Версия для печати

Суперагенты Петра Порошенко

Украинский спецназ атакует Донбасс
Иванов Павел
Фото: nahnews.org

При обсуждении убийства главы Донецкой народной республики Александра Захарченко доминирует версия об операции украинских разведывательно-диверсионных групп (РДГ). Будто бы некие спецы были внедрены в ближний круг главы ДНР. Но те же эксперты рассказывают, что в целом украинская армия слаба и не готова к боевым действия на юго-востоке.

Попробуем разобраться, как организована разведывательно-диверсионная деятельность Украины на территории самопровозглашенных республик. Какие ведомства ее ведут и какими силами. А также понять, существуют ли украинские супердиверсанты.

Перемена ролей

По сравнению с августом 2017 года («Диверсанты в вышиванках») в структуре украинских спецслужб произошли разительные перемены. Еще в феврале нынешнего года руководством Украины было объявлено о завершении антитеррористической операции. В мае ей на смену пришла так называемая операция объединенных сил (ООС).

Сейчас всех пойманных в народных республиках диверсантов связывают с полком «Азов»

Средства массовой информации и многие эксперты восприняли это переформатирование скептически. Считается, что смена АТО на ООС – всего лишь игра слов. Дескать, нынешнее киевское военно-политическое руководство часто так поступает в целях создать положительный имидж Петру Порошенко. На самом деле ничего существенного в структуре управления украинскими силами и средствами на юго-востоке не произошло.

Но это далеко не так. Изменения в зонах ответственности украинских силовых ведомств кардинальны. В частности, разведывательно-диверсионные действия переданы недавно созданным силам специальных операций.

Ранее единой структуры такой работы в зоне АТО не существовало. СБУ, ГУР Минобороны, разведотдел штаба АТО, даже МВД и нацгвардия развернули в зоне «антитеррористической операции» свои штабы, которые и занимались диверсиями. Наиболее подготовленные кадры были у Службы безопасности Украины и Главного управления разведки Минобороны. Именно ГУР и СБУ занимались заброской агентуры. Но в распоряжении этих ведомств не было достаточно подготовленных бойцов сил специальных операций, способных проводить диверсионные акты в тылу противника. Поэтому в большинстве случаев все ограничивалось закладками самодельных взрывных устройств и попытками обстрелять военные объекты или колонны, убить отдельных высокопоставленных военных.

Несмотря на громкие заявления, Киев пока не может похвастаться здесь особыми успехами в работе. История главного украинского диверсанта - Владимира Жемчугова вызывает разве что горькую усмешку. И все его «подвиги» можно отнести только на счет неуемной фантазии пиарщиков администрации Порошенко.

Между тем нельзя не отметить успешную работу украинских «агентурщиков». Следует признать, что Киев имеет детальную информацию о происходящем в республиках.

Разведотдел штаба АТО, диверсионные структуры МВД и нацгвардии отвечали за боевое применение частей и подразделений специального назначения. Но работу вели только в пределах линии соприкосновения, в так называемой серой зоне и оперативном тылу.

Существовало ошибочное мнение, будто применением двух полков СпН вооруженных сил Украины занималось ГУР. Но анализ публикаций и открытых документов показывает, что это не так. Первоначально спецназовцы подчинялись разведывательному отделу штаба АТО. Позже их переподчинили напрямую штабу ССО, который развернул оперативную группу управления в зоне АТО.

Обилие штабов, отсутствие координации и ведомственные амбиции стали главной причиной неэффективной работы украинских РДГ. При переформировании штаба АТО в командование ООС эти проблемы были учтены. Вся диверсионная работа теперь отдана командованию ССО. Именно штаб сил специальных операций сейчас руководит работой не только двух полков СпН, но и специальных подразделений МВД и нацгвардии.

Новая схема управления начала действовать. В частности, не так давно генпрокуратура Украины опубликовала аудиозапись переговоров офицера ССО (майор из 3-го полка СпН) и Надежды Савченко. Собеседники обсуждают организацию госпереворота в стране. Если внимательно прослушать запись, становится понятно, что ССО уже ведет работу агентурными методами на территории республик. Военнослужащие ССО участвуют в вербовках и в целом активно осваивают новое поле деятельности.

Разборки на чужом поле

Примечательно, что украинские ССО теперь отвечают и за проведение информационных и психологических операций (ИПСО). Правда, не совсем понятно, распространяется это только на зону ООС или центры ИПСО переданы в ССО на постоянной основе. Как бы там ни было, первым объектом информационных операций, организованных ССО на юго-востоке Украины, стало СБУ.

Суперагенты Петра Порошенко
Фото: quickchat.pro

В новой структуре ООС за ведение агентурной разведки продолжают отвечать ГУР и СБУ. Служба безопасности Украины отказалась передавать в оперативное подчинение ССО свои спецподразделения. В целях дискредитации эсбэушников бойцы ИПСО сняли видео. На нем спецназовцы службы безопасности якобы разоружают добровольческий батальон. На видео хорошо слышна нелестная фраза про «бандеровцев». После этого мнимые спецназовцы украинской «Альфы» показательно бьют добровольцев.

Ролик был распространен в социальных сетях. И очень быстро стал популярным не только на Украине, но и в России. Чуть позже появилась информация от неких военнослужащих ВСУ. Они рассказали, как на самом деле проходила съемка. Не исключено, что «утечку» о постановке устроило само СБУ.

До сих пор неизвестно, какой удар по репутации службы безопасности нанес видеоролик. Но противоречия между ССО и СБУ он продемонстрировал прекрасно. Эта ситуация показывает, что кризис в организации разведывательно-диверсионной деятельности Киеву преодолеть не удалось. Силовые ведомства продолжают работать друг против друга. И тратят на это столько же сил и ресурсов, как и на борьбу с народными республиками.

На пути к победе?

Насколько же эффективна новая украинская структура разведывательно-диверсионных действий? ССО в зоне операции объединенных сил располагает мощным силовым компонентом. В него входят спецподразделения Минобороны, нацгвардии и МВД.

Конечно, уровень готовности двух полков СпН оставляет желать лучшего. Но нацгвардейцы из бывших «добробатов» отличаются хорошей подготовкой и высокой мотивацией. Их после необходимой тренировки можно эффективно использовать даже в сложных диверсионных операциях. В том числе в тех, где требуется действовать под легендой. Недаром сейчас всех пойманных в республиках диверсантов связывают с полком «Азов».

Не останется без дела и армейский спецназ. Его бойцы могут стать эффективными тренерами для добровольцев из числа жителей Донбасса. Спецназовцы займутся обучением обращению с оружием и взрывчатыми веществами, тактической медицине. Именно такой подготовки явно не хватает украинским диверсантам. Достаточно вспомнить историю Героя Украины Владимира Жемчугова. Он лишился обеих рук при попытке поставить СВУ. Правда, официальные украинские СМИ утверждают, что «главный украинский диверсант» потерял конечности, подорвавшись на растяжке.

Украинское ССО – калька с американского Объединенного командования специальных операций

Но главная проблема ССО – отсутствие нормальной агентурной сети. Вернемся к уже упомянутому выше видео с Надеждой Савченко. Ее собеседник как раз и отвечает за организацию агентурной работы на территории республик. Хотя офицер «набивает себе цену», очевидно, что он далек от агентурной работы. У него слабое представление о происходящем, о том, как и с кем надо взаимодействовать. Верный признак хорошего специалиста – профессиональный сленг. Как его ни прячь, специфические словечки, жаргонизмы проскальзывают в речи. На видео же очевидно, что военный не профессионал своего дела. Все его рассуждения оторваны от действительности.

Чтобы диверсанты смогли провести акцию, их нужно ввести в тыл противника. Обеспечить размещение, создать легенду. Причем она должна позволять не разово передвигаться по городу, а вести разведывательные действия вокруг объектов диверсии. Организовать все это без помощи на месте невозможно. Условных бойцов «Азова» можно провести в Донецк. Но чтобы они могли эффективно там работать, нужна серьезная поддержка со стороны внедренной агентуры.

В этой ситуации новую структуру могло бы выручить взаимодействие с СБУ. Но его нет. Силы специальных операций и служба безопасности продолжают бороться между собой. Поэтому в зоне ООС и складывается ситуация, что структура, отвечающая за диверсии, новая, а проблемы прежние.

Конечно, благодаря консолидации армейского спецназа, нацгвардии и МВД наладилось взаимодействие во время операций в «серой зоне» и на линии фронта. И это уже ощущается. Но организовать нормальную работу в глубоком тылу самопровозглашенных республик пока не получается.

Американский след

Возникает логичный вопрос: почему украинское военно-политическое руководство передало разведывательно-диверсионную деятельность ССО, а не СБУ? Как уже было сказано, у ССО слабые компетенции по части организации агентурной разведки. И вряд ли при всей своей крутости командование спецопераций сможет быстро догнать в этом вопросе службу безопасности Украины.

Ответ достаточно прост. Такое решение было принято с оглядкой на американский опыт. Украинское ССО – некая калька с Объединенного командования специальных операции (JSOC). Киев старался скопировать как можно больше.

Одна из задач JSOC – поиск и ликвидация людей, организаций, представляющих угрозу национальной безопасности США. И если ранее командование оказывало поддержку чужим операциям, то теперь организует и проводит собственные. Зачастую для этого JSOC не требуется поддержка ЦРУ и АНБ. У командования есть все необходимые ресурсы.

Хороший пример – операции в Сирии. JSOC действовал на севере страны в районе Рожавы. Организовывал штурм Ракки и руководил не просто отрядами американского спецназа, а полноценной межвидовой группировкой. В ее состав входили авиационные эскадрильи, части и подразделения морской пехоты, батальоны рейнджеров. JSOC отдавал приказы и курдским отрядам.

Но попытка Киева наложить американский опыт на реалии Донбасса оказалась неудачной. Причина проста. JSOC – наиболее подготовленные части и подразделения вооруженных сил США. Структура командования тщательно подогнана и все элементы действуют как единое целое. А украинское ССО – попытка хоть как-то объединить силы специального назначения в единое целое.

Супердиверсанты?

Получается странная ситуация. С одной стороны, Киеву приписывают эффективные, тщательно продуманные убийства известных полевых командиров и лидеров народных республик, организованные на высоком профессиональном уровне. С другой – украинские диверсанты пока прославились только в сказочных историях Владимира Жемчугова.

Структура организации украинской разведывательно-диверсионной работы понятна. И в ней не прослеживается столь эффективных супердиверсантов. Конечно, можно утверждать, что в окружение Захарченко внедрен агент. Но он был бы гораздо ценнее, если бы давал информацию, а не пытался организовать покушение.

Конечно, не исключено, что в недрах украинских спецслужб существует некое подразделение. Его бойцы по своей подготовке и опыту не уступают военнослужащим американского JSOC. Но ведь чтобы подвести их к Захарченко, а ранее к Гиви и Мотороле, необходимо провести сложнейшую операцию. В ней должны участвовать и ГУР, и СБУ, и ССО. Маловероятно, что эти спецслужбы вдруг начали сотрудничать в едином порыве. А потом опять переключились на фейковые видео друг на друга.

Есть одно общее объяснение резонансных убийств в ДНР: война на юго-востоке Украины – гражданская.

Опубликовано в выпуске № 35 (748) за 11 сентября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц