Версия для печати

Идеи и трофеи укротителя огня

110 лет назад родился Алексей Исаев
Кулинченко Вадим

Конструктор ракетной и космической техники Алексей Михайлович Исаев из когорты людей, кого поэт назвал «великими без имен» ввиду особой секретности их деятельности.

Родился в Санкт-Петербурге в семье приват-доцента по юридическому факультету Петербургского университета. Инженерное образование получил в Московском горном институте, который окончил в 1931 году. Путь в авиацию был не то чтобы тернист, но и не слишком легок: кадровики отказывали горному инженеру в замещении вакансии. Однако тот своего добился, в октябре 1934-го был принят на авиазавод № 22 конструктором в бригаду механизмов и шасси ОКБ Виктора Болховитинова. Для Исаева это стало серьезной школой. Из коллектива Болховитинова вышли знаменитые советские ученые и конструкторы ракетной и космической техники: Борис Черток, Василий Мишин, Константин Бушуев.

В 1939 году в КБ приступили к разработке опытного реактивного истребителя. Ведущими конструкторами стали Алексей Исаев и Александр Березняк. Впервые истребитель БИ-1 (Березняк – Исаев) взлетел 15 мая 1942 года со свердловского аэродрома Кольцово, пилотируемый Григорием Бахчиванджи. Он поднимал машину в небо еще пять раз, последний закончился аварией: самолет развил скорость 800 километров в час, но в какой-то момент ушел в пике и разбился. Летчик погиб.

Исаев был противником копирования двигателя трофейной «Фау-2»: ужасно тяжелая камера, чудовищный турбонасосный агрегат

Двигатель разрабатывали в КБ Леонида Душкина, а коллектив Исаева отвечал за баки и топливную аппаратуру. Однако после катастрофы весь проект передали под начало Исаева.

В 1944-м он был назначен главным конструктором КБ Болховитинова. Меньше года потребовалось коллективу для того, чтобы создать двигательную установку РД-1 – ЖРД многократного включения с регулируемой тягой от 1100 до 400 килограммов, удельным импульсом не ниже 20 и ресурсом работы не менее получаса. Чтобы выполнить всю программу с двумя летными испытаниями, потребовалось всего четыре экземпляра исаевского двигателя.

В 1945 году Алексей Михайлович побывал в Германии – знакомился с немецкими наработками по реактивной тематике. Он был противником копирования двигателя ракеты «Фау-2». «Конструкторы нашего ОКБ были знакомы с некоторыми образцами немецкой ракетной техники. Мы не пошли по пути воспроизведения этих образцов. Ужасно тяжелая камера, чудовищный турбонасосный агрегат – нам были не по душе эти трофеи», – писал Исаев. После возвращения он занялся созданием двигательной установки самолета-модели для исследования аэродинамики сверхзвука. Именно они дали ответ, почему разбился БИ-1.

Еще в 1943-м Исаев выдвинул идею силовой связи огневой стенки и наружной рубашки камеры сгорания и сопла, впервые реализовав ее на двигателях типа У-1250. Эти элементы раньше не скрепляли, поскольку полагали, что при нагреве огневой стенки и холодной внешней оболочки огромное тепловое напряжение разрушит связанную конструкцию оболочек. Исаев доказал на практике жизненность своей идеи. Смелое решение привело к скачку в развитии ЖРД: снизился вес камеры сгорания, улучшилось охлаждение огневой стенки, повысились эксплуатационные характеристики двигателя.

Создание РД-1 вывело Исаева в ведущие специалисты в области ракетного двигателестроения. В 50-х министр вооружения Дмитрий Устинов пригласил Алексея Ивановича начальником 9-го спецотдела и главным конструктором ЗУР в подведомственный НИИ-88. Там же руководил 3-м отделом и был главным конструктором Сергей Королев.

Требовался ЖРД с регулируемой тягой от 8 до 2,5 тонны. Вначале появился однокамерный двигатель. Однако у него после первых секунд работы разрушались камеры сгорания. И никакие конструктивные ухищрения не давали результата. Решить задачу удалось с помощью четырех камер с тягой две тонны каждая. Ракета с исаевским двигателем прошла испытания и была принята на вооружение в конце 1952-го.

В 1952 году на базе отдела № 9 образовали ОКБ-2 НИИ-88. Успехи Исаева заинтересовали Королева. В 1958-м он предложил разработать для пилотируемого спутника «Восток» тормозную двигательную установку.

ОКБ-2 сосредоточилось на ТДУ для космических кораблей различных классов. В коллективе Исаева создали корректирующую и тормозную установку (КТДУ) для прилунения. В 60-е аналогичные двигатели разрабатывались для КА, нацеленных на Марс и Венеру. Под началом выдающегося конструктора проектировались корректирующие, сближающие и тормозные установки для «Союзов», «Прогрессов», «Салютов», МКС.

Алексей Михайлович всегда четко формулировал основополагающие принципы и щедро делился идеями. Он инициировал создание ОКБ Семена Косберга (серийные ЖРД ракет-носителей «Восток», «Протон»), появление тематики по ЖРД в ОКБ Сергея Туманского и Сергея Изотова, передал проектную и конструкторскую документацию по новым разработкам в ОКБ Валентина Глушко. Такая щедрость вызывает уважение. Идей было много, но Исаев руководствовался правилом – нельзя объять необъятное.

С 1967 года ОКБ-2 стало Конструкторским бюро химического машиностроения. Алексей Михайлович Исаев руководил своим детищем до последнего часа. Теперь КБХМ носит его имя.

#Алексей Иванович Исаев #Сергей Павлович Королев #Валентин Петрович Глушко #Борис Евсеевич Черток #Василий Павлович Мишин #Константин Давыдович Бушуев #Григорий Яковлевич Бахчиванджи #Александр Яковлевич Березняк #Леонид Степанович Душкин #Семен Ариевич Косберг #Сергей Константинович Туманский #Сергей Петрович Изотов

Опубликовано в выпуске № 41 (754) за 23 октября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...