Версия для печати

Сила гостеприимства

Спортивную славу Хабиба Нурмагомедова пора преумножить культурно-исторической
Илющенко Роман

Дагестан встретил нас прекрасной, + 13… +16, погодой. Дорога от махачкалинского аэропорта до города пролетела за разговорами с хорошим знакомым – участковым уполномоченным МВД по Дербенту, майором полиции Эльдаром Гасановым. Встречать приезжих, конечно, не входит в его служебные обязанности, но знаменитое кавказское гостеприимство никто не отменял.  

Дербент, уходящий корнями в седую древность, раскинулся на берегу ласкового Каспия с растянувшимися на много километров великолепными песчаными пляжами. Настоящая Мекка для туристов, украшение и визитная карточка города – персидская крепость Нарын Кала, единственная в своем роде постройка VI века. С башен цитадели, возведенной на господствующей над городом возвышенности, открывается захватывающая дух панорама. Дополняют картину фрагменты южной и северной стен крепости, которые, протянувшись к самому морю, образуют искусственную гавань, в древности перекрывавшуюся цепью. Где-то там в августе 1722-го швартовался флот Петра I, совершавшего знаменитый Персидский поход. Пару лет назад на месте краткого пребывания российского самодержца возведен культурно-исторический комплекс. С обратной, западной, стороны Нарын Калы некогда высились широкие стены, поднимавшиеся в горы на глубину 40 километров, образуя Даг-бар – сплошное непреодолимое для врагов препятствие; в башнях располагались гарнизоны. 


Интерес для туристов представляют сохранившиеся на территории цитадели шахские бани, которые, согласно легенде, держали тепло благодаря всего одной свече, и подземная тюрьма – зиндан. А еще – засыпанная землей церковь времен древнего христианского государства Кавказская Албания. Храм имел форму креста, с которым боролись захватившие город в VII веке воинственные арабы. 


Прекрасно сохранились старинные постройки и культовые сооружения за пределами цитадели, в т.н. старом городе. Это, в первую очередь, самая древняя на территории России действующая мечеть VIII века, захоронения и мавзолей шахидов – защитников крепости. И, конечно, «магалы», жилые постройки старого города, где удивляет и восхищает все. Да и растущие прямо во дворах хурма, фундук, инжир, из которого местные жители варят вкуснейшее варенье, не оставляют равнодушным. 


Дербент можно сравнить с Иерусалимом и назвать городом трёх религий. Помимо мечетей здесь есть православный храм и синагога. Как в библейском Вавилоне, в Дербенте перемешались многие народы и нации: коренные жители Прикаспия, горцы и потомки владевших городом в разные времена турок и арабов, персов и хазар, русских и армян.


Отдельная история – рынок. Настоящий восточный базар с многоголосой толкотнёй, дурманящими запахами, горами фруктов, овощей и зелени, ароматами выпечки, ещё живых морепродуктов, отменных сыров, бараньих и говяжьих туш. И, конечно, с вплетающимся в этот гвалт призывом муэдзина к полуденному намазу.  

 

Дербент хранит еще много нераскрытых тайн, ведь в постсоветское время вместе с потоком туристов иссякли и ученые, изучавшие древности

О Дербенте можно рассказывать бесконечно, он хранит еще много нераскрытых тайн, поскольку в постсоветское время вместе с потоком туристов иссякли и учёные, изучавшие древности. Причины очевидны: распад единой страны, разрыв политических, экономических, культурных связей, в т.ч. с духовно близким Азербайджаном; спад экономики, угроза войны и всплеск экстремизма. И хотя в более толерантном и привычном к туристам Юждаге (как называют этот район в самой республике) особых противоправных проявлений не отмечалось, слава Дербента как туристического центра стала меркнуть. 


Об этом мы тоже говорили с моим знакомым, когда на другой день отправились с семьями в горы, подальше от заштормившего, сразу поседевшего Каспия, чтобы познакомиться с еще одной жемчужиной Дагестана – Сулакским каньоном. С глубиной 1920 метров он официально признан вторым в мире. Протяженность каньона с долиной реки Сулак – 53 километра. Место чарующее. Когда глядишь со смотровой площадки вниз и видишь парящих под тобой орлов, а на дне каньона различаешь крошечные дома неведомо как оказавшегося там аула, испытываешь неописуемое чувство восторга.


Контрастом с дикими пейзажами выступило горное озеро с удивительного цвета бирюзовой водой, которое оказалось Чиркейским водохранилищем – объектом вполне рукотворным, обеспечивающим работу самой мощной на Северном Кавказе ГЭС. К удивлению, мы были здесь не единственные туристы, а общение с весьма гостеприимными местными жителями, молодёжью в том числе, развеяло сомнения по поводу безопасности посещения таких заповедных мест. 


Наше путешествие завершилось посещением форельной фермы, расположенной близ аула Миатли, что добило меня окончательно. Появилось ощущение, что нахожусь не за 2000 километров от столицы, а где-то в Подмосковье. Даже обступившие нас по всем правилам горы решили, кажется, в этом месте чуть раздвинуться, дабы дать возможность возвести каскад прудов, уютные домики, смотровые площадки, откуда можно не только любоваться красотами, но и собственноручно поймать форель, которую тут же приготовят по специальному рецепту.


Когда зажглись первые звезды и фонари, мы стали свидетелями представления с участием ручного медвежонка, с которым можно было даже побороться. Не тут ли тренировался наш Хабиб Нурмагомедов? 


Гостеприимство, радушие и ощущение полной безопасности. Это одно из главных моих открытий сегодняшнего Дагестана, где доводилось бывать и прежде. Воздаю должное работе правоохранительных органов. Да, без них республику не представить. Но разве в России есть места, где можно обойтись без полицейских? 


Дело не в нашем ангеле-правоохранителе (а скорее – гиде) Эльдаре, а в той системе безопасности, которая выстроена за последние несколько лет в республике и конкретно в Юждаге. Ведь еще недавно Дагестан бил печальные рекорды по экстремистским вылазкам, а местные жители – стараниями либеральных и националистических СМИ – воспринимались как потенциальные террористы-смертники. 


Сомнительная слава и навязчивые шаблоны уходят в прошлое. И, конечно, это произошло не по воле золотой рыбки из форельного хозяйства. За всем стоит упорный труд многих людей, прежде всего – в погонах. В Дагестан наконец-то пришла решительная, справедливая власть в лице силовика Владимира Васильева, которая твёрдо и уверенно направляет уставшую от потрясений республику к стабильности и безопасности. 


К слову, когда мы, возвращаясь с каньона, сбивались с дороги и плутали в темноте по горам, перед нами, словно из-под земли, появлялись сотрудники дагестанской полиции. От них мы не только узнавали кратчайший выход на трассу, но слышали искренние пожелания счастливого пути. И предложения приезжать чаще тоже звучали не раз.

 Роман Илющенко

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц