Версия для печати

Ночной налет на Кремль

Зачем полубатальон с россиянами утюжили три часа
Елисеев Сергей

Отклик на статью «Разборка в логике войны»

Содержание аналитических материалов о столкновении в районе населенного пункта Аль-Табия в провинции Дейр эз-Зор, имевшем место в ночь с 7 на 8 февраля между силами возглавляемой США коалиции и, как утверждается, проасадовскими отрядами и российскими «частными военными специалистами», постепенно меняется. Сегодня почти все СМИ утверждают, что был не бой, а налет авиации и артиллерии, бомбовый и штурмовой удар по войскам, передвигавшимся в колонне.

Рассмотрим событие, произошедшее в районе населенного пункта Аль-Табия с точки зрения тактики, так как именно к этой области относится теория и практика боя (если он был). Автором используются данные только из открытых источников.

Главной целью американцев в событии, произошедшем близ Аль-Табия, было убить как можно больше русских

Пентагон устами командующего ВВС Центрального командования вооруженных сил США генерал-лейтенанта Харригана выдал следующую информацию: «При отражении атаки, предпринятой силами противника численностью до батальона при поддержке танков, ствольной и реактивной артиллерии, в течение более трех часов были задействованы наземная артиллерия и авиация, включая разведывательно-ударные беспилотники МQ-9, ударные вертолеты АН-64, многофункциональные истребители F-22А, истребители-бомбардировщики F-15E, «Ганшипы» АС-130 и стратегические бомбардировщики В-52 (…) Противник был разбит и отступил, потеряв только убитыми около 100 человек». То есть необходимо уточнить, был не налет, как пишут СМИ, а налеты разнородных воздушных средств на колонну в течение трех часов.

Генерал не называет ни одного средства наземной артиллерии, но перечисляет все задействованные летательные аппараты. Возникает вопрос: вела ли вообще огонь наземная артиллерия со стороны поддерживаемых американцами войск? Ответа пока нет.

Попробуем разобраться, что там было. Генерал говорит: «Атака». Скорее всего не было ни боя, ни атаки. Объясню почему.

С точки зрения тактики атака представляет собой стремительное движение в боевом порядке подразделений, частей и соединений в сочетании с огнем наивысшего напряжения с целью уничтожения противника. Возможно ли атаковать современного противника, находясь на походе в колонне? Начиная со второй половины XIX века так никто не делает. Таким образом, генерал Харриган вводит мировую общественность в заблуждение, говоря, что авиация применялась в ходе отражения атаки, ибо таковой не было.

Подразделение шло в колонне и не успело развернуться в боевой порядок. Можно предположить еще и такие версии: 1) оно и не планировало разворачиваться ночью, 2) оно только начинало формировать колонну для движения. Заметим, что вышеупомянутый генерал утверждал: американцы продолжительное время наблюдали за этим подразделением. При этом любое движение они были готовы назвать атакой?

В ночь с 7 на 8 февраля настал самый подходящий момент для атаки с воздуха, так как силы и средства противника не приведены в боевое положение, а какое-то движение имеет место. Применение силы в этот момент предполагает полное отсутствие потерь у нападающей стороны. Далее более трех часов велся массированный огонь. Сообщения о потерях нападающей стороны в СМИ отсутствуют. К таким вещам американцы весьма чувствительны.

Итак, атаки не было, не было и боя, так как последний – «организованное вооруженное столкновение соединений, частей, подразделений (самолетов, кораблей) воюющих сторон». Он может быть общевойсковым, или воздушным, или морским. Но не бывает боя между стратегическим бомбардировщиком и сухопутным подразделением. Почему? Да потому, что нет соприкосновения с противником. В самом деле до наземного противника подразделение еще не дошло, а воздушный противник бесконтактно применил по нему авиационные средства поражения (АСП), заведомо зная, что ПЗРК в этом «батальоне» нет и огневого контакта не будет. Таким образом, налет (по крайней мере первый) был внезапный, а дальше более трех часов шла мясорубка (бойня). Так квалифицируют этот «бой» и большинство СМИ.

В итоге вырисовывается, что имели место ночные налеты разнородных сил боевой авиации на колонну подразделения, двигавшегося в походном строю численностью «примерно в батальон». Теперь настало время сказать о его точной численности.

Министр обороны США в беседе с журналистами уточнил, что в деле под Аль-Табия противник насчитывал 257 человек. Это не рота (обычно до 100 человек), но и далеко не батальон, так как в нем 400–500 человек. И этот полубатальон утюжили три часа. Часть людей спаслись. Потери убитыми определяются «около 100 человек», то есть с точностью до единиц не называются. Значит, на поле боя никто их не считал да и не мог из-за кровавого месива. Можно предположить, что по каждому убитому АСП применялись несколько раз. Скорее всего тот, кто дал команду применить все боеготовые авиационные силы по одному подразделению, был осведомлен не только о том, сколько в этом подразделении человек, но и о том, сколько среди них русских.

Три часа по полубатальону – не слишком ли много для «боя» местного значения? Без правил и, конечно, непрофессионально, так как нанесенный ущерб (тактический термин) далеко не соответствует затраченным средствам. При этом с точки зрения человеческой морали жизнь даже одного человека – невосполнимая потеря.

В рассматриваемом случае колонну из 257 человек можно было вывести из строя нарядом сил в составе нескольких ударных вертолетов, но это не устраивало американское командование, так как нужно было провести удар тактического масштаба, но со стратегическими целями.

Известно, что тактика и техника тесно взаимосвязаны между собой. Для полной картины необходимо дать характеристику технике, примененной против сил «до батальона» в Сирии. Ее «блестящие» способности и возможности уже отражены нашими СМИ. Дополним их.

МQ-9 («Риппер» – жнец) – основной разведывательно-ударный БЛА. Прототипом является дрон МQ-1 («Предатор» – хищник). Имеет турбовинтовой двигатель. Скорость – до 480 километров в час. Потолок – 13 тысяч метров. Время нахождения в воздухе – 16–28 часов. Грузоподъемность – 1700 килограммов. Вооружение: ракеты «воздух-земля» и бомбы. Действует при любых погодных условиях. Основной недостаток МQ-9 (как и всех дронов) – возможность потери связи и отсутствие программ, гарантирующих успешные автономные действия. Другими словами, он может быть захвачен противником путем несанкционированного управления его полетом, как это сделали иранцы с RQ-170 в 2011 году.

АС-130 представляет собой самолет непосредственной авиационной поддержки («Ганшип» – воздушный артиллерийский линейный корабль). АС-130 – результат переконструирования С-130Н («Геркулеса»). Отличается наличием по левому борту мощного вооружения. Огонь ведется, когда самолет находится в вираже, по цели, находящейся в центре (вершине) воображаемого перевернутого конуса. На этот четырехдвигательный турбовинтовой самолет установили даже 105-мм гаубицу. В настоящее время «Ганшип» действует в основном ночью и там, где отсутствуют ЗРК, ПЗРК и зенитные орудия с радиолокационным наведением. В истории применения АС-130 отмечены значительные потери этих самолетов на «Тропе Хошимина», которую вьетнамцы эффективно прикрывали средствами ПВО. В дневное время даже огонь стрелкового оружия оказался губительным для «Ганшипов». Считается, что лучше всего применять «Ганшипы» парой: два самолета входят в вираж так, чтобы находиться в противоположных точках окружности конуса (см. выше) и вести огонь по кругу диаметром 15 метров. Во время операции «Буря в пустыне» АС-130 с поставленными задачами не справились: жара приводила почти к полной засветке на прицелах «Ганшипов». Один самолет был сбит иракскими ЗРК. В настоящее время выводится из эксплуатации.

В-52 («Стратофортресс» – стратосферная крепость). Восьмидвигательный турбореактивный дозвуковой стратегический бомбардировщик и носитель крылатых ракет. Стоит на вооружении с 1955 года. Имеет внушительные размеры. Наверное, поэтому американцы выставляют его почти на всех авиационных выставках. Основная задача, для которой разрабатывался В-52, – доставка двух водородных бомб для бомбардировки целей на территории СССР. В настоящее время отрабатываются совместные действия «Стратофортресса» с истребителем пятого поколения F-22. В Афганистане применялся на поле боя для авиационной поддержки наземных войск при отсутствии у противника каких-либо средств ПВО. Во Вьетнаме только в декабре 1972 года США потеряли 34 «Стратофортресса» (по данным Вьетнама). Американцы (как всегда, преуменьшая свой урон) говорят, что недосчитались тогда 19 самолетов. Было сбито 15 машин, а из четырех В-52 экипажи выпрыгнули, дотянув на подбитых «крепостях» до нейтральных вод. Как бы там ни было, потери заставили американцев 30 декабря 1972 года сесть за стол переговоров с Вьетнамом.

АН-64 («Апач» – североамериканский индеец) – двухдвигательный ударный вертолет. Вооружение – одноствольная 30-мм пушка, ракеты и бомбы. Как показали боевые действия в Ираке, «Апачи» чувствительны к хорошо организованной системе ПВО. Только один пример применения «Апачей» в Ираке: из 33 участвовавших в налете АН-64 получили повреждения 30. Один был сбит. Два «Апача» списаны из-за непригодности к ремонту. Только семь вертолетов остались пригодными для полетов.

Истребитель F-22 («Раптор» – хищная птица) – самолет пятого поколения. Самый дорогой в мире. Полная стоимость одного самолета – 350 миллионов долларов. Дальность обнаружения цели – 225 километров. Вооружение – 20-мм пушка с 480 снарядами, 8 ракет «воздух-воздух», корректируемые авиабомбы. Основной недостаток – недостаточная маневренность для ближнего воздушного боя.

F-15E («Страйк Игл» – ударный орел) – двухместный истребитель-бомбардировщик, созданный на базе учебно-боевого F-15D. Может использоваться для патрулирования воздушного пространства и обеспечения прикрытия сухопутных войск. Применяется во всех войнах и вооруженных конфликтах с участием США.

Главная (стратегическая) цель в событии, произошедшем близ Аль-Табия, была убить русских, которые, как знали американцы, находились в подразделении, поддерживающем Асада. При этом учитывалось: наши соотечественники сражаются в составе проправительственных сил на правах добровольцев в частном порядке и официально Россия наверняка сделает заявление, что в разгромленном подразделении (напомним, что даже батальон численностью 500 человек – всего лишь тактическое подразделение) нет военнослужащих РФ. Нужна была бойня, чтобы затруднить опознание и выдать всех погибших за русских, что западные СМИ сразу и подхватили.

Что это дает американской стороне? Во-первых, накануне наших выборов показать: война в Сирии не закончена. И там, во-вторых, гибнет большое число российских граждан. В-третьих, американская армия обладает ВВС, которые эффективно воюют в Сирии, и налогоплательщик не зря тратится на их содержание и вооружение. Самое главное, чтобы все это было громко, на весь мир. Такова стратегическая цель тактического «боя».

Почему необходимо акцентировать на этом внимание? Дело в том, что тенденция убийства исподтишка наших соотечественников в Сирии (и не только) будет иметь место и в последующем. Американцы потерпели фиаско в стремлении свергнуть законное правительство Сирии. Их политика не поддержана народами Большого Ближнего Востока. Возрос авторитет России в мире, и с этим смириться труднее всего.

Военного искусства со стороны американцев в бойне не было проявлено никакого. В ночь с 7 на 8 февраля получилась полигонная бомбардировка и штурмовка по площади, но в этом как раз и заключается американская тактика в действиях по тем подразделениям, в которых могут находиться русские.

Учитывая стремление США везде наносить информационный ущерб России, смею утверждать, что этот удар американской авиации в Сирии под Дейр эз-Зором по подразделению, где находились наши граждане, не случаен. Представленный аналитический материал автор считает далеко неполным и, возможно, в деталях даже ошибочным (в этом событии по-прежнему слишком много неясностей), но отношение американских вооруженных сил к российским военным и невоенным гражданам, находящимся в Сирии, именно таково.

Подобные грязные делишки делаются большими силами исходя из того, что действия нескольких вертолетов или самолетов не будут замечены. Делаются ночью, что удобно из соображений безопасности для своей авиации и возможности скрыть неприятные подробности. Большое кровопролитие – для устрашения. Такова современная «тактика» американских войск в Сирии. Таковы грязные формы и способы ведения информационной войны.

Досадно, однако, то, что на полях информационной войны наши аналитики становятся «объективистами» и пытаются найти правду в лживых заявлениях американских дезинформаторов. Хочется верить, что это от наивности и доверчивости, свойственной нашим соотечественникам.

Опубликовано в выпуске № 9 (722) за 6 марта 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц