Версия для печати

Суеверие летчиков торпедоносцев: Как представят к Герою, обязательно собьют

Из трех пополнений осталось только 6 экипажей. Остальные ушли на дно
Кустов Максим

На войне, как известно, возникает множество примет, которые со стороны кажутся очень  странными. Те, кто побывал в современных горячих точках, например, никогда не скажут «в последний раз», а предпочтут сказать «в крайний раз». Плохая примета – говорить про «последний раз». 

Помимо общераспространенных примет и суеверий, в разных воинских частях существовали и существуют свои, специфические, приметы.


Была в годы Великой Отечественной  войны своя примета и в авиационном полку Балтийского флота,  где в 1944-45 годах служил Михаил Борисов (сайт Я помню).


Полк, оснащенный американскими «Бостонами», охотился за немецкими кораблями. Главной целью для атак летчиков были транспортные корабли.


Действовали обычно в паре – торпедоносец и топмачтовик. Топмачтовик сбрасывал на малой высоте бомбу, которая должна была, отрикошетировав от воды, поразить вражеский корабль. Первым, как правило, атаковал топмачтовик, затем торпедоносец. Борисов пилотировал торпедоносец.


Первый боевой вылет для него оказался безрезультатным. Сброшенная торпеда прошла метров 10-15 и затонула. А бомба, сброшенная напарником топмачтовиком, отрикошетировав от воды, перелетела через вражеский корабль.
Но после «первого блина комом» началась полоса боевых удач. Когда немцы эвакуировались из Таллина, экипажу Борисова  удалось торпедировать немецкий транспортный корабль. И в тот же день, на следующем вылете – другой.


Для того чтобы зафиксировать торпедирование вражеского корабля, штурман через окно в задней кабине фотографировал его. Кроме того, летал еще и самолет-разведчик полка и тоже фотографировал результаты атак. Без подтверждающего успех фотоснимка вражеский корабль как потопленный не засчитывался, рассматривался как поврежденный.


Награждали летчиков по результатам атак. За потопленный вражеский транспорт пилотов и штурманов, по воспоминаниям Борисова, представляли к ордену Боевого Красного Знамени. Стрелка–радиста награждали медалью «За отвагу» или орденом Красной Звезды. 


Только далеко не всем представленным доводилось дожить до вручения наград.  По воспоминаниям Михаила Борисова: «Полк пополнялся трижды в количестве не менее 10 самолетов. Короче говоря, было 3 пополнения, из трех пополнений осталось только 6 экипажей. Остальные ушли на дно». Главной причиной потерь был зенитный огонь немцев.


На таком фоне в полку возникло очень своеобразное суеверие – считалось, что  летчика, которого представят к званию Героя Советского Союза, непременно собьют. 


Но судьба самого автора воспоминаний об этом – Михаила Борисова, наглядное подтверждение того, что не все приметы сбываются. В  марте 1945 года он стал Героем Советского Союза…


Максим Кустов

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц