Версия для печати

Малыш среди Гулливеров

Арменак Алачачян удивлял мастерством даже американских профи
Анушкевич Борис

В 1964 году Арменак проделал свой знаменитый баскетбольный «фокус» в матче сборных СССР и США в Москве. Тренер американцев Джон Маклендон стоя аплодировал советскому игроку.

Арменак Алачачян родился 25 декабря 1930 года в Александрии в семье сапожника Мисака, бежавшей от геноцида из Турции в Египет. В городском районе «Маленькая Армения», где проживали Алачачяны, действовали школа, церковь, стадион. Спортом Арменак начал заниматься с шести лет – легкой атлетикой и футболом. Учился, помогал семье, подрабатывая в парикмахерской подмастерьем. В 12 лет увлекся баскетболом, очень популярным в Александрии: военнослужащие базы ВМС США постоянно играли в баскетбол между собой и с местными командами. Не случайны поэтому и бронза сборной Египта в чемпионате Европы-1947 в Праге, и золото на домашнем ЧЕ 1949 года.

В 1947-м Алачачяны репатриировались в Армению, где 17-летний юноша поступил в Ереванский институт физкультуры и с 1948 по 1954 год выступал за баскетбольный «СКИФ» (Спортивный клуб института физкультуры) в качестве разыгрывающего защитника. При нем эта команда пробилась в высшую союзную лигу и, хотя звезд с неба не хватала, могла дать бой тогдашним грандам. Арменак стал одним из лучших снайперов советского баскетбола. В 1952-м в матче со свердловским «Уралмашем» набрал 39 очков, а год спустя, играя против киевских армейцев, записал на свой счет уже 43. В конце 1954-го на свежевыкрашенном полу сталинградского спортзала он неудачно упал и повредил мениск. На основании решения Комитета по делам физкультуры и спорта Армении был отчислен из команды. К тому времени женившийся на ереванской баскетболистке Розе Вартанян, он уехал с молодой женой в Москву. Их приютило столичное «Динамо». Замерзая в холодной столице, Алачачян вспомнил о приглашении казахского гиганта Увайса Ахтаева (234 см) поиграть в алма-атинском «Буревестнике».

«Ахтаевского адреса у меня не было, – рассказывал Арменак, – дал телеграмму: «Алма-Ата. Ахтаеву. Могу приехать, если обеспечите квартирой и работой. Алачачян». И указал свой адрес. Думаем-гадаем с Розой, дойдет ли наша телеграмма? На следующий день получаю ответ: «Обеспечим всем. Приезжай. Ахтаев». Собрали вещи, поехали… Чем ближе к Алма-Ате, тем больше волнуемся. Какая это гарантия – телеграмма Ахтаева, он же не тренер «Буревестника». В городе ни одного знакомого, деньги у нас кончились: последний день в поезде ничего не ели. Увидели на вокзале Ахтаева – от сердца отлегло. Все устроилось лучшим образом, хотя ни в республиканском комитете, ни в «Буревестнике» не слышали о нашем приезде. Ахтаев действовал на свой страх и риск. Риск, впрочем, был невелик – Увайса знала вся спортивная Алма-Ата».

Арменак Алачачян

В 1958 году Алачачян перешел в ЦСКА. Команде очень не хватало плеймейкера, диспетчера, роль которого и взял на себя Арменак. С его приходом в армейский клуб в советском баскетболе закончился период гегемонии рижского СКА и сборной Латвии, началась эра столичных армейцев. В 1959-м сборная Москвы, ведомая капитаном команды Алачачяном, завоевала золото Спартакиады народов СССР, а спустя год ЦСКА (впервые с 1945-го) победил в чемпионате страны, выиграв все 11 матчей. Арменака назвали лучшим игроком всесоюзного первенства.

Победная миссия московских армейцев началась в Каунасе на первых матчах чемпионата-1960. Игроки рижского СКА и ЦСКА в одном автобусе направлялись в спортзал на свой матч. «Как думаешь, Майга, очков двадцать мы им засунем?» – буднично прозвучал вопрос. Майга – капитан рижских армейцев Майгонис Валдманис. Вопрошавший – их главный тренер Александр Гомельский. «Им» – москвичам, а все это вместе – психологическая обработка противника перед важной игрой. Будь Александр Яковлевич уверен, что его команда сильнее на те же 20 очков, он бы в присутствии соперника тему не поднимал: вопрос, заданный Валдманису, адресовался цеэсковцам. Гомельский хотел, видимо, вселить уверенность в своих игроков, а гостей припугнуть и расстроить. Получилось наоборот. Риторический вопрос тренера рижан снял напряжение с московских армейцев, озлил их. В раздевалке никто не давал торжественных клятв, но они сделали все возможное, чтобы выиграть этот матч. И «засунули» рижанам 21 очко!

В этом матче прекрасно проявил себя Алачачян. Центровой ЦСКА Виктор Зубков (202) панически боялся Яниса Круминьша (218) – своего визави в команде соперника. Надо было заставить его поверить в свои силы. Арменак не уставал ему твердить: «Витя, бежишь ты быстрее, прыгаешь выше, твой крюк Янису не закрыть». О плюсах Круминьша – ни слова. Не обошлось и без маленькой хитрости. В игре Арменак должен был помогать Зубкову в опеке центрового рижан, подстраховывать партнера. Чтобы Виктор чувствовал себя увереннее, он всякий раз кричал: «Зуб, я здесь!». Даже когда не успевал помочь и когда в его поддержке нужды не было, все равно громко заявлял о себе. Зубков верил и не боясь, что его обыграет Круминьш, защищался решительнее и смелее, чем прежде.

После победы в чемпионате страны баскетболистов ЦСКА пригласили на прием к первому заместителю министра обороны СССР Маршалу Советского Союза Андрею Гречко. В просторном кабинете выстроились игроки, тренеры. Все в военной форме, кроме Алачачяна. Андрей Антонович, подойдя к нему с поздравлением, спросил: «Почему вы не в форме?». «Я не служу в армии», – ответил Арменак. «Не хотите в армию?». «Хочу. Не берут». «Разберитесь с Алачачяном», – приказал Гречко адъютанту. Арменаку было присвоено офицерское звание. «Андрей Антонович часто ходил на матчи ЦСКА, – говорил о том времени Алачачян. – В перерыве вся команда направлялась в раздевалку, а мне передавали, что со мной хочет поговорить товарищ Гречко. Я шел к нему в ложу – уставший, потный, со слипшимися волосами. Но мне было очень приятно, что маршал со мной разговаривает, оценивает игру, в которой он хорошо разбирался, поскольку в молодости сам играл в баскетбол».

Алачачян (174) не мог сотворить многое из того, что делают на площадке великаны: он не укладывал мячи в корзину сверху, не закрывал центровых соперника. Но каждая игра этого «малыша» являла собой великолепный спектакль кудесника баскетбольной сцены. Он зарекомендовал себя не только самым реактивным, но и самым техничным разыгрывающим защитником советского баскетбола. Его мысль была столь стремительной, что соперники, а порой и партнеры не успевали уследить за ходом завязываемых им комбинаций. Недостающие сантиметры ему заменяли тонкое чутье, великолепная реакция, превосходная стартовая скорость. В искусстве подстраховки партнера, в умении дать скрытый пас, правильно принять ответку, перехватить передачу соперника Алачачян не знал равных. Непревзойденный дриблер, у которого отобрать мяч было почти невозможно, он тем не менее никогда не злоупотреблял индивидуальной игрой, всегда «работал» на команду. Любой его ход был продиктован только ее интересами. В том числе и знаменитый трюк со щитом, который неизменно приводил в восторг и болельщиков, и специалистов.

Алачачян заканчивает дриблинг. Сейчас или пас, или бросок в корзину. Но Арменак с силой швыряет мяч в щит, первым опередив растерявшихся соперников, успевает к отскоку и либо сам отправляет мяч в корзину, либо передает неприкрытому партнеру, который и завершает блестящую комбинацию. Это не авантюра, здесь все продумано и учтено: соперники инстинктивно отвлекаются на бросок мяча в щит и теряют из виду мгновенно меняющих позицию Алачачяна и его партнера… В 1964-м Арменак проделал свой знаменитый баскетбольный фокус в матче сборных СССР и США в Москве. Тренер американцев Джон Маклендон стоя аплодировал советскому игроку. А запасные американской команды, выходя после этого на площадку, подходили к Алачачяну, хлопали его по плечу, уважительно жали руку.

На летние Игры в Токио-1964 тренеры Александр Гомельский и Юрий Озеров призвали в команду лучших из лучших, среди которых невысокий армеец Алачачян не только не затерялся, но был вне конкуренции. В финале советская команда проиграла сборной США, за которую выступали непревзойденные Билл Брэдли, Уолт Хэзард, Джо Кодуэлл, Лусиос Джексон. Наши сражались достойно, но американцы победили (73–59). Арменак был уверен: ту американскую сборную они могли обыграть: «В решающем матче мы показали ужасную игру. Каждый сражался сам по себе, лез на кольцо соперников в одиночку. Если я отдавал пас, то назад мяч не получал. В этом моя вина. Как разыгрывающий я должен был наладить командные действия, повести за собой партнеров».

Свой последний матч за сборную СССР Алачачян провел в 1965 году, за ЦСКА – в 1966-м. Он сменил на посту тренера армейцев Евгения Николаевича Алексеева. Новатор баскетбола, виртуозный плеймейкер своего времени, любимец публики и большой труженик, Алачачян был тренером демократичным. Не давил на игроков, не пытался загнать в узкие тактические рамки, давал возможность импровизировать. Он стал первым в стране, кто взял Кубок европейских чемпионов как игрок и как тренер. В 1969-м под руководством Алачачяна ЦСКА выиграл не только чемпионат СССР, но и после шестилетнего перерыва нанес в финале Кубка европейских чемпионов поражение мадридскому «Реалу» на его площадке в Барселоне.

Главным тренером центрального армейского клуба Арменак отслужил неполных три года. «Снимали его с должности, мягко говоря, не совсем этично, – вспоминал атакующий защитник армейцев Сергей Белов. – В конце 60-х у ЦСКА началась нешуточная конкуренция с ленинградским «Спартаком». Баскетболисты с берегов Невы, после того как их возглавил Владимир Петрович Кондрашин, дали армейцам настоящий бой. И соперничество это – яркое, увлекательное – продолжалось потом несколько лет. В 1970-м после серии неудач ЦСКА, когда армейцы уступали по ходу всесоюзного чемпионата лидерство спартаковцам, Алачачяна сняли с работы».

Человек независимый, гордый, с непростым характером, Арменак вполне резонно считал себя несправедливо обиженным. Его ответ на свою отставку, возможно, излишне эмоционален, но понятен. Некоторое время прославленный баскетболист работал в детско-юношеской спортшколе Фрунзенского района Москвы, а потом принял трудное решение – перебраться в Канаду, где жили его мать и сестра. Он написал письмо Леониду Брежневу с просьбой разрешить отъезд и неожиданно быстро – через три месяца – получил согласие Генсека.

Алачачян не был диссидентом, всегда повторял, что благодарен стране, в которой он стал одним из популярнейших игроков в баскетбольном мире. В 1976 году на Играх в Монреале после одного из матчей Арменак зашел в раздевалку советской сборной, долго беседовал с нашими игроками и тренерами, которые тепло встретили его. 28 марта 2013 года в большом перерыве матча Топ-16 Евролиги ЦСКА – «Реал» (Мадрид) состоялась торжественная церемония чествования прославленных ветеранов ЦСКА: под своды арены были подняты символические майки Арменака Алачачяна, Владимира Андреева и Анатолия Астахова.

В декабре прошлого года из Торонто прилетела печальная весть: Арменака Мисаковича не стало.

Справка «ВПК»

Арменак Алачачян – защитник, капитан баскетбольной команды ЦСКА. Серебряный призер Олимпийских игр (1964), чемпион Европы (1953, 1961, 1963, 1965), обладатель Кубка европейских чемпионов (игрок – 1961, 1963, тренер – 1969), чемпион СССР (1959–1966). Главный тренер команды ЦСКА (1968–1970), змс СССР, заслуженный тренер РСФСР.

Очевидец

«Арменак Алачачян – это эпоха в советском баскетболе. Он обладал необыкновенным чувством мяча. Игроков с такими физическими данными такого класса в советском и в мировом баскетболе можно перечислить по пальцам».

Александр Гомельский, полковник, главный тренер ЦСКА (1970–1988), профессор, заслуженный тренер СССР, мастер спорта международного класса

«В 1975 году игры Межконтинентального кубка проводились с разъездами, домашние встречи мы проводили в Ленинграде. Сборная Канады, похоже, обиделась, что из Москвы в Ленинград ее отправили не самолетом, а поездом, подготовила нам ответный «теплый» прием. Прилетев в 4 утра местного времени в Торонто, мы обнаружили абсолютно пустой аэропорт. Никто нас не встречал, никакой информации о дальнейших наших действиях не было. По летному полю свистел холодный североамериканский ветер. Померзнув некоторое время, мы поняли, что спасение утопающих – дело рук их самих. Из всех пришедших на ум вариантов этого спасения наиболее перспективным, как ни странно, оказался позвонить Алачачяну. У кого-то нашелся его телефон. Арменак моментально откликнулся, организовал автобус, приехал сам, помог добраться до отеля».

Сергей Белов, атакующий защитник команды ЦСКА (1968–1980), олимпийский чемпион 1972 года, двукратный чемпион мира (1967, 1974), змс СССР, заслуженный тренер СССР

Опубликовано в выпуске № 41 (754) за 23 октября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...