Версия для печати

Морпех на помосте

Аркадий Воробьев поднял штангу на небывалую высоту
Анушкевич Борис
Фото: last-man.org

В римском «Палацетто делла спорт» тяжелоатлеты выступали в заключительные дни Олимпиады-1960. Побеждали, проигрывали, радовались, страдали... Аркадий Воробьев ждал своего выхода. Был спокоен, как бывает спокоен человек, которому легче умереть, чем проиграть…

Год назад в Москве на второй Спартакиаде народов СССР, поднимая штангу, он упал на помост. Подняться самостоятельно не смог. «Скорая» увезла в Центральный институт травматологии и ортопедии. Диагноз – отрыв приводящей мышцы бедра. Воробьеву шел 35-й год. Штангу больше поднимать не мог, и тренеры вычеркнули его из списков сборной. Но ими забытый Аркадий совсем не помышлял о том, чтобы бросать спорт из-за травмы только потому, что соперники моложе. Он стал чемпионом даже той самой спартакиады, которая уложила его на больничную койку. Однажды в палате, где лежал Воробьев, появился свежеиспеченный выпускник Военно-воздушной инженерной академии им. Жуковского старший лейтенант Юрий Власов. Их отношения складывались неровно: отчуждение сменялось теплотой, потом опять ударял мороз. Рекордсмен страны-1957 в рывке сказал слова, в которых ветеран нуждался больше всего: «У тебя еще будут победы, Аркадий, обязательно будут. Только не хандри. Тебя списали со счетов, а ты докажи свое. Отдохни немного, подлечись и дай бой!».

Дать бой – совпадало с желаниями Воробьева. Но как? Нога и низ живота были синими, как баклажан. С женой, пятилетней Аленкой поехал в Сочи. Кроха дочка семенила впереди, за ней шла жена с чемоданом, а он, опираясь на палочку, еле-еле тащился следом.

Аркадий верил в успех. Трудность задачи лишь подстегивала его упорство. Ранним утром шел к морю, залезал по грудь в воду и начинал тренироваться. Часами двигал больной ногой вперед-назад. Постепенно амплитуда движения становилась шире, боль притуплялась. Через пару недель взял в руки 10-килограммовые гантели. Когда научился крепко стоять на земле, продолжил тренировки со штангой в зале. Возвращение в строй начал с 50 килограммов. Нога побаливала, а руки скучали по большим весам. Жим выполнял лежа. Одновременно увеличивал нагрузку на ноги. Силы возвращались быстрее, чем проходила боль. В конце концов научился выжимать 115–120 килограммов, вырывать 110–115, толкать около 150. Чтобы претендовать на место в сборной, недобирал свои законные 20–30 килограммов.

Получив направление от Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта, отправился в подмосковный город Балашиху, где тренировалась сборная. Там его никто не ждал. По сдержанному приему можно было заключить, что в нем видят настырного ветерана, который, пользуясь старыми заслугами, самозванно явился на сбор. Но никто не возражал – формальное право было на стороне Аркадия. А еще многолетний опыт, трудолюбие, мастерство, талант, упорство, воля и много других факторов, которые нельзя было игнорировать.

Чтобы завоевать путевку на чемпионат мира-1959, Воробьев выиграл все предварительные состязания и прикидки. В Варшаве больная нога сыграла роль ограничителя в активных упражнениях со штангой – рывке и толчке. Тем не менее с главным соперником – Луисом Мартином в троеборье они набрали одинаковую сумму – 445 килограммов. Британец оказался легче, и титул чемпиона мира достался ему. Покидая пьедестал почета с серебряной медалью в руках, Аркадий взглянул на тренеров и понял, что в этот несчастный вечер постарел в их глазах на десяток лет.

После Варшавы спортивная репутация Воробьева покатилась вниз. Специалисты, тренеры, специальные издания скептически отзывалась о его перспективах на Олимпиаде-1960. По-своему были правы: проиграл здесь, может уступить и там – старая гвардия, 36-й год… Фронтовик, закаленный турнирный боец, трудолюбивый и мастеровитый, он в очередной раз включился в трудную борьбу за право выступить на самых престижных соревнованиях планеты. В сумме троеборья предстояло добавить 10–15 килограммов, только так после всех своих неудач он мог получить олимпийский билет.

Почти год Аркадий не ощущал повседневного ритма вне спортивного зала, не чувствовал прелестей семейной жизни. Путевку в Рим в полутяжелом весе оспаривали трое: Воробьев, Трофим Ломакин и Василий Степанов. Тренеры – Яков Куценко, Николай Шатов, Сурен Богдасаров. Под их руководством и наблюдением претенденты соревновались до изнеможения. Если утром сильнее был Воробьев, вечером Степанов затыкал за пояс и его, и Ломакина. На следующий день Трофим брал реванш, друзья-соперники навешивали на гриф новые «блины». И поднимали, поднимали, поднимали... В Рим полетели представители Вооруженных Сил Воробьев и Ломакин.

«Палацетто делла спорт», жим штанги, выход Воробьева. Британец Луис Мартин прекратил борьбу на весе 137,5 килограмма, американец Джон Пулскэмп – на 140. Аркадий начинает со 145 килограммов. Чтобы собраться, несколько раз прогуливается перед помостом. В зале тихо, оттуда на него неотрывно смотрит супруга Эльвина. Атлет вскидывает штангу на грудь, жмет... Вспыхивают белые лампы, раздаются аплодисменты… К потяжелевшей на пять килограммов штанге мелкими шажками подходит Трофим Ломакин. Встряхивает огромными бицепсами и с необычайной легкостью поднимает снаряд. Воробьев не сдается, берет вес 152,5 килограмма – лучший личный результат. Следом Трофим устанавливает новый мировой рекорд – 157,5 килограмма. Он лидер.

В рывке Трофим легко поднимает 130 килограммов, а 135 дожимает – незачет. В третьем подходе исправляет ошибку. Луис Мартин дальше 137,5 килограмма не продвигается. Аркадий легко и красиво покоряет этот вес, с такой же легкостью фиксирует 142,5 килограмма и по сумме двух движений выходит вперед.

В толчке Мартин заканчивает выступление на 170 килограммах. Ломакин поднимает столько же и ждет, с какого веса начнет Воробьев. Аркадий толкает на 2,5 килограмма больше. Трофим пропускает… 177,5 килограмма Воробьеву не покоряются. Ломакин на помост не выходит… У Аркадия последний подход. На кону победа и мировой рекорд в троеборье. Он очень долго стоит на подиуме, медленно затягивает потуже пояс… Тяжеленный спортивный снаряд замирает на груди. Через паузу взлетает над головой и, скособочившись, уводит атлета к краю помоста. «Держать, держать!» – взрывает тишину зала громогласный хор всей команды. Уловив центр тяжести снаряда, Аркадий выправляет положение, фиксирует вес над головой… «Опустить!» – командует судья. Штанга летит на помост. Чемпион поднимает руки над головой, улыбается, а в глазах слезы – ни одна победа не принесла ему столько счастья, как эта. Первые поздравления – от Ломакина.

«Мне даже казалось, что я заболел какой-то странной болезнью, – оценил момент в одной из своих книг Воробьев. – Таким необычайным и безграничным было мое счастье. Это чувство нельзя измерить и охватить. За него стоило платить цену, которую я заплатил. Я не жалею ни о чем. Жизнь спортсмена кончилась. Но я не сказал штанге прощай. Для меня начиналась новая жизнь – жизнь тренера, ученого, педагога...»

Поднятием тяжестей он «заболел» в 1946 году в Одессе, где бывший морской пехотинец Воробьев в составе команды водолазов участвовал в разминировании акватории порта. Для него война продолжалась, поскольку приходилось обезвреживать бомбы, вес которых доходил до тонны. В свободное время часто наведывался на пирс, возле которого ошвартовались соседи – «морские охотники». Военные моряки соревновались в поднятии колесной оси вагонетки. Получалось не у всех. Вдоволь насмотревшись на силачей, решил испытать себя и Аркадий – водолазы всегда слыли на флоте за сильных ребят. Да к тому же в детстве с отцом Никитой Яковлевичем и старшими братьями в родных Тетюшах на правом берегу Волги он баловался гирькой-пудовичком. С огромным трудом справился с тяжелой осью. Один раз. Самый сильный из моряков Семен за один подход выполнял шесть-семь, а то и десять подъемов. Воробьев стал приходить на пирс ежедневно и уже через месяц поднимал ось столько же, сколько и Семен: по восемь – десять раз.

Друг Аркадия – Борис Чичков предложил записаться в секцию тяжелой атлетики клуба «Водник» на бульваре Ришелье, где тренировался сам. После трех месяцев занятий под руководством Александра Волошина Воробьев победил на первенстве Черноморского флота в полусреднем весе (до 75 кг). Через пару лет его, мастера спорта, подающего большие надежды, приглашали в свои штаты спортивные клубы разных городов. Он выбрал Свердловск, Дом офицеров Уральского военного округа, где работал «играющим» тренером тяжелоатлетической секции. В сыром помещении снимал полуподвальную комнатку, перевез сюда маму – Прасковью Александровну, которой после смерти отца было трудно жить одной. Дома только ночевал, потому что оканчивал прерванную войной десятилетку, занимался с подопечными, тренировался сам. И не без успеха: команда штангистов свердловского Дома офицеров несколько лет подряд была чемпионом Вооруженных Сил. В 1950 году на соревнованиях в Харькове с мировым рекордом в рывке Воробьев впервые стал чемпионом страны.

В жизни Аркадия наступила полоса резких перемен. Женился, семья ждала прибавления. При поддержке командующего Уральским военным округом Маршала Советского Союза Жукова получил просторную трехкомнатную квартиру, поступил в медицинский институт – не в физкультурный, где меньше и легче учиться. С тяжелой атлетикой он связывал все свои планы и перспективы, что побуждало как можно больше знать о себе: о мышцах, сухожилиях, костях, сердце, легких, нервах – все, на чем зиждется успех в работе с железом. Укладываясь в постели, его друзья по сборной страны рассказывали веселые истории, хохотали, шумели, он сидел за учебником анатомии и рычал, когда очень мешали. И потому некоторым из них казался грубым, одиноким. А Воробьев поднимал железо и анализировал, анализировал и поднимал… И крушил мировые рекорды…

На Олимпиаде-1952 Воробьев, потеряв сознание, выронил штангу. Второкурсник медицинского института, он тотчас принялся изучать это явление, «связанное с тем, что гипервентиляция выводит из организма углекислый газ – субстрат, расширяющий сосуды». Не прощаясь со штангой, в «новой» для себя жизни после римской победы отважно взялся за разработку теории тренировочного процесса. От собственного опыта тренировок – к системе, нужной всем штангистам, затем – к общим закономерностям подготовки спортсмена и наконец – к принципам воспитания научных кадров для спорта.

Свои теории Воробьев блестяще поверял практикой. Был старшим тренером сборной, победившей на Олимпиадах 1964 и 1968 годов, среди воспитанников Аркадия Никитовича рекордсмены мира Юрий Власов, Леонид Жаботинский, Виктор Куренцов, Дито Шанидзе, Ян Тальтс. Под его руководством более двадцати человек стали кандидатами и докторами наук в области физического воспитания и спортивной медицины.

Прожил 88 лет, умер 22 декабря 2012 года. Похоронен на Востряковском кладбище Москвы.

Справка «ВПК»

Аркадий Воробьев представлял Вооруженные Силы СССР. Победитель Олимпиад в 1956, 1960 годах в полутяжелом весе. Пятикратный чемпион мира (1953–1955, 1957, 1958) в среднем весе. Десятикратный чемпион Союза установил 21 рекорд мира, 37 рекордов страны. Старший тренер советской сборной по тяжелой атлетике (1962–1969). Начальник Управления Спорткомитета СССР (1969–1971). Заведующий кафедрой тяжелой атлетики ГЦОЛИФКа (1971), ректор Московского областного института физической культуры (1977–1991). Доктор медицинских наук, профессор. Змс, заслуженный тренер СССР. Включен в Зал славы Международной федерации тяжелой атлетики (1995).

Очевидец

«Вся его жизнь прошла передо мной в беспрерывном усилии... Всегда сосредоточенный, порой грубый. Может быть, грубость – это постоянная борьба с собой, самопринуждение, преграда для общений, которых он почти всегда избегал. Оп выглядел хмурым и одиноким. Уязвленные тренеры, завистливые друзья и настоящие товарищи страдали от его грубой справедливости. У него была цель, тяжелая, как металл, который он поднимал, и он был постоянно напряжен, как струна».

Яков Куценко, тренер Воробьева, старший тренер сборной СССР (1954–1962), двукратный чемпион Европы, 14-кратный чемпион Союза, рекордсмен мира, змс, заслуженный тренер СССР

«Из спортсменов, выступавших до 1970 года, в числе самых выдающихся штангистов столетия я бы назвал Григория Новака, Аркадия Воробьева, Юрия Власова, Леонида Жаботинского».

Рудольф Плюкфельдер, победитель Игр 1964 года, неоднократный чемпион мира и Европы, 8 мировых, 22 всесоюзных рекорда, змс, заслуженный тренер СССР

Опубликовано в выпуске № 40 (753) за 16 октября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...