Версия для печати

Бомба маршала Жука

Миниатюрная брюнетка совершила переворот в парном катании и в сознании болельщиков
Анушкевич Борис

В спортивной коллекции воспитанницы ЦСКА Ирины Родниной три золота Олимпийских игр, десять высших наград мировых чемпионатов, одиннадцать – европейских первенств. И ни одного поражения в официальных соревнованиях за 12 лет выступлений. Сегодня Ирина Константиновна – заместитель председателя Комитета ГД по международным делам, член комиссии ГД по вопросам депутатской этики.

…В июньский день 1980 года по заданию главного редактора я с волнением набирал домашний номер телефона Родниной, чтобы договориться о встрече для очерка в печатном издании Спортивного комитета дружественных армий. «Приезжайте к станции метро «Кропоткинская», – услышал приятный голос в телефонной трубке, – рядом на детской игровой площадке найдете нас с Сашкой».

Через полчаса был в условленном месте. Зайцев-младший, крепыш чуть старше годика с огромными, как у мамы, темно-серыми глазами занимался своими делами, а мы с чемпионкой вели разговор о том, что 12 лет составляло смысл ее жизни и о чем она говорила, как о прошлом. Еще очень близком, очень ярком, но уже прошлом… В конце декабря 1980-го прославленный дуэт в последний раз появился на льду в нарядных спортивных костюмах, в последний раз исполнил знаменитую «Калинку». Международный турнир на приз газеты «Нувель де Моску», открывший талант Родниной, торжественно проводил ее из большого спорта.

На рисунок, созданный в «мастерской» Жука, Тарасова нанесла лишь легкие штрихи: где-то усилила, где-то приглушила

Ирина пришла в парное катание, когда там властвовал стиль плавных, пластичных движений, способных передавать самые тонкие грани человеческих отношений, мыслей, чувств. Но ритмы времени диктовали другое. И в голове заслуженного тренера СССР подполковника Станислава Жука уже родились и окрепли идеи противопоставления сдержанному, исполненному лирики скольжению. Молодой задор, скорость и сложность, размах и удаль положил в основу собственной трактовки современного парного катания знаменитый армейский тренер. Ловкая, озорная «одиночница» Ирина Роднина и элегантный Алексей Уланов, как нельзя лучше, подходили на роли выразителей идей Станислава Алексеевича.

Три года в тяжелейшем изнурительном труде они вместе ковали первую победу. Трудились осмысленно, творчески. Работая над новыми элементами, Станислав Жук приучал учеников к исполнительской дисциплине, требовал полной самоотдачи. И видел: зерна падают в благодатную почву. В 1969 году пара Роднина – Уланов завоевала золото чемпионата Европы в западногерманском Гармиш-Партенкирхене и мирового первенства в Колорадо-Спрингс. Дебют произвел на зрителей, специалистов, спортивных обозревателей эффект разорвавшейся бомбы. Произвольная программа включала скоростные дорожки шагов, высокие поддержки, каскад из четырех прыжков, исполняемый лишь «одиночниками». Армейцы исполнили комбинацию с азартом – так до них еще никто не катался. Выступление советских спортсменов было воспринято как главная неожиданность турниров. «Миниатюрная брюнетка и стройный блондин совершили переворот в парном катании», – писала мировая пресса.

Особенно высоко оценили действия Ирины. Неуемный порыв, легкость и изящество, с которыми она вела свою «партию», понравились всем. С каждым новым сезоном число побед росло. Апофеозом всех тренировок и выступлений на соревнованиях стало участие в Олимпиаде-1972. Стабильно исполняя свои программы, к Саппоро они подошли не в лучшей готовности. На одном из коротких совещаний «треугольника» Жук-Роднина-Уланов Ирина неожиданно заявила, что в паре с Алексеем выступает последний сезон. Мол, они в творческом тупике, топчутся на месте, взаимопонимание и контакт с партнером утеряны – надо расставаться. Выслушав упреки, Жук и Уланов не стали перечить. С этим настроем и улетели в Японию. Даже перед Играми тяжелый осадок «разговора по душам» не улетучился: сальхов в два оборота Алексей прыгнул одинарным и на последней тренировке и при исполнении короткой программы на соревнованиях. То есть элемент не выполнил. Но авторитет лидеров сезона, высокий класс исполнения остальных пяти повлияли на решение судей: перевесом в один голос пара выиграла короткую программу у своих главных соперников – Людмилы Смирновой и Андрея Сурайкина. В начале произвольного катания Ирина тоже допустила помарку, которая спустя секунды перекрылась чистым продолжением сложной программы: десять оценок 5,9, восемь 5,8. Чемпионы XI зимних Олимпийских игр – советские армейцы.

«После Саппоро мои спортивные планы не изменились: на лед возвращаться я не думала, хотелось отдохнуть, а потом всецело переключиться на учебу, – рассказывала Ирина. – Но Станислав Алексеевич имел на этот счет свое мнение. Как-то пригласил меня на каток во Дворец спорта ЦСКА: «Есть интересный мальчик, посмотри, может, понравится». Пришла, посмотрела. «Мальчик» – 20-летний ленинградец Александр Зайцев понравился: симпатичный, высокий, прыгучий да настолько, что я даже немного растерялась: как же мне успевать за таким «легким на подъем» партнером? Утром следующего дня приступили к тренировкам…»

В успех нового эксперимента Жука многие не верили, предрекали бесславный закат спортивной карьеры Родниной: с новичком Зайцевым ей не угнаться за опытной семейной парой Смирнова – Уланов. Ирине вновь пришлось доказывать реальность своих и тренерских планов. Имевшему неплохую школу фигурного катания Саше Зайцеву недоставало сил для выполнения высоких поддержек – Ирина на шесть килограммов тяжелее его предыдущей партнерши. А отказаться от сложных элементов означало изменить своему стилю. Пойти на такое ни тренер, ни олимпийская чемпионка не могли. Оставалось единственное – поднять до необходимого уровня атлетическую подготовку Александра. С этого и начали.

Ирина помогала Зайцеву советами, десятки, сотни раз откатывала с ним трудные фигуры, «заводила», когда хандрил. Ни словом, ни жестом ни разу не задела мужского самолюбия новичка. И он, почувствовав искренность партнерши, принял ее лидерство, доверился. В начале февраля 1973 года дуэт отправился на первенство Европы в Кельн и показал там композицию, ставшую сенсацией: двенадцать оценок 6,0. Подобного история парного катания не знала. Через месяц после триумфа в Кельне Роднина и Зайцев выиграли золотые медали на чемпионате мира в Братиславе. Там во время короткой программы вышел казус: внезапно оборвалась музыка. Но пара не дрогнула, продолжила выступление без сопровождения. И трибуны наградили фигуристов овацией. Не было прецедента, чтобы за девять месяцев спортивная пара, начав с нуля, подготовила программу высшей категории сложности.

Два последующих года Ирина и Александр не имели серьезных конкурентов на чемпионатах мира и Европы. Тренер, его воспитанники работали на перспективу – золото Игр-1976. Однако в связке наставник-подопечные образовалась трещина. Строптивость проявила Роднина. Восемь лет Маршал Жук, как фигуристы называли меж собой армейского тренера, работал с Ириной, закалял ее характер, учил не бояться трудностей, не стоять на месте. Не заметил, как из девчушки-непоседы сформировалась спортсменка со своими принципами, взглядами на жизнь, на организацию тренировочного процесса. Она вносила предложения и убежденно отстаивала собственное мнение. Спортивная пара искала новые повороты в катании, Станислав Алексеевич придерживался устоявшихся позиций, которые приносили результат. И закручивал дисциплинарные гайки. В разгар предолимпийской подготовки фигуристы приняли решение перейти под начало молодого специалиста – Татьяны Тарасовой. Развитие событий показало: спортсмены сделали верный шаг.

Весной 1975-го Ирина и Александр стали мужем и женой. Отныне 24 часа в сутки они проводили вместе, были одним целым и в жизни, и в спорте. Закономерность перехода к новому тренеру им не терпелось подтвердить свежими красками катания. А Татьяне Анатольевне предстояло убедить спортивный мир, что не польстилась на громкие имена спортсменов, а руководствовалась желанием помочь чемпионам разнообразить творчество. Тарасова не перечеркнула рисунок произвольной композиции, созданной в «мастерской» Жука. Она нанесла лишь легкие штрихи: где-то усилила, где-то приглушила. Выступление фигуристов получилось темповым и вместе с тем лиричным, соединило в себе стремительную силу и одухотворенность. Звезда Родниной засверкала новыми гранями.

Произвольную программу на льду олимпийского Инсбрука первые три минуты они катали легко. Потом ноги стали ватными и комбинацию завершали, превозмогая себя. После исполнения финального элемента дебютант соревнований Саша Зайцев только и смог что доехать до борта, сесть на него и ждать оценок. Переступить границу катка сил не хватило. Ближе к полуночи в олимпийской столовой пара подняла бокалы с соком, наедине отметив победу на Играх-1976.

Высшей славы достойно то, что совершила Роднина перед Лейк-Плесидом-1980. Годом ранее, став счастливыми родителями, они не поехали на чемпионат мира. Все время Ирина посвятила маленькому Сан Санычу. Когда он засыпал, пробовала делать приседания, с каждым днем увеличивая их число. Потом стала практиковать легкие пробежки на улице. А через два месяца после рождения сына, в апреле вышла на лед… Таким образом, они с мужем раньше всех фигуристов начали подготовку к олимпийскому сезону. Огромную помощь оказывала Татьяна Тарасова, постоянный контроль за ее состоянием осуществлял врач сборной команды страны Юрий Гончаров. Руководство Спорткомитета СССР официально включило их в список олимпийцев под номером один. Их приглашали на все совещания, где речь шла о подготовке к Играм. Иногда Ирину, кормящую мать, раньше отпускали с таких собраний…

Своих главных соперников они знали – чемпионы мира-1979 американцы Тай Бабилония и Рэнди Гарднер. Мировая печать публиковала подробные репортажи с их тренировок, восторгалась артистизмом, уникальными элементами произвольной программы. В Лейк-Плесиде янки устроили настоящий ажиотаж вокруг своих фигуристов: полосные снимки в газетах и журналах, красочные плакаты, интервью по телевидению. И везде Тай и Рэнди – олимпийские чемпионы… Не таились и Роднина с Зайцевым. Выступили на всех значимых турнирах олимпийского сезона, а на показательных выступлениях в Японии вместе с главными соперниками. Накануне олимпийских стартов провели открытые тренировки, одну из которых, не афишируя, посетили Бабилония и Гарднер.

15 февраля 1980 года. Предстартовая разминка американцев проходит под неистовый свист своих болельщиков. Элемент обязательной программы – вращение в ласточке – безукоризнен. Дорожка шагов – тоже. Прыжок флипп в два оборота, как принято, репетируют отдельно: в воздух взлетает Тай, за ней со смещением в две-три секунды Рэнди… Американец падает и долго лежит на льду. Трибуны затихают. Гарднер пытается повторить основной элемент программы – снова неудача. Время разминки истекает, пары покидают каток, тренер американца Джон Никс посылает фигуриста сделать еще один заход, но флипп не покоряется. В зале гробовая тишина. Соревнования не начинаются – умышленная затяжка времени. После выступления первой пары этой смены показ судейских оценок тормозится. В это время американские тренеры в нарушение олимпийского регламента разрешают Гарднеру совершить на катке еще один прыжок. Он взлетает в воздух и плашмя падает на лед. Звучит объявление: американская пара выступать отказывается…

Роднина и Зайцев безукоризненно прокатывают короткую композицию. Словно водопад, грохочут аплодисменты. Лучше всех справляются и с произвольной программой, сочетающей точность и красоту движений, сложность и невиданную скорость, высокий эмоциональный настрой и едва уловимую нежность.

На церемонии награждения мир увидел полные слез глаза Ирины Родниной. Слезы человека, ставшего свидетелем собственного подвига. Трудно подыскать другое название тому, что совершила она во славу советского спорта. Нет на планете другой фигуристки, не проигравшей в спортивной карьере ни одного официального соревнования, собравшей уникальную коллекцию наград.

Свой очерк, 39 лет назад завизированный к публикации чемпионкой, я закончил словами: «Не Роднина стояла у истоков советского парного катания, не она открыла счет его победам на международных соревнованиях. Но когда в фигурном катании речь заходит об эпохе динамичного, искрометного исполнительского стиля, ослепительных, жизнеутверждающих музыкальных красок, называют имя Ирины Родниной. Имя, давшее миру пример преданности любимому занятию, мужества и стойкости, высокой гражданской зрелости – качеств, необходимых не только спортсмену – каждому человеку».

Сегодня на дворе другие время, ценности, материальная оценка труда спортсменов, защищающих цвета российского флага на международной арене. Но эпоха советского спорта, полная самоотдачи и бескомпромиссной борьбы за медали таких самородков, как Ирина Роднина, были, есть и останутся ярким примером для подражания многим поколениям наших атлетов.

Опубликовано в выпуске № 1 (764) за 15 января 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...