нового ничего нет, все опробовано в древних цивилизациях. В аристократиях воинские обязанности исполняют аристократы, в тимократиях – тимократы, в олигархиях – наемники, в политии – все граждане, за что пользуются политическими правами. Именно такая структура общества позволила противостоять различным угрозам и самое главное – объединять умы вокруг государственной идеологии. Современным израильтянам служба в ЦАХАЛ не мешает строить карьеру в науке, искусстве или спорте.

Для Израиля военно-гражданское устройство общества не является новшеством, его создал Моисей по Завету Всевышнего. Неужели Господь сразу не допустил бы евреев в Ханаан, будь они к этому готовы? Глядя на современную карту, от Египта до Палестины – за угол завернуть, но не тут-то было. Пока не вымерло поколение, жившее в Египте в условиях кастовых предрассудков, им нечего было делать среди агрессивных амаликитян, аммонитян, моавитян, филистимлян и других старых этносов, которые погрязли в идолопоклонстве, гомосексуализме и совершали человеческие жертвоприношения. Последним из вышедшего поколения был сам Моисей, но и ему не суждено было перейти Иордан. Когда он умер на пороге Ханаана, Иисус Навин повел народ – войско, общество свободных граждан – воинов в землю, отданную им Господом. Таким образом, нынешнее устройство Израиля опробовано евреями в древности.

Призыв президента Путина к сплоченности всех патриотических сил нашего общества может остаться просто словами, если не последуют действия, чтобы структурировать наше общество по афинскому или по израильскому образцу. Стоит ли решаться на такой шаг, отказаться от русского раздолбайства и неопределенности, выбирать нашим гражданам, тем более внешние и внутренние обстоятельства к этому подталкивают.

#Александр Альфредович Бек #Александр Андреевич Свечин #Владимир Осипович Богомолов #Александр Александрович Фадеев #Ксения Анатольевна Собчак #Иван Антонович Ефремов #Михаил Васильевич Фрунзе #Давид Бен Гурион

Опубликовано в выпуске № 9 (722) за 6 марта 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц