Версия для печати

Почему для экипажей Ил-4 бомбить Будапешт было труднее, чем Берлин

Будапешт бил не по-столичному, «мадьярская твердыня» казалась дистрофиком
Кустов Максим

В годы Великой Отечественной войны советская АДД - Авиация дальнего действия помимо достаточно хорошо известных отечественному читателю бомбардировок Берлина «уделяла внимание» и столицам государств, союзников Германии – Бухаресту, Хельсинки и Будапешту.

При налетах на Будапешт, которыми АДД  занялась в 1942 году,  по воспоминаниям участвовавших в них летчиков возникали специфические сложности.  Причем  дело было вовсе  не в «мощи» ПВО венгерской столицы. Герой Советского Союза Василий Решетников весьма пренебрежительно оценил ее огневые возможности: «Будапешт бил не по-столичному. Иной «провинциал», не говоря уже о Данциге и Кенигсберге, так лупил, что «мадьярская твердыня» казалась против них дистрофиком». 


Здесь против экипажей Ил-4, которые «работали» по Будапешту, действовали географические и метеорологические факторы.
Герой Советского Союза Борис Тихомолов вспоминал: «Будапешт, это уже сложнее, чем на Берлин. Во-первых, дальше и, во-вторых, курс не строго на запад. В полете на обратном пути почти отпадает важный фактор попутного ветра. Здесь нужно ухо держать востро. Ох, трудный будет этот полет».


Дважды Герой Советского Союза Александр Молодчий также очень невысоко оценивал мощь венгерской ПВО. С его точки зрения сложность бомбежек Будапешта заключалась вовсе не в противодействии врага: «Полет на Будапешт был сложен не столько в боевом, сколько в метеорологическом отношении. И еще одна трудность: в обрез горючего. Поэтому какой-либо маневр или отклонение от заданного маршрута было просто невозможным. Ведь только над территорией, занятой врагом, мы находились более девяти часов. Вон сколько нужно было бензина! Ну, само собой, могли еще напасть истребители, обстрелять зенитчики. Правда, этого не случилось». 


Вот как Александр  Молодчий объяснял слабость ПВО Будапешта: «Свои коммуникации гитлеровцы прикрывали на глубину до ста километров от линии фронта. Охраняли и собственные города. Как говорится, своя рубашка ближе к телу. А о территории своих «друзей» - сателлитов заботились мало. Поэтому-то и Будапешт имел слабую противовоздушную оборону».


Справедливости ради надо отметить, что в условиях систематических бомбардировок территории Германии англо-американской авиацией выделять значительные силы ПВО для защиты своих союзников немцам было достаточно сложно. 


Так что венгерскому командованию оставалось уповать, прежде всего на расстояние, осложнявшее в 1942 году советские бомбардировки Будапешта. И еще – на грозы, которые часто мешали боевой работе АДД по столице Венгрии.


Борис Тихомолов так описал ощущения экипажа Ил-4, решившего ради выполнения боевого задания прорываться через грозу: «Гроза неистовствует. Беспрестанные вспышки молний освещают бесконечно длинную гряду черных туч. Иногда нас встряхивает, иногда швыряет в лицо шквалистыми ливнями. Наш самолет представляет собой сейчас заряженный аккумулятор: тронь — убьет! Концы крыльев, стволы пулеметов, стойка антенны — все светится голубым электрическим сиянием».


Далеко не все экипажи решались прорываться через грозовой фронт, работали по запасным целям, предусмотренным на такой случай. Для кого-то решение  лететь среди молний могло стоить жизни…


Но зато тем, кто несмотря ни на что долетал  до Будапешта, доводилось бомбить цель в относительно «комфортных» условиях, когда враг «бьет не по-столичному».


Максим Кустов

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц