Версия для печати

Как снайпер стал стайером

Последняя цель Владимира Куца осталась тайной
Анушкевич Борис
Фото: cska.ru

Свой последний мировой рекорд на дистанции пять тысяч метров – 13:35.0, который продержался в таблице достижений ИААФ семь лет и три месяца, Владимир Куц установил 13 октября 1957 года на олимпийском «Форо Италико». Всего же на счету прославленного атлета восемь мировых и 15 всесоюзных рекордов на разных дистанциях.

23 ноября 1956-го. На стадион «Крикет Граунд» в олимпийском парке Мельбурна Куц прибыл за полтора часа до старта забега на 10 тысяч метров. Все сильнейшие уже были здесь: венгр Йожеф Ковач, австралиец Аллен Лоуренс, поляк Здислав Кшишковяк, наши Иван Чернявский и Петр Болотников, англичанин Гордон Пири. Куц искал глазами Шандора Ихароша, рекорд которого на «десятке» побил два месяца назад. Венгерский армеец считался фаворитом обеих стайерских дистанций. Однако здесь он отсутствовал – травма лодыжки. По всем раскладам выходило, что в борьбе за золото советскому моряку предстояло сразиться с Пири. Именно этот длинноногий худощавый брюнет полугодом раньше в норвежском Бергене на последних метрах, выскочив из-за спины лидировавшего Владимира, вырвал у него победу и мировой рекорд.

Куц принимает единственно верное решение – отрывается от основной группы и ведет бег на предельной скорости, на которую только он и способен

«Что ж, поквитаемся, только на сей раз отсидеться за мной у тебя вряд ли получится», – разминаясь, Куц раз за разом прокручивал в голове план на «гонку», придуманный с тренером.

Старт! Из середины первого ряда наш спортсмен вырывается вперед и сразу задает бешеный темп – 400 метров начального круга за 61,4 секунды. Не всем соперникам он по душе, 25 бегунов растягиваются в цепочку… Британец не отстает, Владимир видит рядом со своей его длинную тень на газоне.

Второй, третий, четвертый круги: 68,6, 68,8, 68,7… Скорость равномерна, Куц добивался этого многими месяцами трудных тренировок. Но и британец подготовился блестяще, не отпускает. Кажется, бежит легко и свободно или даже сдерживает себя.

«Надо проверить его», – решает Владимир и делает первый длинный рывок: пятый круг – 65,4. Преследователь отстает метров на десять. Впереди еще 20 кругов… «Если Пири откажется от преследования, темп можно постепенно наращивать и закончить дистанцию с мировым рекордом, – всплывает в мозгу разработанная с тренером схема забега. – Если прилипнет, растратятся драгоценные секунды, будет олимпийский рекорд, тоже неплохо. Но кто его «привезет»: он или я?».

Тень соперника вновь наезжает на силуэт лидера… Куц сбавляет темп и кивком головы предлагает Пири выйти вперед. Он должен видеть лицо британца, понять его состояние, решить, как вести себя дальше. Но тот делает вид, что не понимает жеста… Пока, снизив скорость, фавориты «объясняются», к ним подтягиваются Ковач, Лоуренс, Чернявский. Куц то взвинчивает темп, то притормаживает: на каждый из очередных кругов тратится чуть больше минуты. Средний эшелон отстает, а Пири словно в одной связке – шаг в шаг. С трибун кажется, что с русским нелады: пытается убежать, но через круг вновь тормозит, значит, силы на исходе, оторваться не может… И арена в 100 тысяч глоток поддерживает своего любимца: «Пири, Пири!». Для них он звезда планетарного масштаба, часто мелькает на экранах телеприемников, о нем снимают документальное кино, пишут мировые спортивные издания. А кто этот русский, который через пару кругов сойдет с дистанции…

После очередного отказа соперника от лидерства наш атлет еще больше запутывает зрителей: на полной скорости меняет беговые дорожки: переходит на вторую, третью, четвертую – англичанин, будто под гипнозом, следует за ним. С внешнего радиуса Куц возвращается на первую дорожку – тут как тут и Пири… Согласен даже на подобные зигзаги, но только не лидерство. И тут Владимир самостоятельно принимает неожиданное решение: берет правее, уступает дорожку и начинает семенить, почти прекращает бег. Пири вынужденно выходит вперед. Трибуны взрываются овацией: русского окончательно покидают силы, он сдается. Пири лидирует, но это вынужденный бег смертельно уставшего человека.

«Уступая дорожку, я вижу его лицо: Гордон Пири настолько измотан, что ему, видимо, уже ничего не страшно, даже поражение, – вспоминал позднее Куц. – И по его безразличному, отсутствующему взгляду я понимаю: момент решающего ускорения наступил…»

Куц делает фирменный рывок и через сто метров обходит британца, чтобы, преодолев еще пять кругов, на финише привычно вскинуть вверх свою правую руку победителя… Сбросив скорость, под овации стадиона он пробежит еще один, 26-й круг почета, уже не опасаясь тени за спиной. Пири доберется к финишу восьмым…

В селе Алексине Сумской области, где в феврале 1927 года родился Владимир Куц, дворов двести и только начальная школа. Оставаться с четырехлетним образованием негоже, так что к активным передвижениям алексинцы приучены с детства. Каждый рабочий день – пять километров от дома до средней школы в селе Белка. И столько же обратно. Вовка Куц рос толстячком, за что деревенские дразнили Пухтей. Чтобы избавиться от лишних килограммов, бегал в соседние села по делу и без дела. Хватало сил и на всякие подвижные игры, зимой на самодельные (из боковин рассохшейся бочки) лыжи и коньки. Собирался в седьмой класс, когда началась война. В октябре в село вошли немцы и об учебе пришлось забыть. В 1943–1944 годах Куц успел повоевать на фронте связным при штабе, поработать грузчиком в Обояни, трактористом в родном селе. Весной 1945 года он, выпускник школы снайперов, получил направление на Балтийский флот.

Служил на острове Макилоотто в орудийном расчете корабля. Природная полнота никуда не делась: при росте 172 сантиметра – 85 килограммов. Идея согнать вес стала навязчивой. Первогодком испробовал штангу, бокс, плавание, греблю, но вставал на весы – неизменные 80 с лишним.

На островке снег выпадал рано. Страстью моряка, как в детстве, стали лыжи. Вскоре получил корочки разрядника. Успех на лыжне был неминуем, но в первомайские праздники подменил заболевшего сослуживца в кроссе. И победил, посрамив лучших сухопутных бегунов. А через пару месяцев опять в авральном порядке вышел на старт пятикилометровой дистанции и вновь лучший. Тогда-то и решил заниматься только бегом.

Жизнь на корабле оставляла мало времени для тренировок, да и особо не разбежишься на маленьком острове. Просека приморского леса, небольшие полоски земли у причала служили беговой дорожкой. О планомерных тренировках, графиках понятия не имел. Бегал, как бегалось… Часто заглядывал в «Советский спорт», выбирал по крупицам необходимые сведения о стайерском беге, искал литературу о тренировках известных спортсменов. Утренняя зарядка, ежедневные пробежки по 15–20 километров были естественной потребностью. Похудел на пять килограммов, наметился прогресс в беге: на очередных соревнованиях выиграл на дистанции 1500 метров, показав при этом время третьего спортивного разряда.

Служба на флоте подходила к концу, Куц решил продолжить ее. Весной 1951 года отдыхал в Сочи и наблюдал за тренировкой стайеров советской сборной Никифора Попова, Феодосия Ванина, Ивана Семенова, Владимира Казанцева, Ивана Пожидаева. В день они пробегали десятки километров в темпе, который ему и не снился. Володя познакомился с Леонидом Хоменковым – государственным тренером по легкой атлетике. Две недели бегал под его наблюдением. Этого было достаточно, чтобы убедиться: тренироваться, как прежде, в равномерном темпе – значит ничего не достигнуть. Хоменков снабдил его письменными рекомендациями, планом индивидуальных занятий. Следовало разнообразить тренировки, трудиться над скоростью, совершенствовать выносливость, технику, тактику бега. Отстояв вахту, Куц не шел, как все, отдыхать в кубрик, а надевал спортивный костюм и спешил на прилегающую территорию. Никаких скидок на плохое настроение, погоду. Тренировочный план теперь для него закон.

Первые значительные успехи в стайерском беге пришли в 1952 году, когда занятиями Куца начал руководить тренер таллинского общества «Калев» Александр Чикин. В течение одного сезона второразрядник выполнил норму мастера спорта СССР. В начале 1953-го старшину Куца перевели на службу в Ленинград. Здесь в зимнем манеже состоялось знакомство с человеком, ставшим наставником и другом на долгие годы, – одним из тренеров сборной Григорием Никифоровым. Результаты старшины резко пошли в гору. В июле 1953-го он дебютировал на международных соревнованиях. На фестивале молодежи и студентов в Бухаресте старт забега на пять тысяч метров принял рядом с героем XV Олимпийских игр в Хельсинки чехом Эмилем Затопеком и уступил ему лишь на финише. Через год на Евро-1954 Владимир блестяще отыгрался, победив Эмиля с мировым рекордом – 13:56,6.

К тому времени Куц перебрался в Москву, получил офицерское звание, создал семью, обрел собственное жилье – квартиру на Щербаковской улице. «Я работала в газете «Советский флот», и мне поручили взять интервью у морского офицера Владимира Куца, – вспоминала первая жена Владимира Раиса Полякова. – Задание оказалось не из легких. Сначала он отказал, однако через некоторое время пригласил меня в ресторан, мы гуляли по Москве, но блокнот мой оставался чистым. Я даже усомнилась в своей профпригодности. Потом он улетел на встречу Великобритания – СССР. Звонил мне оттуда. Я встречала его в аэропорту. Вот так и начался наш роман. Затем он уехал лечиться в Сочи. А по возвращении прямо заявил: «У меня за спиной шесть классов сельской школы, у тебя – университет. Вот и думай!». Я ему ответила: будем учиться вместе. Писала с ним диктанты, учила правильному произношению. У него постоянно проскальзывали украинские словечки. Я даже составила ему что-то похожее на словарь».

Старт предварительных соревнований на пятикилометровке в Мельбурне-1956 он принял через два дня после победы на 10 тысяч метров. Ныли мышцы, побаливала грудь. Врачи обнаружили в моче кровь и советовали отказаться от забега. Вопреки неважному самочувствию и всем доводам офицер вышел в следующий этап соревнований со второго места. Тактику бега в финале решили поменять: вариант «десятки» с изматыванием соперников резким изменением темпа не годился – отсутствовал фактор внезапности, соперники наверняка к такому варианту и подготовятся. Остановились на том, что бег следует вести на высокой скорости все 12 с половиной кругов.

С первых же метров Куц включает предельный темп: полкруга – 30,8 секунды, круг – 63,2. Он сразу навязывает свою волю остальным 13 участникам олимпийского финала. Однако противники иного мнения: на втором круге венгр Ласло Табори захватывает лидерство и, заняв бровку, сбавляет скорость. Замысел понятен: соперники собираются попеременно лидировать, сбивая темп до заключительного круга. На последних трехстах метрах ускорятся, что не обладающий спринтерскими качествами Куц поддержать не может. Наш стайер принимает единственно верное решение – отрывается от основной группы и ведет бег на предельной скорости, на которую только он и способен.

После четвертого круга за спиной Куца пристраиваются англичане Гордон Пири, Кристофер Чатауэй, Дерек Ибботсон, австралиец Олби Томас и венгр Миклош Сабо. Охоту на лидера ведут пять отлично подготовленных спортсменов. Они ждут знаменитых рывков Владимира, но он продолжает равномерно наматывать круги с максимальной скоростью. Вот чья-то нетерпеливая тень наползает на другие, сливается с тенью лидера: Чатауэй делает попытку спуртовать. Куц ему не мешает, не меняет темп, не увязывается следом. Чатауэя хватает ненадолго: его «отдых» после рывка безнадежно затягивается, англичанин выходит из игры. Пири и Ибботсон еще какое-то время дышат в затылок, но за три круга до финиша отстают и они. К своей второй высшей олимпийской награде и новому рекорду Куц спешит под многотысячный гул стадиона: зрители горячо приветствуют нового кумира – светловолосого русского…

Уйдя из спорта, Куц переключился на учебу – поступил в Ленинградский военный институт физкультуры, планируя в будущем стать тренером. И стал им, но достичь значительных успехов на этом поприще не успел. Перестал следить за здоровьем, набрал 120 килограммов при «боевом весе» 65. Прикладывался к рюмке, временами сильно. В 1972-м после автомобильной аварии перенес правосторонний инсульт, отказывали больные ноги, ходил с палочкой.

15 августа 1975 года в своей однокомнатной квартире на Флотской улице заслуженный мастер спорта СССР 48-летний Владимир Петрович Куц выпил несколько таблеток седуксена, от действия которого уже не проснулся. Случайно или преднамеренно морской майор в отставке принял смертельную дозу снотворного, узнать не дано…

Очевидец

«Мне посчастливилось видеть забеги Володи Куца. В Мельбурне я был врачом футбольной команды. Триумф его неслучаен, тренировался до умопомрачения. Не перестаю восхищаться: как же нужно бежать, чтобы твоим именем назвали Олимпиаду?! Мало кто удостаивается такой чести».

Олег Белаковский, полковник медицинской службы, заслуженный врач Российской Федерации

«Хочу, чтобы моя концертная программа была похожа на бег Владимира Куца. Знаменитый рваный темп. Резкий старт, философское затишье, бешеное ускорение, вновь легкое торможение, призрачный шанс достойным соперникам, победный финишный рывок и гордо вскинутая рука…»

Владимир Высоцкий

Заголовок газетной версии – «Круги Владимира Куца».

Опубликовано в выпуске № 32 (745) за 21 августа 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...