Версия для печати

Армии – пять, политбюро – двойка

О чем говорят рассекреченные документы Пражской весны
Евдокимов Андрей
Брежнев все знал про Дубчека,но... любил его

Вторжение войск Организации Варшавского договора в ЧССР стало одним из самых трагических событий послевоенной европейской истории.

В конце августа 1968 года на территорию ЧССР с нескольких тактических направлений были введены части и подразделения вооруженных сил Советского Союза, Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши. Операция носила кодовое наименование «Дунай».

Понять, что же произошло полвека назад, помогают 63 рассекреченных уже в наше время документа – постановления секретариата ЦК КПСС, информация и обобщающие справки КГБ и органов военной контрразведки о положении в Чехословакии, сообщения Управления госбезопасности МВД ЧССР, материалы МИДа СССР…

Взятие кремля

Самое интересное – подлинные, без изъятий документы воинских частей и подразделений МВД СССР, выполнявших боевые задачи на территории ЧССР осенью 1968 года. В страну было введено несколько частей внутренних войск, внутренней и конвойной охраны Министерства охраны общественного порядка СССР по Украинской ССР.

При проведении таких военно-политических акций работа пропагандистского аппарата должна заглушать лязг танковых гусениц

В докладной записке командования 267-го полка МВД СССР о служебно-боевой деятельности в ходе операции «Дунай» в хронологическом порядке перечисляются действия личного состава. Высадившись на одном из аэродромов Праги днем 23 августа, полк получил задачу силами мотострелкового батальона (мсб) овладеть Пражским кремлем, где располагалась резиденция президента ЧССР генерала Людвига Свободы, и организовать охрану и оборону объекта. Уже через три часа после высадки военнослужащие 2 мсб 267 мсп произвели разведку района. Несмотря на то, что разведчики не вступали во взаимодействие с подразделениями 7-й воздушно-десантной и 11-й танковой дивизий, которые блокировали кремль 21 и 22 августа, командованию полка стало известно, что наши были дважды обстреляны из окон швейцарского посольства.

В ходе рекогносцировки местности установлено, что в районе Северных и Западных ворот кремля собрались многотысячные толпы антисоветски настроенных граждан, пытавшихся спровоцировать наших военнослужащих, а также проникнуть внутрь. По неподтвержденным данным, они имели при себе оружие и боеприпасы. Определенную опасность представлял караул Чехословацкой народной армии (ЧСНА) в количестве 460 солдат и офицеров, которые охраняли президента и его резиденцию.

Во второй половине следующего дня подразделения 2 мсб, усиленного внештатными химотделениями со спецсредством «Черемуха» № 1, 2, 4 и 5, а также сигнальными ракетами, начали выдвижение в район выполнения боевой задачи. Перед этим в группах были проведены комсомольские собрания, на которых офицеры конкретизировали обязанности бойцов, а также расширенное совещание партийно-комсомольского актива.

Движение батальона затруднялось отсутствием дорожных знаков и указателей, которые были сняты, поломаны или умышленно направлены в неверном направлении. Личный состав был готов к ведению огня, ликвидации баррикад и пресечению массовых беспорядков, однако этого не потребовалось.

Через 45 минут после начала движения батальон прибыл на место и силами одной роты приступил к выдавливанию «бесчинствующей толпы» с площади перед кремлем. После завершения этой операции танки сопровождения заняли позиции у въезда в кремль, а две мср при поддержке четырех танков 67-го танкового полка 2-й тд вошли на территорию, блокировали караулы и, не встретив огневого сопротивления, приступили к разоружению военнослужащих ЧСНА. Все эти действия сопровождались шумными протестами гражданских лиц, столпившихся у ворот кремля. Решительными действиями личного состава (в ряде случаев с применением физической силы) протестующие были оттеснены и рассеяны. Однако в последующие дни массовые манифестации возле кремля были продолжены, в вечернее время по нашим солдатам открывался огонь из стрелкового оружия. О раненых и убитых в документе не сообщается.

Другие подразделения 267 мсп, действуя смело и решительно, овладели зданиями Министерств финансов, просвещения, культуры, тюрьмой МВД ЧССР, некоторыми другими важными объектами Праги.

В документе подробно описывается резко негативное отношение военнослужащих ЧСНА, сотрудников МВД и гражданских лиц к советским солдатам и офицерам.

27 августа охрана кремля была передана батальону ЧСНА, а подразделения 267 мсп убыли в ранее занимаемый район. Однако в тот же день полк получил приказ вновь овладеть Пражским кремлем, разоружить чехословацкую охрану, организовать оборону объекта, установив взаимодействие с 35-й мсд Сухопутных войск СССР. Эта задача была успешно решена. В докладной записке приводится любопытный факт: два офицера 267 мсп «неоднократно встречали жену президента Людвига Свободы, культурно и вежливо вступали с ней в разговор, сопровождали в магазины и по территории кремля».

Полк находился там до 12 сентября, после чего передислоцировался в новый район сосредоточения вне Праги.

Джонсон знал

В докладной записке подробно рассказывается о гражданском сопротивлении. Оно выражалось в антисоветской агитации среди контингента войск ОВД, в распространении листовок, в открытом саботаже, в забастовках, которые в любой момент могли перерасти во всеобщую. В отношении к чехам и словакам, решившим сотрудничать с советским командованием, применялось насилие. Женщин, замеченных в, так сказать, неполитических контактах с военнослужащими, стригли наголо, мужчин избивали.

Президент поставил политбюро ЦК КПСС условие: либо Дубчек с товарищами вернутся в Прагу, либо он, генерал Свобода, застрелится в своей московской резиденции

При беглом взгляде на те события многие задаются вопросом: почему ЧСНА не оказала вооруженного сопротивления тем, кого большинство считало оккупантами? Объяснение того, как все-таки удалось избежать масштабного кровопролития, также имеет документальное подтверждение.

Одна из причин бездеятельности чехословацкой армии – в исключительно тщательной и всесторонней подготовке сил и средств, которую провели Генштаб и ГРУ Минобороны СССР. Разработка оперативных планов вторжения в ЧССР началась в конце февраля 1968 года. В апреле в войска поступили оперативные карты со следующей легендой: «Задача ВС на территории Чехословакии заключается в том, чтобы остановить и, если это будет необходимо, разгромить контрреволюцию».

Уже в середине мая части 38-й армии выдвинулись в район государственной границы. В это же время штабы армий ОВД получили приказ о сосредоточении частей и соединений на границах с ЧССР. Прошли крупные командно-штабные и еще несколько учений на территории Западной Украины, Польши, Венгрии и ГДР. Серия маневров ОВД завершилась в ЧССР. Они наряду с отработкой сугубо военных задач были использованы для политического и психологического воздействия на руководителей Чехословакии.

В июле соединения ВДВ под видом учений выдвинулись в «места ожидания» вблизи чехословацкой границы, а 16 августа началась непосредственная подготовка войск. Тогда же Генштаб ЧСНА получил секретный приказ Верховного командования ВС ОВД, в соответствии с которым чехословацкой армии надлежало обеспечить концентрацию сил вдоль границ с ФРГ. Согласно этому приказу 11 дивизий ЧСНА из имевшихся 12 заняли рубежи на западной границе страны, фактически оголив всю территорию Чехословакии.

Накануне ввода войск министр обороны СССР маршал Гречко предупредил чехословацкого коллегу Дзура о недопустимости вооруженного сопротивления ЧСНА «силам вторжения». По указанию Дзура начальник Генштаба ЧСНА Руссов отдал частям приказ сотрудничать с армиями иностранных сил. На расширенном совещании в Москве Гречко заявил, что решение Политбюро о вводе войск ОВД в ЧССР будет осуществлено, даже если оно приведет к третьей мировой войне. Маршал либо лукавил, либо действительно не знал, что советское политическое руководство получило письменное заверение президента США Линдона Джонсона о невмешательстве НАТО в чехословацкий кризис.

Лязгающее ожерелье

Ночью и ранним утром 21 августа советскими войсками и подразделениями спецназначения в Праге были захвачены главные правительственные здания и учреждения, блокированы все дипмиссии капиталистических стран, а также посольства Румынии и Югославии. Члены партийно-государственного руководства ЧССР во главе с Александром Дубчеком были арестованы, тайно вывезены в СССР и заключены под стражу в Ужгороде. Неизвестно, как бы сложилась судьба чехословацких коммунистов, если бы президент ЧССР Людвиг Свобода не занял на переговорах с Брежневым непримиримую позицию. 23 августа он поставил членам Политбюро ЦК КПСС условие: либо Дубчек с товарищами вернутся в Прагу и займут прежние посты, либо он, генерал Свобода, застрелится в своей московской резиденции. Трудно представить, какие последствия повлек бы такой поступок.

В обобщающей справке ЦК КПСС и КГБ при Совмине СССР «Некоторые замечания по вопросу подготовки военно-политической акции 21 августа 1968 года» справедливо указано: «В военном отношении операция по вводу наших войск в Чехословакию была проведена безукоризненно. Армия показала высокий уровень боевой готовности и великолепное профессиональное мастерство». В этом же документе, несмотря на положенную в таких случаях констатацию «огромной работы советских спецслужб», отмечены вопиющие просчеты, среди которых запаздывание в создании оперативных позиций: в частности, спецслужбам не удалось поставить под контроль МВД ЧССР. Отмечены недостатки «в дезинформации противника и дезорганизации его рядов». Не было комплексного плана пропагандистских, специальных информационных и административных мероприятий для подавления «контрреволюционной оппозиции». Вообще информационно-пропагандистское обеспечение военно-политической акции в ЧССР было подготовлено крайне неудовлетворительно. «В принципе при проведении таких военно-политических акций, как осуществленная 21.08.1968 года, работа пропагандистского аппарата должна заглушать лязг танковых гусениц», – говорится в документе.

Он, надо сказать, резко выделяется среди ему подобных смелым и беспристрастным анализом допущенных ошибок и просчетов. К сожалению, с его полным содержанием не было ознакомлено военно-политическое руководство СССР и многие из отмеченных ошибок впоследствии неоднократно повторялись. Например, «ожерелье бронетанковой техники», которое критиковалось в справке ЦК КПСС и КГБ, еще много раз бессмысленно «вывешивалось» (так в оригинале) на городских улицах, например в августе 1991-го в Москве и при взятии Грозного в начале первой чеченской кампании.

Заметим, что не следует адресовать упреки в вопиющих ошибках информационного и разведывательно-политического сопровождения операции «Дунай» спецслужбам, в первую очередь КГБ. Внимательный анализ документов показывает, что, мягко говоря, недорабатывали отделы ЦК КПСС. А члены политбюро во главе с Брежневым не имели достаточной квалификации для среднесрочных прогнозов да, пожалуй, и желания вникать в детали развития ситуации. Дескать, наши танки в Праге, а «лязг гусениц» все спишет.

В книге «Чехословацкие события 1968 года глазами КГБ и МВД СССР» приведена общая статистика потерь. В советских войсках безвозвратные – 98 (из них убиты 12) человек, санитарные – 87 (из них скончались в результате смертельных ранений в ходе огнестрельных контактов с чехами 25). Потери гражданского населения ЧССР в период с 21 августа по 17 декабря 1968 года: 94 убитых, 345 раненых. Данные западных СМИ о потерях граждан ЧССР намного выше.

Опубликовано в выпуске № 32 (745) за 21 августа 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...