Версия для печати

ШКАС не трогай, нехай он себе стоит: совет стрелку-радисту Пе-2

Поскольку я не отпустил курок, то выдолбил весь правый борт
Кустов Максим

Первый советский скорострельный синхронный авиационный пулемет ШКАС (Шпитального-Комарицкого авиационный скорострельный), как и едва ли не всякий образец военной техники, до сих пор вызывает противоречивые оценки. 
Много лет продолжается бесконечная дискуссия о том, стоял ли ШКАС на столе в канцелярии Гитлера, или это позднейшие выдумки. К числу безусловных достоинств этого пулемета относят его неоспоримую скорострельность, а главным недостатком принято считать неубедительную  «мощность» патронов калибра 7,62 мм. Но вот как этот пулемет запомнился одному из тех, кому пришлось его использовать в воздушном бою.

Наум Кравец (сайт «Я помню») описал крайне плачевный опыт стрельбы из этого пулемета, чудом не закончившийся настоящей трагедией. Сразу надо отметить,  что для него это был один из первых вылетов на Пе-2 (разведывательный вариант) в качестве стрелка-радиста. Причем предварительную подготовку он проходил не как стрелок, а как специалист по обслуживанию радиолокационной станции.


Но пришлось спешно осваивать новую воинскую специальность: «Из оружия у стрелка имелся ШКАС на шкворне, который вставлялся в уключины на правом и левом борту и Березина. Чтобы перекинуть ШКАС с одного борта на другой я должен был выдернуть его из уключины, втащить в кабину, повернуться, выпихнуть его в дырку и шкворнем попасть в уключину. Из него можно было стрелять с рук, высунув в дырку, прорезанную наверху фюзеляжа. Причем это отверстие не было закрыто ни крышкой, ни козырьком, а высовываться в него приходилось постоянно, потому что из кабины ничего не видно и наблюдать за воздухом можно, только высунувшись наружу. Хотя одет я был хорошо, но справиться с потоком набегающего воздуха было не так-то просто. Сидение на Пе-2 для стрелка не предусмотрено. Я сидел на парашюте на ящике с запасными лампами для передатчика РСБ-3БИС боком к продольной оси самолета, чтобы можно было одновременно дотянуться и до приемника УС и до передатчика».


Отдачей меня опрокинуло внутрь кабины 


«Пешка» возвращалась с боевого задания, когда стрелок-радист заметил Фокке-Вульф-190: «Я решил, что сейчас он будет атаковать, опустился вниз, схватил ШКАС, а он не выдергивается. Немец успел сделать круг и дал очередь, но не попал, стал разворачиваться для повторной атаки. Тут уже штурман его увидел, долбит из своего «Березина». Все происходило молча, поскольку я растерялся, конечно. Наконец выдернул этот ШКАС, положил его на край кабины, и когда он подошел, я стал стрелять, держа пулемет за шкворень. Отдачей меня опрокинуло внутрь кабины. А поскольку я не отпустил курок, то выдолбил весь правый борт. Мало того, повредил обшивку, так еще практически перебил троса руля поворота, которые стали на глазах расплетаться. Меня одолел ужас от мысли, что мы сейчас погибнем. На мое счастье у этого немца, закончились или патроны или горючее. Во всяком случае, он больше не атаковал. Я быстро скинул парашют, вылез из комбинезона и обмотал им троса. В следующее мгновение, я понял, что замерзаю. Вдруг я слышу, как летчик говорит штурману: «Ну, наверное, фриц убил стрелка». - Он даже не знал моего имени и фамилии. – «Да, слышал, как борт дрожал» - «У меня что-то правая нога плохо слушается. Сколько там еще до аэродрома?» - «Минут 15 полета». 


Я все слышу, говорить не могу, замерзла челюсть, не движется. Хочу сказать, что жив, но ничего не могу, замерз. Хорошо, думаю, 15 минут как-нибудь продержусь. Для меня эти минуты показались вечностью. Сели, подбежал механик, увидел эти дыры. Меня вытащили, бросили на чехлы, раздели догола, стали меня растирать. Влили спирт. Ждали, когда приедет врач. А в это время вылез командир: «Что живой?! А мы думали, что умер». Приехал врач, забрал меня в санчасть».


Конечно, случившееся – результат неопытности стрелка-радиста.  В очень похожей ситуации Владимир Местер (сайт «Я помню»), стрелок-радист на штурмовике Ил-2, перед первым боевым вылетом услышал приказ: «Вот тебе пулемет. Он в чехле. Его не трогай! Сиди и смотри по сторонам». Но он летал в группе Ил-2, где таких как он, неопытных стрелков сажали на головные самолеты, а опытных – на замыкающие машины. Эти опытные стрелки-радисты и встречали огнем атакующие немецкие истребители.


Но разведчик Пе-2 летел один, и приказать стрелку-радисту не трогать пулемет было невозможно…
Вернувшись через три дня от медиков, Кравец вполне резонно опасался ответственности за случившееся. Дело вполне могло закончиться трибуналом. Но… в  разведывательном авиаполку Балтийского флота жаждущих состряпать по такому случаю «дело» не нашлось. Незадачливого новичка успокоил механик: «Ну что ты?! Не переживай! Осталось еще сутки, и мы его доведем, перетянем троса - все поправим. Фюзеляж уже заклеили, покрасили».


Он стреляет патрончиком от винтовки!


А потом свое веское слово сказал оружейник: «Слушай, дорогой, пойдем я тебе что покажу. Вот смотри: у тебя стоит ШКАС и Березина. Так вот ШКАС не трогай, нехай он себе стоит. Что ты можешь им сделать? Он стреляет патрончиком от винтовки! Что ты им пробьешь?! У тебя есть Березина с хорошим боекомплектом. Ты увидел истребитель, скажи своему командиру, он ручку поддернул, мгновенно ты будешь выше, чем он. И не жди, дай в его сторону длинную очередь. Из ствола огонь выходит на метр - он испугается и отвернет. Сейчас я тебе покажу». - Он подходит, залезает в штурманскую кабину. – «Смотри!» Он как дал. Я посмотрел - действительно факел. После этого, сколько я потом делал вылетов на Пе-2, я никогда ШКАС не трогал».


Конечно, пулемет  БС конструкции  Березина вполне заслужил звание лучшего в своем классе. И его  патрон 12,7 мм по мощности многократно превосходил 7,62 мм патрон ШКАСа. 


Но возникает вопрос – насколько широко было распространено у стрелков радистов использование только пулемета Березина при полном игнорировании ШКАСа? Принято ли это было только в полку, где служил Кравец, или во многих частях, где использовали Пе-2?


Максим Кустов

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц