Версия для печати

Жертвы набега на Крым

В причинах катастрофы пришлось разбираться Сталину
Стрелец Михаил

6 октября 1943 года – трагическая дата в истории Черноморского флота. В этот погибли сразу три советских боевых корабля.

5 октября штаб Черноморского флота выдал боевое распоряжение первому дивизиону эсминцев эскадры ЧФ: во взаимодействии с торпедными катерами и авиацией флота в ночь на 6 октября произвести набег на морские сообщения противника у южного побережья Крыма, обстрелять порты Феодосии и Ялты. Цель операции – уничтожение вражеских кораблей, покидающих Керчь. По данным разведки, на коммуникациях вдоль Крымского побережья находилось до 100-130 сторожевиков, тральщиков, быстроходных десантных барж и других плавсредств противника.

 

Это была одна из самых неудачных операций эскадренных миноносцев в Великую Отечественную. Уместно привести отрывок из некогда засекреченного двухтомного труда инженер-контр-адмирала Бориса Красикова «Опыт борьбы за живучесть кораблей и судов Краснознаменного Черноморского флота в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг.».

 

«Лидер «Харьков», эсминцы «Беспощадный» и «Способный» погибли в результате больших разрушений, полученных ими от контактных взрывов нескольких авиабомб весом 100-200-250 кг, попавших в жизненно важные отсеки корабля и, как следствие этого, вызвавших потерю запаса плавучести…

 

Отсутствие достаточного количества автономных водоотливных средств, аппаратов газовой и электросварки сокращали возможности аварийных постов в борьбе за живучесть…

 

Неудовлетворительная система донесений (длительность прохождения телеграмм, нечеткость их содержания, перебои в донесениях из-за выхода из строя средств связи) не позволили правильно и быстро организовать помощь кораблям и направить отряд, предусмотренный организацией аварийно-спасательной службы.

 

При разработке набега не было предусмотрено повышение готовности аварийно-спасательных средств в базах. Поэтому посылаемые с большим запозданием катера могли подобрать лишь часть людей, обнаруженных ими на воде. Несовершенство спасательных средств как на кораблях, так и в базах, ухудшение погоды были причиной гибели многих людей. Спасены, в основном, те, кто умел хорошо плавать, был физически вынослив, не терял самообладание и верил в помощь. Положительное значение сыграло и наличие одежды у плававших в воде».

 

Эти выводы и рассказ вице-адмирала в отставке Виталия Платонова («Набеговая операция эсминцев ЧФ на порты Крыма 6 октября 1943 года», «ВПК» № 46, 2007) стоит дополнить некоторыми фактами.

 

Что мы потеряли

 

Почему потеря лидера «Харьков», эсминцев «Беспощадный» и «Способный» была столь тяжкой? Потому что они являлись одними из новейших боевых единиц ЧФ, а экипажи имели за плечами более чем двухлетний опыт военных действий.

 

Лидер «Харьков» вошел в состав Черноморского флота 19 ноября 1938 года. В советском ВМФ было три корабля такого типа: «Ленинград» – на Балтике, «Москва» и «Харьков» на Черном море («Бойцы для прошлых сражений», «ВПК» №24, 2018). Размеры лидера: длина 127,5 м, ширина 11,7 м, осадка 4,2 м. Мощность главных двигателей – 66000 л.с. – позволяла кораблю на полном ходу развивать скорость свыше 40 узлов. Дальность плавания – 2100 миль при экономической скорости 20 узлов. Лидер имел довольно мощное артиллерийское вооружение – пять 130-мм орудий. От авиаударов его защищали два 76-мм и четыре 37-мм зенитных орудия плюс четыре 12,7-мм пулемета. На корабле было два 533-мм 4-трубных торпедных аппарата, два бомбосбрасывателя для глубинных бомб, он мог брать на палубу 76 мин. Экипаж 344 человека. «Харьков» активно участвовал в обороне Одессы, Севастополя, Кавказа, Крыма, в десантных операциях и действиях на коммуникациях.

 

Эскадренный миноносец «Беспощадный» (тип «Гневный») вошел в состав Черноморского флота 2 октября 1939 года. Длина корабля – 112,8 м, ширина – 10,2 м, осадка – 4,8 м, мощность главных двигателей 56500 л.с., максимальный ход 38,6 узла, экономический – 19,5 узла, дальность плавания 2565 миль. Артиллерийское вооружение: четыре 130-мм и три 76-мм орудия. Плюс четыре 12,7-мм пулемета. Мог принимать 48 мин. Экипаж 236 человек. «Беспощадный» был представителем самого многочисленного в советском ВМФ типа эсминцев («Козырные «семерки», «ВПК» № 25, 2018). Во время Великой Отечественной участвовал в обороне Одессы, Севастополя, Кавказа, в десантных операциях. 3 апреля 1942 года награжден орденом Красного Знамени.

 

Эсминец «Способный» (тип «Сторожевой», до 25 сентября 1940 года назывался «Подвижный») вошел в состав Черноморского флота на третий день Великой Отечественной войны, 24 июня. Длина корабля – 112,5 м, ширина – 10,2 м, осадка – 5,0 м. Мощность главных машин 54000 л.с., максимальная скорость 38 узлов, экономическая – 19 узлов, дальность плавания 1800 миль. Артиллерийское вооружение: четыре 130-мм, два 76-мм и семь 37-мм орудий. Плюс восемь 12,7-мм пулеметов. Мог принимать 60 мин. Экипаж 267 человек. В ВМФ СССР 18 кораблей этого типа: 5 – на Черном море («Свободный», «Смышленый», «Совершенный», «Сообразительный», «Способный»), 13 – на Балтике. Участвовал в обороне Одессы, Севастополя, Крыма и Кавказа.

При разработке набега не было предусмотрено повышение готовности аварийно-спасательных средств в базах Сталин самым подробным образом расспросил бывшего комдива об обстоятельствах катастроф

 

«Спасал советских людей»

 

Насчет «беспощадной жестокости» Сталина – лишь один фрагмент из книги Владимира Шигина «Морские драмы Второй мировой».

 

«Когда Негода (капитан 2-го ранга, командир дивизиона эсминцев ЧФ, возглавлял провальную операцию – М.С.) несколько пришел в себя от пережитых потрясений и написал рапорт об обстоятельствах операции, сразу же встал вопрос, что с ним делать дальше?

 

Выбор был, в общем-то, невелик. Негоду следовало отдать под суд военного трибунала и расстрелять, либо разжаловать и отправить с глаз долой куда-нибудь подальше с Черноморского флота. Почему комдива сразу же не отдали под суд военного трибунала? ... Скорее всего, потому, что командование ВМФ и ЧФ прекрасно понимали, что масштаб трагедии вышел на уровень Верховного Главнокомандующего и последнее слово будет принадлежать ему. Так всё в конечном итоге и оказалось...

 

Верховный пожелал лично увидеть виновника катастрофы. Вызов в Москву Негоды говорит о том, что Сталин не ограничился дежурными докладами адмиралов, а пожелал по-настоящему до конца разобраться в происшедшем, чтобы сделать для себя определенные выводы на будущее. Для этого Верховному Главнокомандующему и нужен был капитан 2-го ранга Негода.

 

За уже сидевшим под арестом Негодой прислали специальный самолет из Москвы...

 

Дальнейшие события я привожу в изложении ветерана ЧФ контр-адмирала Митина, которому о них рассказал в свое время сам Негода. Отправляя Негоду в Москву, его начальники на всякий случай подстраховались и сорвали с опального комдива погоны. При этом на тот момент никакого приказа об отстранении Негоды от занимаемой им должности и о его разжаловании не было.

 

Как бы там ни было, но в Москву Негода летел в кителе без погон и нашивок. С аэродрома его сразу повезли к Сталину. Некоторое время Негода ждал в приемной, затем секретарь Сталина Поскребышев пригласил его в кабинет вождя. Поздоровавшись, Сталин самым подробным образом расспросил бывшего комдива об обстоятельствах катастрофы, при этом его интересовало все: цель операции, ее ход, поведение моряков, обстоятельства гибели кораблей, действия нашей авиации и тактика немецких пикировщиков. Выслушав ответы, Сталин, несколько помолчав, спросил: 

 

– Как же все-таки вы, товарищ Негода, погубили сразу три лучших корабля?

 

– Спасал советских людей, как вы учили, товарищ Сталин! – ответил стоявший навытяжку Негода.

 

Верховный Главнокомандующий подошел вплотную к бывшему комдиву, некоторое время пристально смотрел ему в глаза, а затем кивнул на дверь:

 

– Идите, товарищ Негода!

 

Выходя из сталинского кабинета, Негода ожидал увидеть конвой, но его не было. Поскребышев сказал Негоде, чтобы тот ехал в Наркомат ВМФ. В Наркомате Негоде вручили предписание о переводе его на Тихоокеанский флот, куда он сразу и убыл. При этом бывший комдив не был даже лишен своего воинского звания».

 

Григорий Негода будет понижен в звании до капитана 3 ранга в марте 1944-го. Вскоре отправится воевать на Балтийский флот. А закончит службу в ВМФ контр-адмиралом.

 

Михаил Стрелец,

доктор исторических наук

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц