Версия для печати

ЦАРская охота

Африка ждет Россию с военными базами
Тетекин Вячеслав

В Центральноафриканской республике может появиться российская военная база. Об этом заявила глава минобороны страны Мари-Ноэль Койяра. В августе 2018 года между военными ведомствами ЦАР и РФ было подписано соглашение о сотрудничестве, в Беренго создан центр, где российские инструкторы обучают местных солдат обращению с оружием и методам ведения боя.

«Мы о конкретном развитии базы еще не говорили, но такая возможность не исключается в рамочном соглашении. Если президентами как верховными главнокомандующими, как руководителями нации будет принято решение о размещении базы, значит, наши страны к этому придут, а мы, министры, будем его реализовывать», – пояснила Кояра. Российский армейский центр в Беренго нельзя считать полноценной военной базой, но многие воспринимают его именно так, подчеркнула министр. Что послужило основанием для таких заявлений?


В последнее время многие африканские страны предпочитают политику равноудаленности – им не нравится диктат одной страны, какой бы она ни была. Центральноафриканская республика издавна входит в сферу интересов Франции. И в Банги есть ощущение, что Париж в определенной мере сохраняет старые колониальные порядки.


Во время существования Советского Союза африканцы, надо отдать им должное, твердо опирались на сотрудничество с СССР: в нашей стране готовили кадры для армий Черного континента, мы поставляли им оружие. С разрушением советского государства взаимодействие исчезло, и наши  «подшефные» чувствовали себя крайне неуютно, поскольку не стало альтернативы западному доминированию. С возрождением военной мощи России, особенно с учетом успешности операции ВС РФ в Сирии, в Африке почувствовали: ветер переменился.

 

Российский армейский учебный центр в Беренго нельзя назвать полноценной военной базой, но люди воспринимают его именно так

По моим наблюдениям, а я достаточно часто общаюсь с африканцами, их радуют успехи нашей армии в САР – американцам дали по носу и есть ощущение если не возвращения Советского Союза в регион, то, по крайней мере, возникновения силы, которая могла бы создать стратегический баланс в мире. Когда нам говорят об изоляции и бойкоте Москвы, это – чушь собачья, потому что подавляющее большинство стран-членов ООН прямо или косвенно нас поддерживают. Именно в этом контексте и нужно рассматривать разговоры о создании военной базы РФ в Центральноафриканской республике.


У меня нет полной уверенности в том, что дело дойдет до практической реализации. Но тот факт, что одна из стран – членов Африканского Союза в открытую заявляет о возможности размещения российских войск на постоянной основе на своей территории, говорит о многом. Создается очень важный прецедент: теперь и другие страны континента будут рассматривать такую возможность и, чем черт не шутит, такие базы могут появиться. Во всяком случае, в Судане задумываются о подобной возможности. Это очень симптоматично и является прямым отражением усиления наших Вооруженных сил и влияния России в мировых делах.


Нужна ли нам военная база в той же самой ЦАР? Вопрос этот должен рассматриваться в Генштабе РФ. Вместе с тем должен сказать, что в Анголе, где СССР помогал законному правительству страны в борьбе с террористическими группировками, аэродром в Руанде использовался нашими самолетами-разведчиками стратегической авиации. А до того, как мы освоили эту площадку, советские ВВС использовали аэродром в Конакри – столице Гвинеи. Поэтому, если рассуждать теоретически, мы получим, скажем, аэродром для посадки наших самолетов-стратегов, это достаточно важно, поскольку после определенных событий у нас подобных военных точек опоры в Африке почти нет.


Еще раз подчеркну: высказывание главы минобороны ЦАР Мари-Ноэль Койяры важно с точки зрения практического взаимодействия, а с другой стороны – может побудить и соседние африканские страны при определенных обстоятельствах предоставить нам аналогичные возможности.


ЦАР довольно долгое время находилась под влиянием Франции. Да и сейчас это чувствуется – правда, в меньшей степени. На Африку очень внимательно смотрит Китай – он вкладывается здесь в серьезные проекты.


Как может повлиять на наши отношения с Парижем и Пекином гипотетическая возможность появления российской военной базы в ЦАР?


Что касается Франции, я думаю, мы не должны оглядываться на Париж – у нас нет никаких союзнических или дружеских отношений с Пятой республикой. Мы ей ничем не обязаны. Франция – член враждебного России военно-политического блока НАТО, участвует во всех мероприятиях альянса, поэтому, на мой взгляд, учитывать мнение Парижа в этом вопросе совершенно не нужно. Если законное правительство страны, в данном случае ЦАР, может предложить нам развить и укрепить военно-техническое сотрудничество – почему бы и нет? Не вижу никаких ограничений для этого.


Что касается КНР, китайцы очень энергично работают в Африке, и, надо отдать им должное, правильно делают. После ухода Советского Союза там появилась огромная ниша, и желающих заполнить ее хватало. Китайцы оказались в их числе. Они используют советские методики и наработки, идут по нашим следам. Но никакой конкуренции я здесь не вижу. В отличие от французов, считающих весь регион Западной Африки, сахельскую зону едва ли не своей вотчиной, с китайцами у нас никаких противоречий нет. Мы друг другу не мешаем, а даже, возможно, и помогаем.

Вячеслав Тетекин, член Комитета Госдумы по обороне (2011-2016), доктор исторических наук

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...