Версия для печати

Фронт без тыла

27 января северная столица празднует 75-летие полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады
Захарцев Алексей

В сентябре 1941-го, когда вокруг Ленинграда сомкнулось кольцо вражеской блокады, в городе было два с половиной миллиона жителей, в январе 1944-го, когда сняли осаду, осталось 560 тысяч.

Только в 186 братских могилах Пискаревского мемориального кладбища, самого крупного в мире захоронения, покоятся более полумиллиона воинов Красной армии, защищавших Ленинград, и жителей города – женщин, стариков, детей, умерших от голода и холода, артобстрелов и бомбежек.

Тела погибших подбирали на улицах, в разрушенных домах, в холодных, но работающих заводских цехах и школах, свозили на Пискаревку на грузовиках и на саночках, хоронили в огромных братских траншеях, вырубленных в мерзлой земле – штабелями, без гробов, молитв и прощальных слов.

До сих пор историки, врачи, психологи не могут разгадать – как голодные, замороженные люди работали, выживали сами и помогали другим. Даже тогда, когда детская норма выдачи хлеба снизилась до 125 граммов в сутки.

Единственный раз за историю Великой Отечественной приказ о фронтовой победе – полном снятии блокады – подписал не Сталин, а по его поручению Леонид Говоров

От голода в блокадном Ленинграде умер старший брат Владимира Путина. Его маме чудом удалось выжить. Об этом Владимир Владимирович рассказал в книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», вспоминая об истории своей семьи: «…Однажды мама от голода потеряла сознание, думали – она умерла, и ее даже положили вместе с покойниками. Хорошо, что мама вовремя очнулась и застонала. Чудом, в общем, осталась жива. Всю блокаду она провела в Ленинграде».

Страшными свидетельствами чудовищных испытаний, выпавших ленинградцам, стали их уцелевшие дневники. Школьница Клара Загацкая 15 февраля 1942-го оставила такую запись: «…Объявили Указ президиума Верховного Совета СССР о всеобщей мобилизации на предприятия оборонной промышленности и на стройку. Меня не возьмут, но я сама решила пойти работать. Сегодня ходила к Любиной маме. Она очень похудела. Уже несколько дней стоит оттепель. По Ленинграду начинается дизентерия. Еще не хватало. Сегодня был жуткий обстрел нашего района. Снаряды свистели прямо над головой. Что еще нам предстоит пережить? Говорят, весной будет умирать очень много женщин. Может быть, я и выдержу».

Клара Владимировна выдержала: «Мы прожили здесь все тяжелые дни… Папа от голода умирал, он был в стационаре на Кировских островах. Там был специальный стационар, где чуть-чуть как-то отъедались люди. Его туда взяли, но когда человек голодный, с ним надо очень аккуратно обращаться и кормить очень понемножку. А ему, видимо, сразу дали побольше. Он прожил несколько дней и умер. Но я себе не могу простить до сих пор, что мы его не похоронили. Не было сил абсолютно. И не на что было. Кто мог достать хлеба, те хоронили, а мы папу просто оставили в больнице…»

В таких условиях жили, работали и сражались ленинградцы. Еще одно свидетельство – репортаж-воспоминание корреспондента Всесоюзного радио в блокадном Ленинграде Матвея Фролова: «У нас в городе не было тыла. Сам город был фронтом. Ленинградцы по праву считали себя фронтовиками. Временами в цехах заводов разрывалось снарядов не меньше, чем на переднем крае. Надо учесть, что сотни тысяч мужчин ушли воевать, десятки тысяч станков были эвакуированы на Большую землю, ряд цехов прекратил работу из-за пожаров и разрушений. Все меньше становилось работоспособных людей, уменьшалась подача электроэнергии. А потом – голод и морозы. А цеха все равно работали, выпускали продукцию для фронта. Предприятия химической и резиновой промышленности освоили производство взрывчатки, противотанковых гранат, зарядов для реактивных установок. 56 предприятий местной промышленности, изготовлявшие до войны предметы домашнего обихода, дали за первые месяцы войны 700 тысяч противотанковых мин. Пивоваренный завод «Красная Бавария» – снаряды и зажигательные бомбы, Ликероводочный завод – бутылки с зажигательной смесью, парфюмерная фабрика – гильзы для минных зарядов, фабрика музыкальных инструментов – гранаты. На протяжении всей блокады я бывал на Инструментальном заводе имени Воскова, который переехал в Ленинград из Сестрорецка. Здесь освоили массовый выпуск автоматов. Мне довелось вместе с делегацией завода быть на приеме у командующего фронтом генерала Говорова, которому инструментальщики преподнесли образец автомата новой конструкции (ППС), который разработали и изготовили здесь, в блокированном городе. Это на заводе, где станки крутили вручную, где некоторые узлы на обыкновенных детских саночках возили на другой конец города – туда, где была электроэнергия. Только во второй половине 1941 года промышленность Ленинграда дала городу 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, три тысячи пушек, 10 тысяч минометов, 80 тысяч реактивных снарядов и бомб, были достроены 84 корабля».

Вспомним: при чудовищном голоде горожане не тронули ни зернышка из хранилища Института растениеводства, при острой нехватке дров не было сожжено ни одно дерево Ботанического сада. Зато как предвестник скорой победы в блокадном городе прозвучала Седьмая симфония Шостаковича («Ленинградская, непобедимая»), работали театры, в Эрмитаже проходили научные конференции…

Не прекращались ожесточеннейшие бои на подступах к Ленинграду. Самыми отчаянными попытками разорвать огненное кольцо прославился Невский пятачок в полусотне километров от города – узкая полоска земли, два с половиной километра по фронту и около семисот метров в глубину. 19 сентября 1941-го этот плацдарм на левом берегу Невы, занятом фашистами, захватили наши войска и удерживали под ураганным огнем по январь 1943-го – именно отсюда начался прорыв Ленинградской блокады. Десятилетия после победы здесь не росли деревья – настолько земля пропиталась кровью погибших и металлом от разорвавшихся снарядов. Здесь полегли, только по официальным данным, 200 тысяч красноармейцев. До сих пор каждый год поисковики находят десятки незахороненных останков наших воинов и сотни боеприпасов.

75 лет отмерил блокадный метроном от славной победы под Ленинградом…

Масштабное наступление нашей армии (операцию назвали «Январский гром») началось 14 января 1944 года под Ораниенбаумом – там, где гитлеровцы не ожидали. С ноября 1943-го по январь 1944-го по воде и по льду, чуть ли не на виду у фашистов удалось перебросить и сосредоточить на Ораниенбаумском плацдарме целую группировку. В операции принимал участие Федор Рудковский, тогда командир заградителя «Онега». В архиве корреспондента «ВПК» хранятся воспоминания фронтовика: «Для перевоза войск и техники были выделены заградители «Вятка», «Онега» и «101», дивизионы тральщиков, баржи. Несмотря на шторма и артиллерийский огонь противника, на Ораниенбаумский пятачок по воде было доставлено около 53 тысяч красноармейцев, 2300 автомашин и тракторов, 240 танков и бронемашин, 700 орудий и минометов, 5800 тонн боеприпасов и 14 тысяч тонн грузов. А в декабре, когда лед на Финском заливе окреп, по нему проложили трассу для перемещения стрелковых частей. Использовали опыт легендарной Дороги жизни, снабжавшей осажденный Ленинград продуктами. Колонны слева и справа охраняли буера с пулеметами, наготове была кронштадтская артиллерия. Чтобы лед выдержал, солдаты шли не в ногу, разговаривать и курить было запрещено. Это уникальный случай в истории всей Великой Отечественной войны, когда по водной преграде в нескольких километрах от противника незамеченной была передислоцирована на новый участок фронта целая армия. Рассказывают, что на фашистских штабных картах части 2-й ударной армии вообще не значились».

Именно отсюда началась решающая битва по снятию блокады Ленинграда. В ней участвовал Николай Пономарев, после войны – председатель Совета ветеранов защитников Ораниенбаумского плацдарма. Николай Иванович вспоминал: «14 января в 10 часов 35 минут после артподготовки войска первого эшелона нанесли первый удар по обороне врага. Артподготовка длилась один час пять минут. Было выпущено около 100 тысяч мин и снарядов различного калибра, включая 12-дюймовые, для береговых орудий, которые подавляли узлы сопротивления гитлеровцев. В течение 40 минут на участке десять с половиной километров (справа – деревня Порожки, слева – Ключики) фашисты не могли прийти в себя и мало сопротивлялись. А наша армия, чувствуя необыкновенный подъем и наступательный порыв, шла в бой с развернутыми знаменами. Но через какое-то время противник стал оживать, и начались затяжные тяжелые бои».

Наступление поддержали на других участках фронта – Пулковском, Мгинском. 22 января гитлеровцы в последний раз смогли обстрелять Ленинград (их штурмовые орудия находились на южных пригородных высотках). 24 января освободили Пушкин и Слуцк (Павловск), 26 января взяли Красногвардейск, затем Гатчину. Почти 900-дневная осада Северной столицы была полностью снята. Всего за три дня наступления войска Ленинградского фронта, продвинувшись на 70–100 километров, вышли на рубеж реки Луги.

27 января 1944-го единственный раз за историю Великой Отечественной приказ о фронтовой победе (полном снятии Ленинградской блокады) подписал не Сталин, а по его поручению командующий фронтом Говоров. В восемь вечера над городом прогремел праздничный салют – 24 залпа из 324 орудий. Остап Заяц, один из командиров салютного расчета (во время блокады его подразделение зенитных батарей обороняло «Красный выборжец», «Арсенал» и «Металлический завод»), рассказывал: «Утром прибыли на стрелку Васильевского острова. Между Ростральными колоннами в линию расставили 24 артиллерийских орудия, стволами в сторону Невы, все хорошенько проверили. Работали в окружении ленинградцев, которые уже догадывались, к чему мы готовимся, хотя приказ еще не передали по радио. Все мы понимали значение салюта. Это был голос выстоявшего и победившего Ленинграда и голос этот должен быть могучим и стройным. Так и случилось. Под непрерывные возгласы десятков тысяч ленинградцев залп наших батарей слился с залпами других орудий, которые стояли на Петропавловской крепости, Марсовом поле, в других местах города. Этот салют останется в памяти на всю жизнь».

Так пусть же мир сегодня слышит салюта русского раскат!

Да! Это мстит, ликует, дышит победоносный Ленинград.

Эти строки принадлежат Ольге Берггольц, которую называли голосом осажденного города.

И 75 лет спустя в праздничном фейерверке, что озарит небо над городом-героем Ленинградом 27 января, примут участие зенитные орудия, которые находились на вооружении наших войск во время Великой Отечественной. Батарея сделает 12 выстрелов, каждый – в честь одного из подразделений Ленинградского фронта.

А начнется праздничный день военным парадом на Дворцовой площади, в котором примут участие свыше 2500 военнослужащих, около 80 образцов военной и специальной техники. Механизированную колонну возглавит танк Т-34, за ним проследуют современные боевые машины пехоты БМП-3, танки Т-72-Б3, бронетранспортеры БТР-82А, бронеавтомобили «Тигр», УАЗ, «Тайфун», артиллерийские установки и реактивные системы залпового огня «Торнадо», новейшие ЗРС С-400 и ОТРК «Искандер-М».

В Северной столице сегодня проживают почти 86 тысяч награжденных медалью «За оборону Ленинграда» и знаком «Жителю блокадного города». А поздравления с юбилеем Ленинградской победы получат по месту регистрации 117 109 участников Великой Отечественной.

Отделения Международной ассоциации общественных организаций блокадников работают в 82 городах России, ближнего и дальнего зарубежья. По случаю 75-й годовщины полного освобождения Ленинграда от фашистской осады в город прибыли блокадники из 22 стран, в том числе Болгарии, Германии, Израиля, Румынии, США, Финляндии, Франции, Чехии и Швеции: встретиться, обняться, пообщаться, посетить памятные места, поклониться родным и друзьям, погибшим на невской земле, и рассказать молодым поколениям, как удалось выжить и победить в огненном кольце 900-дневной блокады. Ветераны – самые главные участники и желанные гости большого праздника, что проходит в эти дни во всех уголках Северной столицы, – Дня победы в Ленинградской битве.

Алексей Захарцев,
корреспондент «ВПК»

Опубликовано в выпуске № 2 (765) за 22 января 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц