Версия для печати

Авария «Союза»: командир действовал образцово

Для спасения экипажа был задействован сценарий №2
Песков Алексей

Неудачный запуск ракеты-носителя «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-10» – очередной репутационный удар по отечественной космической отрасли. Но с другой стороны, это свидетельство того, как предусмотрительны разработчики космической техники и насколько грамотна система аварийного спасения на «Союзах».

К счастью, экипаж – командир Алексей Овчинин и астронавт НАСА Ник Хейг – выжил и, более того, обошлось без какого-либо ущерба здоровью космонавтов. Напомним, это второй случай аварии на этапе выведения. Кроме того, 26 сентября 1983 года единственный раз была задействована система аварийного спасения (САС) космонавтов при аварии носителя на стартовом столе. «Союз Т-10-1» с экипажем в составе Владимира Титова и Геннадия Стрекалова был уведен от разрушающейся ракеты за считанные секунды до взрыва операторами пуска, сработавшими тогда образцово. А 5 апреля 1975 года произошел аварийный спуск по баллистической траектории.

Космонавты пережили нечеловеческие перегрузки, достигавшие значения 21,3g, но все обошлось

Тогда в «Союзе», которому был присвоен впоследствии номер 18-1, находились Василий Лазарев и Олег Макаров. Как и в нынешнем случае, был задействован сценарий № 2, рассчитанный на спасение космонавтов в интервале между 157 и 522 секундами полета. Успешность спуска в этой ситуации зависит от ориентации спускаемого аппарата, и в ситуации с «Союзом 18-1» она была далека от оптимальной. Тогда космонавты пережили неимоверные перегрузки, достигавшие значения 21,3g, но все обошлось. Как рассказал один из ветеранов космической отрасли, когда стало понятно, что перегрузки превысят все расчетные значения, Макаров спросил Лазарева: «Что будем делать?» Тот, медик по образованию, прекрасно понимающий воздействие таких нагрузок на организм, ответил: кричать. Наверное, это их и спасло – после той посадки Олег Макаров дважды летал в космос, Василий Лазарев был в составе дублирующих экипажей. Но, говорят, у Лазарева все-таки последствия тех перегрузок на здоровье отразились.

 

В случае аварии с кораблем МС-10 все причастные к контролю запуска отметили образцовые действия экипажа: «Они работали, как на тренажере – четко, слажено, без малейшей паники». А значит, выучка наших космонавтов, несмотря на все преследующие отрасль проблемы, осталась на высочайшем уровне. И это вселяет надежды, несмотря ни на что.

Алексей Песков

Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
14 октября 2018
Что-то никто не говорит о системе "человек-машина" или интеграции "человек -система". Для данной космической комплексной аппаратной ракетной агрегации это суть и задача не допущения ошибок в последующих пусках. Эргономика, как наука была открыта в СССР А.К. Гастевым и прошла тяжелый трагический путь через репрессии, разгром, забвение и возрождение в 1964 году профессором Ломовым Б.Ф. Военная эргономика ещё потихоньку тлеет в оборонно-промышленном комплексе, в отличие от бурления в США. В разборках аварии, главное, в Роскосмосе не искать пэтэушника забивающего молотком интегральную китайскую схему кверху ногами под бдительным оком военной приемки, а поверить алгеброй гармонию системы "интеграцией ракеты и экипажа через эргономическую экспертизу с супер-компьютерным математическим моделированием виртуального прототипа проекта с полным погружением, не смотря на автоматизацию, и многократно." В данном случае такая модель, как любят выражаться неблагозвучно по-русски, в разы дешевле и без жертв с потерей престижа страны! Однако, это, ой как, непросто. И не ломать дрова с назначением нового начальника!
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
14 октября 2018
Что-то никто не говорит о системе "человек-машина" или интеграции "человек -система". Для данной космической комплексной аппаратной ракетной агрегации это суть и задача не допущения ошибок в последующих пусках. Эргономика, как наука была открыта в СССР А.К. Гастевым и прошла тяжелый трагический путь через репрессии, разгром, забвение и возрождение в 1964 году профессором Ломовым Б.Ф. Военная эргономика ещё потихоньку тлеет в оборонно-промышленном комплексе, в отличие от бурления в США. В разборках аварии, главное, в Роскосмосе не искать пэтэушника забивающего молотком интегральную китайскую схему кверху ногами под бдительным оком военной приемки, а поверить алгеброй гармонию системы "интеграцией ракеты и экипажа через эргономическую экспертизу с супер-компьютерным математическим моделированием виртуального прототипа проекта с полным погружением, не смотря на автоматизацию, и многократно." В данном случае такая модель, как любят выражаться неблагозвучно по-русски, в разы дешевле и без жертв с потерей престижа страны! Однако, это, ой как, непросто. И не ломать дрова с назначением нового начальника!

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц