Версия для печати

Танковые армады Асада

У сирийской армии масса оружия, но почти нет современного
Храмчихин Александр
Фото: bellingcat.com

Сирия в силу географического положения еще 70 лет назад оказалась на переднем крае борьбы с сионизмом и в середине 50-х начала входить в орбиту влияния СССР, из которой в отличие от Египта и других арабских стран так и не вышла. Впрочем, сфера эта уже не советская, а российская, сильно уменьшившаяся.

В 70-е САР получила некоторое количество оружия из бывшей метрополии Франции (ПТРК, вертолеты SA342). В конце 70-х – начале 80-х Дамаску в борьбе с Израилем помогали Ливия (поставляла танки Т-62, истребители МиГ-21 и МиГ-23) и КНДР (баллистические ракеты Р-17 и «Хвасон», различные РСЗО). Но свыше 90 процентов боевой техники шло из СССР.

Даже страны ОВД не получали столько советского оружия, сколько Сирия. Что, впрочем, объяснялось не только лояльностью Дамаска Москве, но и тем, что сирийцы постоянно воевали с Израилем и при этом несли огромные потери.

С 1956 по 1989 год из СССР было поставлено 200 танков Т-34/85, 850 Т-54, 1375 Т-55, 800 Т-62 (плюс 200 – из Ливии), 1250 Т-72 (еще 252 прибыли из ЧССР, а потом из Словакии).

Бронетранспортеры с их «картонной» броней и ограниченной проходимостью в Сирии считают бесполезными

Интересно, что как минимум до 2014 года почти во всех военных справочниках значилось: в сирийской армии 2225 Т-54/55, 1000 Т-62, 1500–1700 Т-72. Из-за этого во всех мировых военных рейтингах ВС САР значились (а в некоторых числятся до сих пор) среди пяти сильнейших армий мира по количеству танков. Откуда взялось столько Т-72, понять невозможно. Другие цифры – сумма танков, полученных Сирией по 1993 год включительно. Но ни единой секунды армия Дамаска не имела столько танков одновременно. Примерно 450 Т-54/55 и 100 Т-62 в 70–80-е ушли в Ливан (в том числе палестинцам и движению «Амаль»), в Иран во время войны с Ираком.

Много боевой техники было потеряно в войнах: шестидневной (1967), октябрьской (1973), ливанской против Израиля (1982), а также в «блицкриге» с Иорданией в 1970-м. И конечно, в противостоянии с исламистами.

Так, в 1967 году было поражено 20 Т-54/55, еще 62 через три года сгорели в Иордании. В 1973-м танковые подразделения САР лишились как минимум 240 Т-62 и 700 Т-54/55. В 1982-м были выбиты до 12 Т-72, не менее ста Т-55 и Т-62 (Т-54 скорее всего к тому времени уже не осталось, о Т-34 и говорить нечего). То есть к началу гражданской войны в 2011 году у страны было не 4900 танков, как значилось в западных справочниках, а вряд ли более трех тысяч. Что, конечно, тоже много, иначе Асаду не удалось бы продержаться столько времени.

Из-за больших потерь Т-55 и Т-62 в боях с армиями Израиля и Иордании и из-за поставок их за рубеж к началу гражданской войны не около трети, а без малого половину сирийского танкового парка составляли Т-72. Поэтому на них пришлось и почти 50 процентов убыли в 2012–2018-м: от 350 до 400 единиц. «Шестьдесят вторых» сирийцы недосчитались примерно 150–200 единиц, Т-55 – от 200 до 400 машин. Сюда, разумеется, включены потери не только сирийской армии, но и всех противостоящих ей группировок, поскольку они воюют на технике, захваченной в арсеналах Дамаска. Впрочем, нельзя исключить, что некоторые антиасадовские группировки получили энное количество тяжелых машин, включая танки, из Восточной Европы, в первую очередь из Чехии и Болгарии. А бойцы «Исламского халифата» могли использовать в Сирии технику, захваченную в Ираке.

После развертывания сирийской кампании Россия возобновила поставки – было отгружено примерно 36 новейших танков Т-90 (из которых три – шесть уже подбиты, в том числе один после попадания к боевикам «Ан-Нусры» уничтожен экипажами двух армейских Т-72), как минимум 30 Т-72 и 40 Т-62. Сейчас на вооружении правительственной армии от 1700 до 2500 танков, причем на Т-72 и Т-90 приходится больше половины парка.

СССР отправил в САР 2300 БМП-1, примерно 200 единиц сирийцы передали Ирану. Из России в последние три года пришло еще не менее 40 машин этого типа (возможно, более ста). В войнах 1973 и 1982 годов могло быть потеряно несколько десятков БМП-1, однако прямо подтверждена потеря всего одной машины, захваченной в 1982-м израильтянами. Но в продолжающейся гражданской войне утрачено от 500 до 800 БМП-1 с теми же оговорками, что и про танки. Из ста БМП-2, полученных из СССР, потеряно не менее 11 единиц.

Именно танки и БМП выбиваются довольно быстро, поскольку сражаются на переднем крае. БТР с их «картонной» броней и ограниченной проходимостью сирийцы, видимо, считают почти бесполезными, поэтому в ходе нынешней кампании утрачены единицы, а сколько в предыдущих войнах, неизвестно.

САУ скорее всего сирийцы ранее не теряли, поскольку самоходки начали поступать в страну только в 1982 году. В нынешнем противостоянии выбыло до 50 единиц (в основном 2С1 и не менее трех 2С3). Туманна картина с буксируемой артиллерией (из СССР сирийцам поставлено более двух тысяч единиц), известно лишь, что во всех войнах сирийская армия потеряла не менее 15 130-мм орудий М-46. В боях с исламистами утрачено не менее пяти РСЗО БМ-21 «Град» и один «Ураган». Потери в войнах с Израилем опять же неизвестны (всего ВС САР имели в составе около тысячи РСЗО). В дополнение к артиллерии сирийская армия использует ЗСУ-23-4 «Шилка», в боях погибло от 30 до 70 единиц.

Из СССР, а также из ЧССР, Польши, Венгрии, Ливии, Египта в САР поступило более 1100 боевых самолетов. Но и убыль техники серьезная: в войнах с Израилем Сирия потеряла (не считая древних МиГ-15, МиГ-17, Су-7) не менее 15 штурмовиков Су-20/22, 150 истребителей МиГ-21, 10 МиГ-23МС/МЛ и 14 МиГ-23БН, как минимум пять перехватчиков МиГ-25, два МиГ-29, семь французских ударных вертолетов SA342 и столько же, если не больше, многоцелевых Ми-8. Гражданская война стоила ВВС Сирии гибели как минимум четырех бомбардировщиков Су-24, 18 штурмовиков Су-22, 22 МиГ-23 различных модификаций, 23 МиГ-21, 22 L-39, девяти ударных вертолетов Ми-24/25 и двух SA342, 30 Ми-8/17. С боевыми потерями сравнима убыль в авариях, катастрофах и списание машин из-за полной выработки ресурса.

Армия Сирии получила из СССР, кроме вышеупомянутых «Шилок», огромное количество средств наземной ПВО. Это 58 дивизионов ЗРК С-75, 47 дивизионов ЗРК С-125, восемь дивизионов ЗРС С-200, 50 дивизионов ЗРК «Квадрат», 100 ЗРК «Стрела-1», 63 – «Оса», 60 – «Стрела-10», сотни ПЗРК «Стрела-2» и «Стрела-3». Затем уже из России поступили восемь дивизионов ЗРК «Бук-М2», 36 ЗРПК «Панцирь-С1», сотни ПЗРК «Игла», а теперь еще и три дивизиона ЗРС С-300ПМ.

В 1973 году при ударах израильской авиации Сирия лишилась порядка 20 дивизионов ЗРК С-75. В июне 1982-го в долине Бекаа потеряла по два дивизиона С-75 и С-125, 20 дивизионов ЗРК «Квадрат».

Видимо, существенные потери наземная ПВО понесла и в ходе гражданской войны: позиции ЗРК чрезвычайно уязвимы при наземных атаках. Значительная часть комплексов полностью выработала ресурс. К тому же израильские ВВС в последние два года уничтожили один «Панцирь» и несколько элементов других ЗРК. Впрочем, в феврале 2018-го сирийская ПВО (С-200 и «Бук») продемонстрировала свою боеспособность, сбив израильский истребитель F-16I, а шестью годами ранее – турецкий разведчик RF-4Е.

Флот САР был частично уничтожен в ходе октябрьской войны, что-то гниет у причальной стенки порта в Латакии. В силу относительной новизны наиболее боеспособны несколько иранских катеров, полученных уже в начале века. Кроме того, ВМС Сирии обладают береговыми ПКРК – российскими «Яхонтами» и скопированными с китайских С-802 иранскими «Нурами».

Что касается группировок, воюющих против Асада, кроме техники, захваченной у правительственной армии, через США, Саудовскую Аравию и ОАЭ исламисты получили из стран Восточной Европы более 100 БРДМ-2, не менее 20 БТР, свыше 50 РСЗО (в том числе 41 БМ-21) и пять тысяч минометов. Следует отметить, что эти данные из сведений об официальных поставках, в реальности же поток снабжения боевиков мог быть в разы больше, включая, как сказано выше, танки и БМП.

Хотя сирийская армия («Дамаск и его колесницы») остается достаточно большой, почти вся уцелевшая техника крайне устарела и изношена. По-настоящему современного вооружения (Т-90, БТР-82А, РСЗО «Смерч» и ТОС-1А, ЗРС С-300ПМ, ЗРК «Бук-М2», ЗРПК «Панцирь») очень мало. ВС Сирии требуется тотальное перевооружение по всем классам техники, но излишне говорить, что на это у страны нет денег. Возможности Ирана в этом отношении слишком ограниченны, Китай ни малейшего энтузиазма не проявляет. Так что единственным источником пополнения сирийских арсеналов остается Россия.

Москва может без особых проблем продолжать поставки в Сирию устаревшей техники советского производства с баз хранения ВС РФ. Это позволяет армии Асада продолжать войну, но не решает проблем в стратегическом плане. Поставлять даром или в долг современное оружие РФ вряд ли будет, тем более что к этому крайне болезненно относится Израиль (там уже и так очень расстроены из-за поступившей на вооружение армии САР «трехсотки»). Тем не менее, когда гражданская война будет доведена до победного конца, бросить своего единственного союзника на Ближнем Востоке, перечеркивая собственные успехи («Война в третьем мире»), Россия не может. Видимо, вопрос с поставками современной техники для Дамаска будет каким-то образом решен.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 43 (756) за 6 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц