Версия для печати

Штурм высот во что бы то ни стало – тактическая ошибка Красной Армии?

Насколько справедливо такое суждение немецкого генерала?
Кустов Максим

Неприятную для нас оценку одной из особенностей тактики РККА можно найти в мемуарах немецкого генерала Фридриха Меллентина: 

«У русских была одна тактическая ошибка, которую они так и не смогли искоренить, несмотря на жестокие уроки. Я имею в виду их почти суеверное убеждение в важности овладения возвышенностями. Они наступали на любую высоту и дрались за нее с огромным упорством, не придавая значения ее тактической ценности. Неоднократно случалось, что овладение такой высотой не диктовалось тактической необходимостью, но русские никогда не понимали этого и несли большие потери».


Можно, конечно, изначально не согласиться с этой оценкой, списать ее исключительно на изначальную предвзятость битого  немецкого генерала. Генерал Меллентин, безусловно, много чего спорного, а иногда даже забавного написал («Красноармеец «удовлетворяется» пригоршней проса: немецкая сказка», ВПК, 05 июля 2018).


Но при этом многие его оценки заслуживают внимания. Он вовсе не замалчивает сильные, с его точки зрения,  стороны Красной Армии. Так, например, он считал наших бойцов непревзойденными мастерами просачивания, отмечал, что в этой форме боевых действий они себе равных не имеют. Отмечал Фридрих Меллентин искусство при ночных передвижениях, упорство при захвате плацдармов.


Его мнение о штурмах высот Красной Армией поневоле заставляет вспомнить о том, сколько в отечественной литературе только поэтических строк написано о штурмах высот: «Как много их, друзей хороших, лежать осталось в темноте, у незнакомого поселка, на безымянной высоте… он может умереть на высоте, но раньше должен на нее подняться… вцепились они в высоту, как в свое, огонь минометный, шквальный…а мы все лезли толпой на нее, как на буфет вокзальный».


И в прозе об этом написано не меньше. В повести писателя-фронтовика Василя Быкова «Его батальон», например, стрелковому батальону приказано взять высоту шестьдесят пять ноль. А в батальоне 76 человек осталось.
Пополнение приходит, но выясняется, что вновь прибывшие бойцы из Средней Азии «по-русски ни бельмеса». Хорошо, что нашлись среди них те, кто мог стать  переводчиками. Через несколько часов и «старожилам» батальона, и новичкам предстоит идти в атаку на высоту…


Артиллерийская батарея, которая должна поддерживать пехотинцев, имеет снарядов по ящику на орудие. Артиллеристы заняли еще снарядов у соседей и обещают пехотному комбату, что смогут выстрелить по 20 снарядов на ствол. Тот невесело замечает – «для моральной поддержки».  И в батальоне боеприпасов не густо. При этом комбат понимает, что есть другой вариант действий, при успехе которого немцы будут вынуждены покинуть высоту сами. Но надо выполнять приказ.


Первая атака, как и следовало ожидать, оказалась неудачной. Потом были новые попытки и, в конце-концов,  успех,  доставшийся ценой великого мужества и тяжелых потерь… 


Сколько подобных историй можно найти в воспоминаниях ветеранов. Может быть, не стоит воспринимать мнение Меллентина об атаках Красной Армией высот как заведомо неверное? Стоит задуматься над тем, всегда ли эти атаки были оправданными.


Максим Кустов

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц