Версия для печати

Ил-2 - грозное оружие в уличных боях за Будапешт

Немцы и венгры на вторые этажи зданий затаскивали пушки, и лупили по нашим ребятам
Кустов Максим

Хорошо известно, насколько эффективными (при грамотном тактическом использовании) были атаки штурмовиков Ил-2 на колонны противника на марше, скопления машин, переправы, железнодорожные станции и позиций вражеской артиллерии.

Но бывали случаи использования штурмовиков в неожиданном качестве… Федору Гаврилову, стрелку-радисту Ил-2 (сайт «Я помню») довелось участвовать в вылетах, когда штурмовики использовали в уличных боях, причем не для бомбардировок «по площадям», а для нанесения точечных ударов по отдельным зданиям.

 

Вот как это было: «Самые интенсивные воздушные бои произошли во время освобождения Будапешта. Здесь мы применили бомбы в 250 килограмм весом. Немцы и венгры, окруженные в городе, не сдавались, а когда наша пехота наступала по улице, они на вторые этажи зданий затаскивали пушки, и лупили из них по нашим ребятам.

 

Тогда нас собрали в комнате инструктажей, показали на карте города улицу, на которой нужно было уничтожить П-образный дом, в котором стояло орудие, мешавшее нашим войскам. Высота бомбометания была небольшой, наши штурмовики рисковали, ведь в городе трудно пикировать, но, получив задание, ты его должен выполнить. В итоге со своей задачей, несмотря на все трудности, мы справились».

 

Был случай, когда потребовалась более мощная бомба: «Им нужно было разбить большое здание в Будапеште, причем 250-килограммовая бомба не смогла бы этого сделать… Ну, конечно, при вылете здание было разрушено. 500-кг – это очень мощная бомба».

 

Но, конечно, точечные удары по отдельным зданиям в Будапеште – нетипичный случай боевого использования Ил-2. Гораздо чаще Федору Гаврилову приходилось участвовать в воздушных боях, где штурмовики наносили удары по более привычным для них целям: «В основном штурмовали склады и атаковали колонны противника на марше. Каждый раз нас встречал сильный зенитный огонь противника. Приходилось бить из пулеметов в ответ. Мне несколько раз удавалось попадать в бензобак автомашин, и она вспыхивали как спички. Кроме того, мы несколько раз удачно проводили бомбометание, по итогам вылета не разделяли работу экипажа и все уничтоженные цели записывали на счет экипажа. Но и в целом было трудно определить, чья именно бомба попала в цель – с твоего или с другого самолета. Приведу такой пример – в Румынии в 40 километрах в тылу мы разбомбили переправу противника, и ее записали на общий счет эскадрильи».

 

Успешные действия стрелков – радистов в таких боях, прежде всего, обеспечивались коллективными действиями, сосредоточением огня по немецким истребителям: «Наша задача в ходе вылета заключалась, прежде всего, в том, чтобы отбивать атаки истребителей противника. И я так скажу – если бы мы шли одной машиной на задание, или даже одним звеном, тогда пришлось бы тяжело отбиваться от врага. Но вылетали целой эскадрильей по 12 самолетов, а это 12 12,7-мм пулеметов УБТ. Немецкие самолеты страшно боялись попасть под сосредоточенный огонь из наших турелей, и если вдруг какой-то истребитель попадет по него, то он будет подбит. Или загорится, или начнет падать. Несколько раз мы действительно подбивали вражеские самолеты. Чья пуля сбила? По прилету мы всегда считали противника подбитым в групповом бою, ведь кто точно подбил, неизвестно».

 

Но, разумеется, такой способ действий стрелков–радистов Ил-2 в сочетании с прикрытием своих истребителей характерен для победного для Красной Армии периода войны. А до того пилоты одноместных Ил-2 не могли уповать на огонь отсутствующих стрелков-радистов, и, как правило, на истребительное прикрытие…

 

Максим Кустов

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц