Версия для печати

Стадион для Верховного — часть I

Бункер Сталина в Измайлове вмещал 150 тяжелых танков
Сапрыков Виктор
Зал заседаний Ставки Верховного главнокомандующего в «Бункере Сталина» в Измайлове (после реставрации)

По плану совершенствования военного управления в 30-х годах в Москве, в районе Измайлово был сооружен секретный подземный объект – запасной командный пункт Верховного главнокомандующего Красной армии.

Выбор места на востоке столицы был обусловлен прежде всего предположением, что враг будет наступать с запада. К тому же недалеко от места сооружения проходила железная дорога, обеспечившая подвоз необходимых строительных материалов и различного оборудования. Объект находится в 500 метрах от станции метро «Измайловский парк», ныне «Партизанская».

В целях секретности в средствах массовой информации сообщалось о строительстве Центрального стадиона СССР имени И. В. Сталина – самого большого в стране, рассчитанного на 142 тысячи мест.

К бункеру вела 17-километровая подземная дорога от Спасских ворот Кремля, откуда начинался въезд в тоннель. Он проходил под зданием НКВД СССР (впоследствии КГБ СССР – ФСБ РФ), что на Лубянской площади. Затем шел под улицей Кирова (ныне Мясницкая) и уходил параллельно тоннелю метро в сторону Измайлова.

На 15-метровой глубине была оборудована стоянка, на которой могли свободно разместиться 150 танков КВ

Габариты тоннеля позволяли проезд не только легковых автомобилей, но и вагонов и даже тяжелых танков. Машина Сталина могла въехать прямо в зал заседаний Ставки. Для крепежа тоннеля использовались обычные чугунные тюбинги, такие же, как в метрополитене. И вентиляция автотоннеля была, как в подземке.

С точки зрения безопасности бункер Сталина был оборудован достаточно надежно. На 15-метровой глубине под железобетонными сводами толщиной до шести метров вокруг бункера была оборудована стоянка, на которой могли свободно разместиться 150 танков КВ и автомобилей и даже ремзавод для них. Танки предназначались для прорыва из возможного окружения и выхода к одному из двух аэродромов – дальней авиации и ПВО, сооруженных в районе нынешних 5 и 15-й Парковых улиц. Несколько дальше находились еще два аэродрома – Чкаловский и в Монино.

Какие помещения имелись в бункере, в определенной степени позволяют судить результаты его реставрации, после которой в командном пункте в 1996 году открылся музей. Самое большое из них – зал заседаний Ставки ВГК. Его площадь – 80 квадратных метров с пятиметровым потолком и куполом над столом. Купол поддерживают четырехметрового диаметра колонны, украшающие зал заседаний и играющие роль резонатора, усиливающего звук. Архитекторы учли, что у Сталина был тихий голос. Благодаря куполу звук усиливался. Ковер в центре зала смягчал громкость, чтобы не «било по ушам».

Вдоль стен стояли столы для офицеров связи и стенографистов. В торцовой стене размещалась большая карта из плексигласа, на которой отмечалось положение на фронтах. В зале установлены бюсты Суворова и Кутузова, такие же были и в других помещениях.

Рабочий кабинет Сталина небольшой и более чем скромно обставлен. На письменном столе обычные два телефона, настольная лампа, пустая папка для документов красного цвета, пепельница с трубкой (уже не сталинской), диванчик для отдыха, этажерка с книгами. На стене портреты Маркса, Энгельса, Ленина, карта с военными сводками.

Комната-столовая оформлена в грузинском стиле. Одна из ее стен выложена природным камнем. В стеклянных коробах помещен муляж ордена Победы, которым Сталин был награжден дважды. Оригиналы находятся на особом хранении в музеях Московского Кремля. Здесь можно увидеть френч Сталина, патефон с набором пластинок его выступлений и некоторые другие предметы.

В подземном комплексе также предусмотрены кабинет генералитета, комнаты отдыха Сталина, боевого и жизненного обеспечения, для охраны и рабочих.

О бункере в Измайлове мало кто знал даже из высокопоставленных лиц. Бывал ли здесь Сталин? По свидетельству людей, работавших с ним в то время в Кремле, приезжал… дважды. Впервые, в 1941 году до начала войны для осмотра. Рассказ о втором заезде впереди.

Командные пункты 1941-го

В первый год Великой Отечественной командный пункт Сталина находился в разных местах. В зависимости от положения на фронте. С начала войны он размещался в его кремлевском рабочем кабинете. Он обстоятельно описан Жуковым. Кабинет представлял просторную, довольно светлую комнату. Стены были обшиты мореным дубом, на них портреты Маркса, Энгельса, Ленина. Во время войны добавились портреты Суворова и Кутузова.

Стадион для Верховного главнокомандующего
Рабочий кабинет Сталина в бункере в Измайлове (после реставрации)

В глубине кабинета у окна стоял покрытый зеленым сукном рабочий стол хозяина, всегда заваленный документами, бумагами, картами. На столе телефоны ВЧ и внутрикремлевский, стопка отточенных цветных карандашей. Сталин обычно делал записи синим, писал быстро, размашисто, разборчиво. Стулья жесткие, никаких лишних предметов. В соседней комнате помещался огромный глобус, рядом с ним стол, на стенах различные карты мира.

В связи с приближением войны, в начале мая 1941-го на территории Кремля возле Арсенала (здание для хранения оружия, снаряжения и трофеев русской армии, построено в 1701–1736 годах) началось строительство бомбоубежища, способного при необходимости стать командным пунктом. Но времени не хватило. В небе столицы уже появились разведывательные самолеты немцев.

А ночью 22 июля был совершен продолжавшийся более пяти часов первый массовый налет немецкой авиации на столицу. Две тяжелые бомбы упали на территорию Кремля. Одна угодила в Арсенал и нанесла ему урон. Напротив Арсенала находились квартира и кабинет Сталина. Трудно предположить, что бомба случайно упала так близко. Немцы бомбили прицельно.

Вторая бомба упала в Георгиевский зал Большого Кремлевского дворца, но не взорвалась и застряла в полу. Обезвреживая ее, саперы обнаружили, что взрыватель отсутствует. В гнезде для него находилась лаконичная записка: «Мы – немцы-антифашисты». Одна из первых неразорвавшихся бомб, сброшенных на Москву.

В связи с бомбежками столицы командный пункт перенесли из Кремля в безопасное место. Сначала, как писал генерал-полковник Юрий Горьков в книге «Кремль. Ставка. Генштаб», – в особнячок на улице Кирова, вскоре в более надежное место – бункер МПВО, расположенный на той же улице.

Стадион для Верховного главнокомандующего
Зал заседаний в «Бункере Сталина» в Куйбышеве

Хорошо знавший историю Великой Отечественной Иван Стаднюк в книге «Москва, 41-й» дал полное представление о нем. Еще в начале 30-х, начав готовить воздушный щит столицы, руководители ПВО Москвы распорядились о сооружении бункера для штаба. Он был построен в 1937–1940 годах на Кирова, 37, у станции метро «Кировская» (теперь «Чистые пруды»). Объект имеет несколько подземных уровней, нижний – на 70-метровой глубине. Имелся лифт.

Бункер оборудовали новейшими для того времени средствами управления и связи, позволявшими оперативно связываться со штабами всех войсковых частей и подразделений Московской зоны ПВО, с начальниками родов войск, правительственными учреждениями, с любым телефоном города… Из бункера с помощью ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение, связь) просматривалось и прослушивалось небо над Москвой и вокруг нее в радиусе 250 километров.

Стаднюк утверждает, что в штабе ПВО побывали Маршалы Советского Союза Буденный, Тимошенко, Шапошников, генералы Артемьев и Жуков. Объект был настолько интересен, что с ним ознакомились также члены политбюро, в том числе Сталин.

Слова Стаднюка подтверждает нарком ВМФ СССР Николай Кузнецов. В воспоминаниях он отмечал, что именно в этом бункере работал Верховный главнокомандующий во время наиболее интенсивных налетов немецкой авиации в октябре-ноябре 1941-го. Тут он встречался с членами Ставки, ГКО, другими высшими государственными деятелями и военными.

Новые бункеры в Поволжье

Враг упорно рвался к столице, а войск для защиты крайне не хватало. ГКО принял постановления о подготовке к выводу из строя промышленных предприятий Москвы и Московской области, об эвакуации столицы СССР из Москвы в Куйбышев (с 1991 года – Самара, историческое название города). В этом городе на Волге фактически учреждалась запасная столица. Выбор Куйбышева обоснован его географическим и экономическим положением: относительно недалеко от фронта, важнейший в стране железнодорожный узел, прямое сообщение с Уралом, Дальним Востоком, Средней Азией. Важно и то, что в критической ситуации город защищала с запада естественная преграда – широченная Волга.

22 ноября ГКО принял постановление о строительстве специальных убежищ в Ярославле, Горьком, Казани, Ульяновске, Куйбышеве, Саратове, Сталинграде

Для создания безопасных условий работы эвакуированных высших органов государственной власти ГКО 21 октября 1941 года принял постановление «О строительстве убежища в г. Куйбышеве». Предусматривалось: «…1. Бомбо- и газоубежище глубокого заложения не менее 25 метров глубины, защищенное от воздействия ФАБ – 2000 кгр (фугасная авиационная бомба массой 2000 кг.В. С.). 2. Убежище глубокого заложения такой же прочности и общей полезной площадью 1000 кв. метров».

Первое бомбоубежище площадью 200 квадратных метров предназначалось для ЦК ВКП(б) и впоследствии было названо «Бункер Сталина». Другое общей полезной площадью 1000 квадратных метров, строившееся неподалеку, предположительно было рассчитано на высший командный состав Красной армии и руководство НКВД СССР.

Строительство возлагалось на Метрострой НКПС. Срок – три месяца, к 25 января 1942 года.

Несмотря на решение об эвакуации Сталин, оперативные работники НКО и Генштаба в конце ноября – первых числах декабря 1941-го работали в бункере в Измайлове. Здесь готовились приказы о защите Москвы и обороне Советского Союза. 7 ноября был проведен традиционный парад войск РККА на Красной площади. Однако положение на фронте оставалось тяжелейшим. В начале 20-х чисел ноября врага отделяло от столицы примерно 30 километров.

22 ноября ГКО принял постановление «О строительстве специальных убежищ в г.г. Ярославле, Горьком, Казани, Ульяновске, Куйбышеве, Саратове, Сталинграде». В первом пункте документа говорится, что речь идет о «командных пунктах – бомбоубежищах». Строительство помимо Куйбышева производить по типу, принятому для города Горького, с полезной площадью в городах Горьком – 300 квадратных метров, Саратове, Сталинграде, Ярославле, Казани и Ульяновске – по 200 квадратных метров.

Выполнение работ, как и в Куйбышеве, возлагалось на Метрострой. Начать повсеместно предполагалось 1 декабря, окончить в Ярославле, Саратове, Сталинграде – 15 января, в Ульяновске и Казани – 20 января 1942 года.

Принимая постановление о строительстве убежищ в крупных приволжских городах, ГКО исходило из положения, сложившегося в битве под Москвой. В ноябре советское командование не располагало сведениями, на каком направлении развернутся решающие бои. Поэтому предположительно было намечено несколько наиболее вероятных направлений, нацеленных на промышленные районы Волги и Урала. И как показали события 1942 года, гитлеровское командование начало летнее наступление на юге в направлении Сталинграда. Так что постановление о сооружении новых убежищ было обоснованно.

Они, определенные в постановлении как «специальные», предназначались для размещения в них штабов фронта. В ноябре 1941-го еще не рассчитывали развернуть в начале декабря контрнаступление под Москвой. Потому и торопились со сроками строительства. Хотя за намеченное короткое время соорудить указанные убежища нереально.

В результате начавшегося 5 декабря контрнаступления враг был отброшен от столицы на разных участках на 100–250 километров и понес существенные потери. В результате отпала непосредственная угроза Москве, а с тем и острая необходимость в сооружении вдали от столицы убежищ да еще ударными темпами. После 5 декабря Сталин вернулся из Измайлова в рабочий кабинет в Кремле. Но сооружение убежища в Куйбышеве продолжалось.

Справка «ВПК»

В состав важнейших факторов высокой боеспособности вооруженных сил во все времена входило умелое действие командного состава. Поэтому для военачальников создавались командные пункты, обеспечивающие необходимые условия для надежного управления войсками в бою и операциями. Надежное управление включало в себя как необходимые средства, так и обеспечение безопасности от действий противника.

Бункер является одним из основных видов командного пункта. Он представляет собой обычно долговременное фортификационное сооружение, заглубленное в землю. Командные пункты размещаются скрытно, с соблюдением мер маскировки. Выбор места и характер бункера зависят от многих факторов. В основном от видов оружия, средств поражения, стратегии и тактики боевых действий, от особенностей местности их ведения. На командных пунктах наряду с командующим находятся основные работники штаба.

Окончание читайте в следующем номере.

Виктор Сапрыков,
заслуженный работник культуры РФ

Опубликовано в выпуске № 33 (746) за 28 августа 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц