Версия для печати

Восставший Сумгаит

О Хрущева вытирали ноги, но власти побоялись применить военную силу
Леонидов Игорь

Последними крупными массовыми беспорядками хрущевского периода стали события в азербайджанском Сумгаите. Ранее протестные демонстрации случались почти во всех республиках Советского Союза. Люди были недовольны хрущевской внутренней политикой. В стране росли цены и снижались заработки, закрывались церкви и урезались площади приусадебных участков. Выступления подавлялись достаточно жестко. Но не всегда.

Сигнал о том, что в Азербайджане имел место масштабный протест, поступил в Москву от… кубинских товарищей. Справка ЦК КПСС, датированная 16 ноября 1963 года, гласит: «15 ноября посол Республики Куба в СССР т. Карлос Оливарес Санчес по его просьбе был принят в Отделе ЦК КПСС. Тов. Оливарес сообщил, что на днях в посольство Кубы в СССР приехал руководитель группы кубинцев, обучающихся на теплоэлектростанции в г. Сумгаите Азербайджанской ССР. Он рассказал т. послу, что 7 ноября в г. Сумгаите состоялась сталинистская демонстрация, в ходе которой были разгромлены некоторые отделения милиции, погибли начальник городской милиции и советский солдат. Много людей было ранено, арестованы десятки демонстрантов».

Социально-экономическая политика первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева и его команды сильно разнилась с официальной пропагандой. Начавшийся в конце 50-х рост цен в сочетании с увеличением производственных норм, резкое ухудшение снабжения потребительскими товарами в большинстве регионов – все это на фоне разнузданного глумления бывших «учеников и соратников» над Сталиным не могло не вызывать протестов. Косвенно подталкивал к этому и спровоцированный хрущевцами политико-идеологический разрыв с Китаем.

Власти опасались перерастания недовольства в националистические протесты и движение за независимость Азербайджана

Примеры тому конца 50-х – первой половины 60-х – подавленные антихрущевские выступления в Грузии и Новочеркасске, беспорядки в Краснодаре, Караганде, Темиртау, Джезказгане, Кемерове, Краматорске, Грозном, большинство которых тоже «умиротворяли» войска. Естественно, такие события скрывались от общества, в лучшем случае появлялись краткие официальные сообщения о привлечении к уголовной ответственности «провокаторов и организаторов антисоветских выходок». Во многих городах, включая Сумгаит, демонстранты несли лозунги: «Клевета на Сталина позорит партию и советскую власть!», «Китай прав: КПСС переродилась!», «Хрущев реставрирует капиталистическую эксплуатацию!», «Власти жируют и воруют, а народу – ложь и подачки!», «За ширмой ленинизма гробят социализм!».

О том, что в растущем промышленном центре Азербайджанской ССР 7 ноября 1963 года прошла интернациональная антихрущевская демонстрация, в которой приняли участие сотни живущих в городе рабочих и служащих, сообщили Би-би-си, радио Пекина, «Голос Америки», радио Тираны и радио Белграда. Но в Сумгаите власти не решились применить военную силу.

Все начиналось вполне привычно – с трибуны звучали лозунги, из динамиков неслись здравицы в честь «верного ленинца» Никиты Сергеевича Хрущева, бесстрастно взиравшего с портрета на запруженную народом площадь. Однако дальше пошли отступления от заведенного сценария. Дело в том, что среди сумгаитцев поверженный Хрущевым «вождь всех народов» пользовался огромной популярностью. Позднее прокурор Азербайджанской ССР Сейфулла Акбаров сообщал в Генпрокуратуру СССР: «В городе Сумгаите не впервые во время демонстрации проносили портрет Сталина. Такие случаи были в первомайские демонстрации 1962 и 1963 годов и в октябрьские торжества в 1962 году, чему никто не препятствовал».

Но в этот раз местные власти решились. Накануне ответственные за прохождение колонн, дружинники, милиционеры получили указание не допускать к шествию людей с символами минувшей эпохи. Но многие демонстранты несли портреты Сталина и главы Азербайджана в 30-х – начале 50-х Мир-Джафара Багирова, расстрелянного в 1956-м якобы как «участника изменнической группы Берии» («Жизнь за досье Хрущева»). В 11.30, когда демонстрация подходила к концу, на площади начались беспорядки. По данным прокурора Акбарова, секретарь парткома одного из городских трестов Аршад Керимов попытался сорвать с груди демонстранта значок с портретом Сталина. Секретарю помешали. Тогда же примерно 250 рабочих трубопрокатного и других сумгаитских заводов отделились в центре города от своих колонн и вступили в столкновение с милицией. Вскоре к ним присоединились почти столько же работников других предприятий. И над всей этой группой появились огромные портреты Сталина и Багирова. Сметя кордоны, «бунтовщики» (как вскоре демонстрантов назвали в местных СМИ) из колонны трубопрокатного завода поднялись на трибуну, где находились местные партийные функционеры, и сорвали портрет Хрущева. На ликах Никиты Сергеевича оттоптались и в других районах города. Городские руководители попытались усмирить сумгаитцев, но разгоряченная толпа избила нескольких чиновников. Часть демонстрантов прорвались в горотдел милиции. Оставшиеся на улице швыряли в окна камни и куски выломанного асфальта. Были сожжены милицейские мотоциклы, повреждены две машины.

Стражи порядка пустили в ход дубинки, чтобы разогнать протестующих, но тщетно. Их удалось рассеять только через два часа по прибытии из Баку наряда азербайджанского МВД.

Следствие о событиях в Сумгаите вели следователи КГБ при Совмине Азербайджанской ССР. По разным данным, от шести до одиннадцати демонстрантов получили от трех до шести лет лишения свободы, десятки фигурантов вместе с семьями были выселены из Сумгаита без права проживания или пребывания в Баку. Не слишком суровые меры оказались обусловлены местной спецификой. Власти опасались перерастания сумгаитского недовольства в националистические протесты и, чего доброго, движение за независимость Азербайджана. Тем более что в упомянутой справке ЦК КПСС говорилось: «Тов. посол Республики Куба ссылался также на наличие в сумгаитских протестах националистических настроений, хотя эти настроения были менее явно выражены, чем социально-политические лозунги».

Тогда в руководстве ЦК партии так и не нашлось того, кто заставил бы Хрущева и его сторонников уйти в отставку сразу после новочеркасских событий 1962 года, а лучше – до всего совершенного ими, подготовившего почву для системного кризиса КПСС и Советского государства.

Заголовок газетной версии – «Великому Октябрю – массовые протесты».

Опубликовано в выпуске № 43 (756) за 6 ноября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...