Версия для печати

Миномет, привычный к распутице

«Флейты» заменили более подходящим инструментом
Драгомиров Иван

Испытания установки реактивной артиллерии БМ-13 на шасси ЗИС-6, в войсках почти сразу прозванной катюшей, завершились за день до начала гитлеровского нашествия. А неделю спустя капитан Иван Флеров получил приказ сформировать первую экспериментальную батарею.

На обслуживание семи БМ-13 выделялись 170 солдат и офицеров. В батарее были три огневых, управления и пристрелочный взводы, 122-мм гаубица. Для перевозки 600 реактивных снарядов М-13, ста снарядов для гаубицы, шанцевого инструмента, трех заправок ГСМ, семи суточных норм продовольствия и другого имущества использовали 44 грузовые машины.

Первый бой батарея Флерова дала немцам 14 июля. На железнодорожной станции белорусской Орши разведка зафиксировала скопление немецких эшелонов с живой силой и техникой. Иван Флеров получил задачу уничтожить врага. В три часа пополудни ушел первый пакет реактивных снарядов и железнодорожный узел перестал существовать. В журнале боевых действий капитан записал: «Результаты отличные. Сплошное море огня».

В противостоянии со средними танками вермахта Т-40 однозначно проигрывал. Но как носитель пусковой установки вполне подходил

Весьма действенным оказался расстрел вражеской переправы через Оршицу. Били по самому центру скопления автомобилей, повозок, бронетранспортеров и танков, идущих к единственному мосту. Паника была дикая, переправа оказалась заперта на несколько часов.

Однако вместе с достоинствами нового оружия выявились конструктивные недостатки боевых машин. Прежде всего отсутствие броневой защиты двигателя, топливного бака и кабины, что делало автомобильную катюшу весьма уязвимой на поле боя, расчеты несли потери. Выявилась и ограниченная проходимость ЗИС-6 – в распутицу движение батарей катюш сильно усложнялось.

25 сентября 1941 года военинженер 1-го ранга Василий Аборенков доложил Сталину: проходимость действующих на фронте реактивных минометов на шасси ЗИС-6 резко снизилась. Нужно было решать проблему. На заводе «Компрессор» еще раньше приступили к созданию пусковой установки на шасси легкого танка Т-40. Проектирование взяла на себя группа конструкторов предприятия вкупе со специалистами НИИ-3 Наркомата боеприпасов. За шасси отвечали производственники с завода № 37, где в то время изготавливали бронетехнику.

После того как определились с обликом боевой машины, ей присвоили шифр БМ-8-24. Выбор легкого танка вполне объясним: огневая мощь и вооружение позволяли использовать его только для вспомогательных задач. В противостоянии с противотанковой артиллерией или средними танками вермахта он однозначно проигрывал. Но для носителя ПУ характеристики оказались вполне подходящими.

Сдвинутую влево коническую башенку Т-40 при переделке под реактивную установку демонтировали вместе с боевым отделением – теперь здесь находились рабочее место командира БМ и вся аппаратура. Артиллерийская часть включала механизмы наводки, прицельные приспособления, направляющие для пуска 24 реактивных снарядов калибра 82 миллиметра и монтировалась на крыше танка.

Учли наработанный в боях опыт катюш. Используемые на автомобильных шасси направляющие «флейта», заимствованные с авиационных ПУ, заменили более подходящим для полевых условий типом «балка».

БМ-8-24 стреляла 82-мм неуправляемыми ракетами на 5,5 километра. Залп в 24 снаряда занимал всего 8–10 секунд. Расчет успевал зарядить весь пакет РС за 10–15 минут. 27 сентября боевые машины М-8 на танке Т-60 (Т-40) успешно испытали на Софринском полигоне.

Чтобы повысить подвижность гвардейских минометных частей, была разработана ПУ М-13 на базе трактора СТЗ-5. Проведенные на том же артполигоне испытания показали: новое шасси, как и танковое, прекрасно проходит по любому грунту.

Танковая катюша пошла в серию на первом этапе Великой Отечественной войны. Она отличалась высокой проходимостью, увеличенным углом обстрела по горизонту и относительно малой высотой, что сильно облегчало ее маскировку. В войсках катюшу на танке оценили сразу.

Реактивные минометы выпускал «Компрессор», затем к производству гусеничных катюш подключили завод «Красная Пресня».

Установка М-13 на базе СТЗ-5 принята ГКО 30 сентября 1941 года, первые машины по планам должны были поступить в войска уже в октябре. На доработанном тракторном носителе они оказались более проходимыми, нежели на ЗиС-6, но со скоростью была беда. Кроме того, поскольку боевая машина получилась узкой и с завышенным центром тяжести, то могла перевернуться уже при угле наклона 20–30 градусов.

Серийные гусеничные катюши били врага под Москвой, в Крыму, под Сталинградом, на Северо-Западном и Волховском фронтах.

После прекращения в 1943 году производства танка Т-60 модифицированную артчасть использовали при создании боевой машины реактивной артиллерии М-8-48 на шасси отечественного автомобиля ГАЗ-АА и ленд-лизовских грузовиков «Студебекер» и «Форд-Мормон». Кроме того, пусковой установкой М-8-24 наряду с зенитными орудиями калибра 25 и 37 миллиметров оснащали бронепоезда «Козьма Минин» и «Илья Муромец».

#Иосиф Виссарионович Сталин #Василий Васильевич Аборенков #Иван Андреевич Флеров #ЗИС-6 #Т-40 #Т-60 #СТЗ-5 #М-8-36 #М-8-24 #Студебеккер / Studebaker #Форд-Мармон / Ford-Marmon

Опубликовано в выпуске № 27 (740) за 17 июля 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц