Версия для печати

Краснокожая гвардия Троцкого

С нарушителями дисциплины боролись засучив неуставные рукава
Чуприн Константин

Мода – многоликая совокупность этико-поведенческих и эстетических артефактов. Ее можно назвать внешним проявлением ментальности – и общественной, и индивидуальной. Совершенно не чужды моды вооруженные силы, причем речь зачастую идет не только и не столько о государственной униформистике, сколько о субкультуре, взращенной в конкретных исторических условиях профессиональной воинской средой, в известной степени изолированной, но вовсе не герметично.

Даже вводимая в ведомственном порядке военная форма одежды отражает как соображения практичности и эффектного (в плане визуального воздействия не только на соотечественников, но и на потенциальных супостатов) стиля, так и некие личные предпочтения большого начальства, наделенного правом утверждать или отвергать разработанные дизайнерами образцы обмундирования. И порой, нужно отметить, эти предпочтения противоречили как раз соображениям практичности и экономии бюджета.

Военспецы из бывших офицеров украшали лишенные погон, но тщательно подогнанные по фигуре шинели меховыми воротниками

Доходило до довольно комичных с современной точки зрения моментов. Скажем, личная охрана Троцкого, сопровождавшая его в наводящем страх на нарушителей ревдисциплины спецпоезде, была с ног до головы обмундирована в красную кожу и имела нарукавные знаки с паровозом на фоне Солнца – светилом революции, видимо, Лев Давидович считал, не без некоторых на то оснований, себя лично. Такие, как их называли, «красноиндейцы» разительно отличались от других бойцов РККА, сплошь и рядом просто оборванных. Хотя большевистское государство и прилагало во время Гражданской войны большие усилия по налаживанию вещевого снабжения красноармейских масс. Достаточно вспомнить известную фотографию парада РККА в Харькове 1920 года, где пехота с японскими винтовками «Арисака» вышагивает в лаптях с обмотками.

Вообще чего только тогда не носили в Красной армии – вплоть до старорежимных доломанов, трофейных рейтуз австро-венгерских гусар (и те, и другие предметы были украшены затейливыми узлами из желтых шнуров) и невесть как попавших в Россию мягких шляп итальянских берсальеров. Такие шляпы, между прочим, использовались в чапаевской 25-й стрелковой дивизии.

Но уже тогда в Красной армии проявлялись элементы неуставной субкультуры в форме одежды и манерах ее ношения. Например, военспецы из бывших офицеров, сохранив щепетильное отношение к своему внешнему виду, щеголяли со стеками и украшали лишенные погон, но тщательно подогнанные по фигуре старорежимные же шинели меховыми воротниками. Наверное, это злило красноармейцев и краснофлотцев, впрочем, тоже не чуждых неких прибамбасов. К последним, например, относились пулеметные ленты, носившиеся крест-накрест «для устрашения», что в принципе было еще и удобно для расчетов максимов (это широко использовалось и в годы Великой Отечественной). Матросы РККФ 1918–1920 годов не упускали случая вшивать широченные клинья в клеши, буквально подметая ими мостовые. Причем клеши было принято тщательно, в стрелку, отутюживать. Потому матросов прозвали клешниками.

Константин Чуприн,
ведущий рубрики

Опубликовано в выпуске № 21 (734) за 5 июня 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц