Версия для печати

Управа на ишаков вермахта

Химические войска РККА имели на вооружении танки и бронепоезда
Чуприн Константин

Химическое оружие, широко задействовавшееся на фронтах Первой мировой войны, на всем протяжении Второй так и оставалось чем-то вроде ultima ratio, к использованию чего не рискнула прибегнуть ни одна из сторон. Но арсеналы боевых отравляющих веществ были наготове – на случай, если их применит противник.

Солидным арсеналом ОВ к моменту нападения гитлеровской Германии располагал и Советский Союз. Ирония судьбы состояла в том, что в конце 20-х – начале 30-х научные исследования в области ОВ, разработки соответствующей спецтехники, тактики боевого применения и защиты велись в СССР при активном участии немецких специалистов на секретном объекте «Томка» близ поселка Шиханы в Саратовской области.

Наши военные, конечно же, имели и собственный опыт использования ОВ. После того, как в мае 1915-го войска кайзера провели газобаллонную атаку хлором против русских войск у фольварка Воля Шидловская (Польша), вызвавшую девятитысячные потери, царское правительство приняло решение не только оснастить армию средствами защиты, но и ответить тем же. 27 октября того же года немецкие позиции под Барановичами внезапно накрыли восемь волн хлора, выпущенного русскими газобаллонными командами. Потери у неприятеля были также значительны.

К началу войны главным средством применения химоружия стали рассматриваться артиллерия и авиация

В 1916-м химические боеприпасы – снаряды с хлорпикрином, фосгеном и хлором – получила наша полевая артиллерия, а пехота – химические гранаты, снаряженные ОВ удушающего действия (причем первый образец такой гранаты был разработан еще в 1914-м). 26 января 1916 года русская армия осуществила в районе дороги Рига – Митава комбинированный химический удар по немцам одновременно газопуском и мощным артиллерийским налетом снарядами с фосгеном. Опустив морально-этические оценки, упомянем о том, что большевики, не особо церемонясь, применяли доставшиеся от старой армии боевые ОВ против белых и нелояльного населения (например повстанцев во время Антоновского мятежа, впрочем, безуспешно).

30-е стали периодом настоящего военно-химического бума в СССР. Особый толчок был дан после того, как в 1934 году ЦК ВКП(б) получил письмо специалистов отечественного химпрома, где те выражали обеспокоенность возможным отставанием СССР от стран Запада в наращивании объемов выпуска ОВ. Номенклатура освоенных советской промышленностью ОВ включала «рецептуры» Р-2 (синильная кислота), Р-5 (иприт), Р-10 (фосген), Р-15 (адамсит), Р-43 (люизит) и т. д.

Любители напустить тумана

Развитие средств применения химического оружия в довоенном СССР и Германии происходило по похожим сценариям. Например, в вермахте были созданы так называемые войска дымопуска (Nebeltruppen – буквально «туманные войска») – особые артиллерийские части, получившие на вооружение сначала 105-мм минометы Nebelwerfer 35 («туманомет» образца 1935 года), а в конце 1940-го – еще и 158,5-мм реактивные системы залпового огня, более известные как 150-мм шестиствольные минометы (15 cm Nebelwerfer 41). Красноармейцы прозвали их ишаками, что объяснялось характерным звуком при стрельбе. Все эти системы предназначались якобы для постановки дымовых завес, а на самом деле их первостепенной задачей была стрельба химбоеприпасами.

В Советском Союзе МС-107 и ХМ-107 – аналоги «туманометов» (калибр – 107 миллиметров) поступили на вооружение РККА в 1931 году. Впрочем, необходимость в них отпала в связи с включением в боекомплект отечественных «обычных» минометов (120-мм полковых и 107-мм горно-вьючных) химических боеприпасов. Наконец, известно, что 132-мм 16-зарядная реактивная система залпового огня БМ-13 (катюша), запущенная в серию правительственным решением 21 июня 1941 года, изначально разрабатывалась как средство ведения химической войны. Командование гитлеровских сухопутных войск, ощутивших на себе мощь катюш уже в июле, догадывалось о том, что БМ-13 могут стрелять и «эрэсами», начиненными ОВ, а потому приказало о каждом случае применения русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами, докладывать командующему химическими войсками вермахта. Нет сомнений, что катюшу обязательно задействовали бы в химическом качестве, примени немцы свои «Небельверферы». Впрочем, не только ее. РККА располагала средствами химического уничтожения в наземном, военно-морском и воздушном вариантах. Полевая артиллерия Красной армии имела осколочно-химические и химические 76-, 107-, 122- и 152-мм снаряды. Таковых уже к середине 30-х хранилось на артскладах более 800 тысяч. Даже противотанкисты могли выводить врага из строя «химией». Для «сорокапяток» выпускались особые бронебойно-химические снаряды, предназначенные для смертельного отравления экипажей танков и броневиков. Такие же включались в боекомплект Т-26, БТ-5, БТ-7, Т-35, а также бронеавтомобилей БА-3, БА-6 и БА-10. Военно-морской флот мог применить химические снаряды для 130-мм и 180-мм артустановок эсминцев, лидеров, крейсеров и береговой обороны.

Серьезный отравляющий потенциал имели ВВС РККА и авиация ВМФ, арсеналы которых включали сотни тысяч осколочно-химических и химических авиабомб вплоть до 500-килограммовых ХАБ-500, а также выливные авиаприборы и сбрасываемые химические ампулы. Применению химических авиационных средств были обучены экипажи бомбардировщиков, истребителей и разведчиков.

Бронепоезд с ипритом

Химические войска РККА не только отрабатывали защиту подразделений и частей от применения противником ОВ, но и готовились делать в ответ то же самое, то есть были войсками двойного назначения. Для заражения местности они располагали так называемыми боевыми химическими машинами (БХМ). БХМ-1 представляла собой 1,5-тонный грузовой автомобиль ГАЗ-АА, оснащенный вместо кузова 800-литровой цистерной, заполняемой тактической смесью иприта и люизита. Разумеется, сама БХМ-1 никакой живучестью на поле боя не обладала, в связи с чем ставка делалась на использование бронированных БХМ. К ним относились химические огнеметные танки ХБТ-2 (БХМ-2), ХБТ-5, ХТ-26 (БХМ-3), ОТ-37 (БХМ-4, плавающие) и химические танкетки ХТ-27. Все они, помимо использования в огнеметном качестве, могли применяться для «орошения» местности (через огнемет) такой же, как и у БХМ-1, смесью ОВ, а также дымопуска и дегазации. Согласно архивным данным к июню 1941-го РККА имела 308 ХТ-26 (в том числе 128 на Западном направлении), 14 ХБТ-2 и ХБТ-5, 1 опытный ХБТ-7, 10 ОТ-37 и 33 ХТ-27. Незначительным количеством танков ХТ-26 располагал флот – они имелись в составе подразделений химзащиты военно-морских баз. Кстати, это были первые штатные танки береговых войск нашего ВМФ.

Известно также о произведенных в 1937–1939 годах в количестве около сотни оригинальных химических бронеавтомобилях БА-23 на шасси трехосного грузовика ЗиС-6, предназначенных как для заражения местности распыляемым ОВ, так и для ее дегазации. Существовали железнодорожные БХМ – входившие в состав бронепоездов или буксируемые бронедрезинами бронированные цистерны с ОВ и распылителями. Наконец, химический арсенал РККА дополнялся химфугасами и ядовито-дымовыми шашками. При необходимости облаченные в защитные костюмы и противогазы солдаты химических войск могли распылять ОВ с помощью ранцевых доживших до нашего времени дегазационных приборов РДП – аналогичными устройствами-опрыскивателями садоводы обрабатывают деревья от вредителей.

К началу войны количество БХМ в Красной армии в сравнении с тридцатыми годами заметно снизилось, что объясняется не только износом, но и тем, что главным средством применения химоружия стали рассматриваться артиллерия и авиация. Кстати, собственными БХМ располагали и химические войска вермахта, но там они были на шасси полугусеничных тягачей.

Что касается основного назначения советских химвойск – защиты от ОВ, то в предвоенный период они, помимо довольно примитивных средств вроде возимого дегазационного прибора ВДП и ему подобных, в 30-е годы получили вполне соответствующую тактико-техническим требованиям моторизованную технику – автомобильные химлаборатории армейского и фронтового звена АЛ-2 и бучильные установки (для дегазации зараженного обмундирования) БУ-2 на шасси ЗиС-5, автодегазаторы местности АХИ (шасси ЗиС-6), оружия и боевой техники АДМ-750 (ГАЗ-ААА), комплексы для спецобработки обмундирования и снаряжения горячим воздухом и паром АГВ-2 (ЗиС-6), авторазливочные станции АРС-3 (ЗиС-5) и АРС-6 (ЗиС-6) для дегазации техники и местности (при необходимости – ее заражения ипритом). Интересно, что некоторые из этих машин состоят под подобными индексами на вооружении и сегодня, разумеется, в современном исполнении.

Наличие разнообразной техники химзащиты определяло готовность РККА к химической войне.

Опубликовано в выпуске № 32 (745) за 21 августа 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц