Версия для печати

Мусульмане «казачьего сословия»

Станичники молились не только в церквях
Петросова Анна

Когда говорят о казачестве Российской империи, у многих возникает ассоциация исключительно с «православным воинством». Мало кто знает, что наряду со славянским православным большинством в состав казачьих войск входили представители других этносов и конфессий, в том числе мусульмане – горцы Кавказа, татары, башкиры, казахи.

В условиях военных действий первой половины ХIХ века казачество понесло серьезные потери, и власть взяла на себя заботу о пополнении населения станиц. Причем никого не смущало, что идет оно из разнородных, «разноплеменных» элементов. И ранее таковые принимались в казачью среду, но с условием принятия крещения и русского языка. Теперь же причислявшиеся в казаки казанские татары, кавказские горцы и другие сохраняли свою речь, религию, традиции. 


Так, в 1819 году к казакам станицы Бороздинской были приписаны казанские татары, а в 1837 году - пленные тавлинцы (выходцы из Дагестана). Делались попытки приписать к казакам моздокских осетин и кабардинцев, армян, грузин, но, как правило, безуспешно. Лишь «часть осетин (переселенцев с гор), грузин и еще в меньшей степени армян пожелали перейти в казачье сословие».


В то же время источники ХIХ века дают достаточно много примеров добровольного перехода в казачье сословие кумыков, цыган, черкесов. Так, число казаков станицы Луковской с 1856 по 1866 годы увеличилось почти вдвое. Статистические данные 1875 года сообщают, что основными этническими группами в станице помимо русских казаков стали 772 черкеса и 182 осетина. Власти учитывали духовные потребности иноверцев-казаков. Так, например, для мусульман-казаков строились мечети, организовывались выборы духовных лиц. Власти было непросто контролировать устройство различных сторон жизни воинов-мусульман. Задача еще более усложнилась в годы Крымской войны 1853-1856 годов, когда одной из противниц России являлась крупнейшая мусульманская держава того времени – Турция. Одно из законодательных решений, подготовленных в последние дни царствования императора Николая I, было специально посвящено регулированию религиозного быта казаков-мусульман. 12 февраля 1855 года Военный совет Российской империи принял «Правила устройства духовной жизни магометан казачьего сословия». Согласно документу, 18599 мусульман состояли в штате Донского, Черноморского, Кавказского линейного, Уральского, Оренбургского, Сибирского линейного казачьих войск и Тобольского конного казачьего полка.


Для казаков, исповедовавших ислам, строили мечети. Исходя из данных за 1853 год, духовные нужды казаков-магометан обслуживали 114 мечетей и 169 мусульманских духовных лиц. По российскому законодательству для создания прихода требовалось наличие не менее двухсот мусульман мужского пола, штат служителей соборной мечети мог включать в себя три лица (имам – руководитель общей молитвой, хатиб – проповедник и муэдзин – служка, призывающий верующих на молитву), при обычной мечети состояли только имам и муэдзин. Эти служители сначала избирались на местах, в присутствии станичных начальников, «по крайней мере, двумя третями принадлежащих к приходу мечети казаков–магометан». Затем служители проходили «духовные испытания» в Оренбургском или Таврическом муфтиятах.


Естественно, предполагалась «политическая благонадежность» каждого кандидата на пост духовного служителя в среде магометан, который мог занять свою должность, лишь будучи утвержденным местной царской военной администрацией.


Анна Петросова

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...