Версия для печати

Лихие эскадроны

Почему нелегко победить иррегулярные вооруженные формирования
Сивков Константин
Фото: Юлий Нежинский

Понятие «гибридная война» впервые появилось в США и Великобритании в ХХI веке. Суть его заключается в использовании военных и невоенных инструментов в интегрированной кампании, направленной на сокрушение геополитического соперника на мировой арене или противника в каком-либо стратегически важном регионе планеты без задействования собственных вооруженных сил.

«Для современных конфликтов характерен ряд особенностей, – отмечает начальник Генерального штаба ВС РФ Валерий Герасимов («Горячие точки науки»), поясняя далее: – Наглядным примером использования гибридных методов стал конфликт в Сирии. В нем одновременно применялись традиционные и нетрадиционные действия как военного, так и невоенного характера. Сочетание таких методов получило в западных СМИ название «гибридная война». Однако использовать этот термин как устоявшийся пока преждевременно».

Генерал армии также подчеркнул: «Анализ характерных черт, особенностей и тенденций развития современных конфликтов показывает, что всем им присуща общая особенность – использование средств военного насилия. Причем в одних это почти классическая вооруженная борьба, в других вооруженная борьба велась одной стороной в форме антитеррористических операций, а противником – в виде действий незаконных иррегулярных вооруженных формирований и террористических структур».

Агрессор в засаде

Особенности классической вооруженной борьбы в настоящем и ближайшем будущем были рассмотрены в «ВПК» («Как воевать с многоликим врагом»). Однако современные войны действительно все чаще приобретают гибридный характер, когда имеют место различные виды противоборства правительственных войск и правоохранительных структур с незаконными иррегулярными вооруженными формированиями и террористическими организациями.

Иррегулярные вооруженные формирования практически всегда отличает высокая политическая и идеологическая мотивация личного состава

В качестве примера можно сослаться и на первую, и на вторую чеченские кампании у нас в стране. Причем опыт войн на Северном Кавказе, в Сирии и Афганистане, в ряде государств Африки свидетельствует: зачастую уровень боевой выучки личного состава, степень подготовленности в оперативном отношении командиров, способных выбирать целесообразные методы, способы и формы борьбы, позволяют незаконным вооруженным формированиям противостоять даже армиям развитых стран мира. Что уж говорить о регулярных войсках прочих государств.

Так, сирийские вооруженные силы оказались неспособными разгромить боевиков-исламистов и лишь помощь российских летчиков, спецназовцев, военных советников позволила обеспечить решительный перелом в пользу правящего режима Башара Асада в длящейся уже который год войне.

А вот американским войскам и подразделениям ВС союзников США справиться с иррегулярными вооруженными формированиями в Ираке и Афганистане не удалось. В конечном итоге «гордые победители» армии Саддама Хусейна покинули Ирак. Из Афганистана натовцы пока не ушли, но их борьба с «Талибаном» и ИГ уже очевидно обречена на провал.

Еще один пример успешного противостояния иррегулярных формирований регулярным войскам – война 2006 года в Ливане, где боевики движения «Хезболла» смогли отразить наступление наиболее мощной на Ближнем Востоке армии Израиля, нанеся ее частям чувствительные потери, особенно в бронетанковой технике.

Впрочем, нельзя не обратить внимания и на эффективные действия иррегулярных вооруженных формирований, сражающихся на стороне законного правительства Сирии. Тут уместно вновь напомнить, что в гибридном противоборстве применяется весь возможный спектр операций с привлечением как государственных, так и негосударственных структур, включая религиозные организации. Способы же силового давления на соперника предусматривают и развязывание на его территории так называемой мятежевойны, которая существенно отличается от войн классических, традиционных.

Именно в такой войне главную роль играют иррегулярные вооруженные формирования различного типа, прибегающие к тактике партизанских действий и не чурающиеся террористических акций. А поскольку нередко это замаскированная форма внешней агрессии иностранного государства, последнее не откажется от открытого использования своих войск в случае, если решить задачу сокрушения враждебной страны с помощью «пятой колонны» и НВФ не удается. И возникший внутренний конфликт может послужить легитимизации ударов с моря и воздуха, военного вторжения под предлогом «защиты мирного населения от диктаторского режима, нарушающего права человека».

Кто у них политрук?

Судя по опыту последних 20 лет, действия иррегулярных вооруженных формирований будут влиять на размах и продолжительность войн, которые произойдут в рамках гибридных противоборств. Более того, не надо забывать, что зачастую именно за счет успеха этих действий достигались политические цели войны.

Тактика, характер операций подобных группировок определяются наряду с прочими факторами (идеологическими, политическими, национальными) особенностями их структуры, численностью, наличием тех или иных образцов оружия и боевой техники, транспорта, средств связи. Как правило, это конгломерат относительно независимых и небольших отрядов, которые подчас отличаются друг от друга входящими в их состав подразделениями и оснащением.

Уровень управляемости этими отрядами вышестоящим командованием значительно ниже, чем в регулярных войсках. Командир, получив боевую задачу, далеко не всегда может ее воспринять в соответствии с пониманием начальствующих лиц и не во всех случаях приступит к выполнению приказа, а то и проигнорирует, если он ему не понравится.

Тактическая подготовка командного состава иррегулярных формирований вполне отвечает требованиям при проведении отдельных операций партизанского характера, однако нередко не позволяет организовывать и поддерживать тесное взаимодействие между отрядами, направляемыми на выполнение крупной боевой задачи. Обладая высокой степенью автономности, отряды боевиков способны длительное время оперировать в отрыве от основных сил, опираясь на собственные и местные ресурсы, используя захваченные трофеи. Каждый отряд имеет собственные склады и арсеналы.

Тяжелое вооружение и боевая техника, отбитые у правительственных войск или полученные от поддерживающих иррегулярные формирования источников, применяются весьма ограниченно, особенно бронетанковая. Это объясняется отсутствием централизованного снабжения в больших объемах подходящими боеприпасами, необходимыми для нормальной эксплуатации ГСМ, запчастями и комплектующими, нехваткой подготовленных кадров.

Кроме того, тяжелая боевая техника обладает значительным спектром демаскирующих признаков, значительно упрощающих ее обнаружение разведкой противника, заодно выявляющего сосредоточение самих боевиков, для которых сохранение скрытности является главным условием успеха.

Иррегулярные вооруженные формирования практически всегда отличает высокая политическая и идеологическая мотивация личного состава, часто превосходящая в этом отношении аналогичные показатели регулярных войск, что обеспечивает высокую боеспособность таких формирований и соответственно особую жесткость (даже жестокость) и бескомпромиссность противоборства с их участием.

Неубиваемый командир

У НВФ есть органы управления стратегического уровня, формулирующие задачи на относительно длительный промежуток времени и определяющие для их решения примерный состав привлекаемых сил и средств, обеспечивающие снабжение группировок боевиков материальными и иными ресурсами, поступающими из внутренних и внешних источников.

В войнах последнего времени отмечается появление крупных иррегулярных группировок, осуществляющих масштабные операции

Органы управления оперативного звена разрабатывают конкретные планы и распределяют силы, выделяемые для их выполнения, ведают материально-техническим обеспечением подготовки отдельных отрядов к ведению боевых действий. Вопросы оперативного и боевого обеспечения, организации взаимодействия и другие, входящие в понятие подготовки операций, определяются в самом общем виде, оставляя детализацию командирам тактического звена.

Полноценного и детального планирования боевых действий командование иррегулярными вооруженными формированиями не осуществляет. Контроль за ходом операций, корректировка оперативных и стратегических задач ведутся по мере изменения обстановки при достижении ранее намеченных целей или явной неудаче. Из возможных средств управления НВФ, как правило, располагают мобильными средствами связи.

В большинстве случаев в командных структурах иррегулярных вооруженных формирований, особенно в оперативном и тактическом звеньях, хорошо поставлена система заместительства выбывших из строя командиров и перехвата управления сохранившими дееспособность командными инстанциями взамен уничтоженных, причем без существенного снижения эффективности управления в целом даже при ликвидации довольно значительного количества командных пунктов.

Вдобавок под восстановлением управления понимается не просто назначение нового человека на должность, а еще и переключение им на себя всей системы связей, в том числе с конкретными лидерами отдельных группировок, без чего осуществлять руководство разнообразными, порой политически и даже личностно ангажированными формированиями практически невозможно. Особенно это актуально для высших звеньев управления НВФ, где личные отношения их главарей с внешними спонсорами и союзниками играют ключевую роль, выступая своеобразной гарантией соблюдения движением в целом дружеского курса по отношению к его кураторам.

Опыт недавних войн свидетельствует: не исключены вмешательство регулярных вооруженных сил иностранных государств в мятежевойну на стороне НВФ и огневое поражение наиболее опасных для незаконных иррегулярных формирований объектов армии жертвы агрессии. Интервенция может быть осуществлена при условии очевидной неспособности НВФ, подконтрольных агрессору, противостоять правительственным войскам.

Руководство страны, в которой заполыхала мятежевойна, как правило, будет вводить в действие регулярные армейские части постепенно, по мере разрастания внутреннего вооруженного конфликта. Но оно, будучи ограничено морально-психологическими и международными факторами, может не успевать наращивать военные усилия сообразно темпу расползания и нарастания междоусобицы, росту боевой мощи иррегулярных формирований, быстро увеличивающих свою численность за счет прибывающих из-за рубежа иноземных боевиков.

Поле боя – вся страна

Особенности структуры, боевого состава и численности иррегулярных вооруженных формирований, а также условий, в которых они существуют, определяют специфику стратегии и тактики их борьбы. НВФ, как правило, стремятся распространить боевые действия на всю территорию страны и привлечь к ним значительную часть населения. Цель – нанесением ударов по правительственным войскам, правоохранительным структурам и органам государственной власти измотать и ослабить их, принудив к капитуляции.

Основные виды боевых действий – засады, налеты, обстрелы военных и гражданских объектов, минирование дорог и диверсионно-террористические акты, в том числе и с помощью смертников. При этом интенсивность нападений боевиков может зависеть и от времени года, и от погодных условий.

Решающую роль в эффективности операций иррегулярных вооруженных формирований играют разведка и наблюдение за противником. Основу разведывательной системы НВФ составляет сеть осведомителей из числа местных жителей. Ценная информация поступает и благодаря наличию высокотехнологичной аппаратуры, поставляемой зарубежными кураторами, и из иных внешних источников.

Тактика иррегулярных вооруженных формирований в основном сводится к стремительным, неожиданным атакам небольших отрядов и групп на застигнутого врасплох противника, захвату (часто только временному) отдельных административных центров, расширению зон своего влияния и пополнению НВФ личным составом, вооружением, боевой техникой и боеприпасами.

Большое внимание уделяется внезапности, инициативе, маневру, а также самостоятельности действий отдельных подразделений в ходе решения поставленных задач. Исключительное значение придается скрытности перемещения отрядов и групп, за счет чего даже при общем неблагоприятном соотношении сил для иррегулярных формирований в назначенном районе создается превосходство над регулярными войсками противника.

Наступательные операции, как правило, носят скоротечный характер. Если не удается в сжатые сроки достичь поставленной цели, осуществляется отход по заранее определенным маршрутам под прикрытием минных заграждений, минометного огня и специально выделенных заслонов.

Оборона для иррегулярных вооруженных формирований – практически всегда вынужденный вид боевых действий, когда приходится защищать базовые лагеря и районы, обеспечивать вывод главных сил НВФ из-под удара. Наиболее упорно боевики стремятся удержать населенные пункты и территории, имеющие для них большое политическое или экономическое значение. Примером могут служить длительные и весьма ожесточенные бои, когда сирийской армии при поддержке российских ВКС пришлось освобождать крупные города, оказавшиеся под контролем экстремистов.

Особое внимание в горной местности НВФ уделяют обороне перевалов, проходов, ущелий и господствующих высот. Она почти всегда возлагается на дислоцирующиеся здесь на постоянной основе отряды.

Если объект не является важным, то его отстаивают только ради нанесения противнику максимальных потерь. После выполнения данной задачи или при явном подавляющем превосходстве наступающих боевики отходят под прикрытием огня с заранее подготовленных позиций. В случае окружения применяется просачивание через боевые порядки противника в сочетании с нанесением огневого удара по нему с тыла после выхода из кольца большинства членов НВФ.

В войнах и вооруженных конфликтах последнего времени отмечается появление крупных иррегулярных группировок, осуществляющих масштабные операции и систематические боевые действия, которые призваны решать главные стратегические задачи противоборства и добиваться достижения политических целей НВФ.

Ставка на ССО

Несомненно, война против иррегулярных формирований мятежников и экстремистов – особая специфическая форма вооруженной борьбы. Однако участие в ней регулярных войск неизбежно. В основном они будут использоваться в отдельных изолированных оперативно важных районах или населенных пунктах небольшими высокоманевренными тактическими боевыми группами при массированной поддержке артиллерии и авиации. В первую очередь в бой отправятся аэромобильные и воздушно-десантные подразделения.

Дабы разгромить НВФ, придется проводить операции различного масштаба, а также систематические боевые действия. Но успех во многом будет зависеть от сил специальных операций – одного из важнейших компонентов регулярных ВС.

В заключение надо подчеркнуть: уничтожить иррегулярные вооруженные формирования исключительно методами и способами, которые отработаны применительно к классическим войнам, не удастся. Даже регулярные войска в конечном итоге для достижения успеха в борьбе с боевиками должны прибегать к тактике, практикуемой противником, изменять организационную структуру воюющих частей и подразделений.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 37 (750) за 25 сентября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...