Версия для печати

Полковник вместо императора

Китай наращивает присутствие в Африке с оглядкой на Советский Союз
Леонидов Игорь
Фото: dmags.net

Отклик на статью «Не фунт Хартума»

Железная дорога Аддис-Абеба – Джибути, построенная Китаем к началу 2017 года, – стратегическое звено политико-экономического влияния КНР на Африканском Роге. С учетом планов постоянного военного присутствия в Джибути, то есть в центральной части трансконтинентальной водно-транспортной артерии Средиземноморье – Суэцкий канал – Красное море – Индийский океан, Пекин обосновывается здесь надолго.

О строительстве железной дороги Аддис-Абеба – Харэр – Могадишо генерал Барре говорил при посещении Госплана СССР в мае 1973-го. Но решения Москвы не последовало

Столь значимые проекты по сути повторяют политику Парижа в том же регионе. Это прежде всего построенная к 1917 году железная дорога Аддис-Абеба – Французское Сомали (с 1978-го – Республика Джибути). Но Великобритания и Италия, обладавшие до конца 50-х северной и большей частью Сомали соответственно, не допустили расширения присутствия Франции в регионе. А сегодня сохранившуюся военную базу Парижа в Джибути все активнее теснит Пентагон, расположившийся здесь с начала 2000-х.

Более того, Вашингтон и Лондон сделали в развитие своей «франкофобии» все возможное, чтобы Джибути не оказался в зоне контролируемого французским казначейством франка Экваториальной Африки. Скорее всего сверхзадача такой политики состояла в том, чтобы исключить Париж из претендентов на крупные запасы нефти, разведанные в восточноэфиопском Огадене и Северном Сомали. Неспроста Огаден управлялся, несмотря на протесты Аддис-Абебы, британской администрацией до 1953 года включительно.

Эфиопский император тяготился выходом страны к ее портам только через Французское Сомали. Потому он в конце 60-х – начале 70-х предлагал не западными компаниям, а Советскому Союзу совместно доработать проект железной дороги из Аддис-Абеба в один из портов – Массауа или Асэб, расположенных в Эритрее. Но Москва тянула время: генерал Барре, овладевший к тому времени Сомали, поначалу ориентировался на СССР и вдобавок претендовал на сопредельный Огаден, где, повторим, были разведаны крупные запасы нефти. Все это сулило благоприятные перспективы в отличие от сотрудничества с Хайле Селассие, претендовавшего на равноправие во взаимоотношениях с СССР.

Между тем сомалийский президент (в 1969–1991) Мохаммед Сиад Барре не единожды говорил, что в Сомали выступает за строительство железной дороги Аддис-Абеба – Огаден (Харэр) – главный сомалийский порт Могадишо или от Огадена к Бербере (на северо-западе Сомали). В частности, об этом было сказано генералом Барре при посещении Госплана СССР в мае 1973-го. Но решения со стороны Москвы не последовало. Поскольку уже тогда было решено «заменить» Хайле Селассие, императора Эфиопии с 1932 года, героя антифашистской борьбы, всячески способствовавшего сближению Аддис-Абебы и Москвы после Второй мировой войны, полковником Мариамом. Последний обещал ускоренное строительство социализма и приоритетное влияние СССР в Эфиопии.

Такой сценарий был связан и с тем, что с «товарищем Менгисту» было легче договориться насчет ресурсов Огадена, чем с Сиадом Барре по тому же вопросу на севере Сомали. А в такой ситуации железная дорога из Огадена до любого сомалийского порта была политически невыгодна Москве. Поэтому сомалийско-эфиопское напряжение после свержения в сентябре 1974-го Селассие нарастало все быстрее. Тем более в связи с активными претензиями Могадишо на Огаден после свержения эфиопского императора и растущими поставками советского вооружения Аддис-Абебе. Естественно, вскоре разразилась эфиопско-сомалийская война («Непримиримые союзники»), закономерно завершившаяся поражением Могадишо, ибо СССР поддержал другую сторону. Характерно, в этой связи, что КНР стала с 1975 года быстро наращивать поставки вооружения сомалийцам, а китайские дипломаты убедили Барре, что целью Советского Союза является якобы отторжение от Сомали порта Бербера для беспрепятственной доставки туда огаденской нефти и ее последующего экспорта, подконтрольного Москве.

Так или иначе, но вскоре после визитов Сиада Барре в 1977–1978 годах в Каир и Пекин Сомали расторгла все соглашения с СССР. Железную дорогу между Эфиопией и Сомали так и не построили. А Огаден по-прежнему конфликтный регион.

Опубликовано в выпуске № 13 (726) за 3 апреля 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...