Версия для печати

Разведка берет на карандаш

Немецкие разведчики различали английские подразделения по акценту
Олейников Алексей
Германский армейский полевой телефон обр. 1905 г. с батарейным отсеком. Фото: topwar.ru

Служба подслушивания неприятельских телефонных и телеграфных переговоров, а также разговоров в окопах противника стала в годы Первой мировой весьма важным видом войсковой разведки. Была создана целая система, появились весьма совершенные аппараты – как для подслушивания, так и для противодействия оному. И в русской армии делались успешные попытки такой разведки, но сегодня – об английском и немецком опыте.

Некоторое представление о деятельности службы подслушивания может дать книга «Секретный корпус», написанная капитаном английской армии Фердинандом Тохаем. «Шпионы теперь уже не должны ползать по земле. Это им приходилось проделывать только в первые годы войны, когда еще не были изобретены специальные аппараты для подслушивания сообщений, передаваемых по проводам. В те далекие времена высылались храбрые люди к окопам противника, которые должны были спрятаться перед самыми проволочными заграждениями и стараться подслушать разговоры неприятельских солдат, занимавших передовые линии. «Высокий Генеральный штаб» был твердо убежден в том, что солдаты, занимающие передовую линию, во время чистки своей посуды и тому подобных полезных занятий развлекаются исключительно разговорами на темы о высшей стратегии. Итак, к окопам противника высылался толковый малый, которому иногда удавалось услышать, как немецкий солдат Фриц развивал своему другу Гансу предстоящую операцию во всех тактических подробностях и со стратегической точки зрения. На самом же деле если ему вообще удавалось что-либо услышать, то что-нибудь в таком духе, как германский унтер ругался с подчиненными или другие солдаты вспоминали о своих семьях. Все, что удавалось подслушать, аккуратно заносилось на бумагу и доставлялось высокому начальству. А война шла своим чередом. На другую ночь история повторялась, слышались опять такие же перебранки и воздыхания по семье и родине».

Не только дивизии и бригады, но даже каждый отдельный прибывающий на передовую английский батальон немедленно принимался немцами на учет

В 1916-м этой забаве наступил конец, так как в английской армии начал применяться специальный прибор для подслушивания, известный под названием Itok, сокращенно It. Аппарат состоял из ящичка, устанавливаемого в защищенном месте – как можно ближе к передовой линии, от которого прокладывались кабели с заземлениями в пространство между своими и вражескими окопами. Несколько переводчиков, снабженных телефонами, с карандашами в руках сидели целый день, слушая и записывая все, что происходило у неприятеля. Отрывки разговоров, приказания какого-нибудь начальника – все заносилось на соответствующий бланк.

Значение хорошо поставленной службы подслушивания подтверждается следующим примером. Перед большим наступлением на Сомме в июле 1916-го англичане почти ежедневно подводили свежие части на один из участков фронта, находясь в полной уверенности, что немцы ничего не замечают. Легко представить себе смущение английского командования, когда вскоре агентурным путем была получена краткая немецкая разведывательная сводка, из которой следовало, что не только дивизии и бригады, но даже каждый отдельный прибывающий на передовую британский батальон немедленно отмечался и принимался немцами на учет– на основании данных от службы подслушивания. Как пишет капитан Тохай, персонал немецких станций так хорошо знал свое дело, что уже по диалекту легко определял, какие перед ним части – шотландские, английские, канадские или австралийские.

Большие успехи службы подслушивания побудили стороны принять различные меры противодействия. Войскам строго запрещались разговоры о предметах, представляющих интерес с военной точки зрения. Понемногу английские станции подслушивания перестали поставлять необходимый разведматериал. К концу войны британцы использовали данный метод исключительно для контроля своих же частей, стоявших в передовой линии. В случае нарушения изданных на этот счет распоряжений, виновные немедленно устанавливались станциями Itok с принятием командованием должных мер.

Часто удавалось вводить немцев в заблуждение, ведя фиктивные разговоры. Характерный пример: отделение канадцев с сильно выраженным акцентом было выделено из своего корпуса, стоявшего у Амьена, и переведено на ипрские позиции, где его расположили на участке, вблизи которого, как было известно, стояла немецкая станция подслушивания. Канадцам приказали разговаривать об атаке, которую на данном участке планируется провести всем канадским корпусом. В частности, был подготовлен текст: «Черт побери, как будто мы, канадцы, недостаточно поработали на юге. Теперь пригнали нас еще сюда для наступления на Ипр. Пора, чтобы господа англичане сами принялись за дело». Эти слова немцами были тут же перехвачены и «проглочены» германским Генеральным штабом. Последний должен был учесть это как признак, указывающий на переброску канадского корпуса к Ипру. Но через день-два пришлось убедиться в обратном – 8 августа канадцы начали наступление на Амьенском фронте.

Если верить английским данным, первыми начали применять станции подслушивания немцы. Германское командование обращало большое внимание на правильную постановку этой службы. Была создана особая организация, которой вменялось непрерывно следить за противником при помощи специальных приборов станций Areudt. На одном из совещаний немецких связистов капитан Плегер сделал следующее сообщение: «Нам почти всегда удавалось заблаговременно узнавать о задуманных противником внезапных атаках. Невзирая на то, что французы ввели у себя строжайшую переговорную дисциплину, все же мы, учитывая разные особенности, привычки и упущения их телефонистов и телеграфистов, путем внимательного наблюдения и сопоставления этих данных и особенностей диалекта, оборотов речи сумели выработать для каждой французской дивизии особый список примет, который и распространялся по всему фронту. Мы знали всегда, когда та или другая французская часть снималась с одного и появлялась на другом участке фронта».

Кто-то их германских специалистов связи высказался в том смысле, что благодаря хорошо налаженной службе подслушивания удалось спасти много жизней – своевременно отведя людей в тыл в тех случаях, когда удавалось обнаружить предполагаемые взрывы мин или внезапное огневое нападение.

В отличие от английских германские станции успешно работали до конца войны. Причинами стали, с одной стороны, принимаемые немцами меры: телефонно-телеграфные линии строились двухпроводными, текст сообщений шифровался, была установлена строгая разговорная дисциплина. Но, конечно, это не могло полностью гарантировать от подслушивания. Более серьезным выходом из положения стало введение на передовой телеграфирования Utel (по однопроводной линии, не дающее возможности подслушать). Фирмой «Сименс и Гальске» в июле 1917 года был взят патент на аппарат, конструкция которого держалась в строгой тайне.

Принцип устройства – передача телеграфных токов по проводам в такой форме, которая не давала возможности их обнаружить.

Заголовок газетной версии – «Слушай, товарищ!»

Алексей Олейников,
ведущий рубрики, доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 22 (735) за 12 июня 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц