Версия для печати

Легенда № 11

Трюки Фирса повторить невозможно
Анушкевич Борис

Анатолий Фирсов – трехкратный чемпион Олимпийских игр, восьмикратный победитель мировых первенств. Лучший нападающий чемпионатов мира и Европы 1967, 1968, 1971 годов. В первенствах Союза провел 474 матча, забросил 346 шайб. В 67 играх за сборную страны на его счету 66 голов. Такое по силам только настоящему самородку.

27 марта 1967 года. Чемпионат мира в Вене (Австрия). Матч с канадцами у сборной СССР складывается трудно. Проигрывая 0:1, нападающим советской команды не удается сравнять счет – чудеса творит вратарь Сет Мартин. Фирсов, отыграв тяжелую смену, едет на скамейку. У самого бортика на границе синей линии к нему отскакивает срикошетившая шайба. Не глядя, Анатолий верхом запускает ее в сторону канадских ворот… И его тут же плотным кольцом окружают товарищи по сборной, поздравляя с метким броском. Шайба, пущенная армейцем наугад, в полете задевает перчатку канадского защитника Барри Маккензи и, скользнув по спине подсевшего голкипера соперников, оказывается в воротах – 1:1. За девять минут до финальной сирены Мартин отбивает бросок Бориса Майорова, но шайба отлетает на клюшку Вячеслава Старшинова – 2:1. Пятое кряду золото мирового чемпионата у советской команды. Фирсов – в составе символической сборной, он лучший бомбардир: 11 голов и 11 голевых передач.

На пресс-конференции армейца спрашивают, как от синей линии удалось попасть в канадские ворота. Анатолий, не моргнув глазом, отвечает: «Увидел, что Мартин расслабился, открыл верхний угол – туда и послал шайбу». И по-фирсовски прищурясь, улыбается, мол, чудной вопрос задали, ребята. А журналисты заносят ответ в блокноты… Так родилась очередная легенда.

После нескольких щелчков Фирсова на Играх в Саппоро шведский голкипер, охваченный паникой, чуть ли не прятался от летевших в него шайб

В детской секции завода «Красный Октябрь» Толя играл в хоккей с мячом, который в 40-е был очень популярен в столице. В 13 лет подающий надежды подросток попал в спортшколу московского «Спартака». Переключился на хоккей с шайбой. Спустя четыре года в составе клубной команды дебютировал в чемпионате Союза. Игра Фирсова нравилась болельщикам красно-белых, однако на лед юноша выходил во втором-третьем звене. Перспектива всегда быть в тени великой старшиновской тройки удручала, и призыву на срочную службу паренек обрадовался. Знал, что находится в поле зрения тренеров ЦСКА, хотелось поиграть под руководством Анатолия Тарасова. В военкомате быстро оформили все документы, и в тот же день новобранец уехал в Ригу. В матче с рижанами забросил две шайбы, благодаря которым ЦСКА победил – 4:2.

В том сезоне чемпионом Союза стал... «Спартак», а ЦСКА получил бронзу. «Не повезло тебе, Толя», – подначивали спартаковцы бывшего партнера. Но он уже прочувствовал отлаженность, мощь армейского коллектива и не сомневался: его золото не за горами. Разглядел в новобранце будущего суперфорварда и грозный Тарасов. Фирсов отличался высокой исполнительностью, трудолюбием, азартностью в игре и на тренировках. Подчас на занятиях наставники пытались сдерживать неуемного Анатолия, но бесполезно. Он сам накручивал сложность в предложенных ими упражнениях. Индивидуальная неповторимость в исполнении финтов, обводок, скрытых передач, постоянная нацеленность на ворота соперника, точные броски – все выделяло Фирсова не только из армейской плеяды той эпохи. Даже в мировой элите форвардов он был лучшим.

«Фирсов пришел в ЦСКА отнюдь не атлетом – из-под тонкого слоя мышц кое-где даже кости выпирали, – напишет Анатолий Тарасов в книге «Настоящие мужчины хоккея». – Но тренировки, в которые он поверил сразу и безоговорочно, быстро принесли зримые плоды: окрепла мускулатура, поднялся вес, усилилась мощь бросков. Внешне богатырем Анатолий так и не стал, но единоборство у него выигрывали немногие... Еще и подаренную ему природой смекалку довел до совершенства. Достаточно вспомнить знаменитый прием «клюшка-конек-клюшка», который правильнее было бы называть, как это делается в гимнастике, по имени его автора – Анатолия Фирсова». Хоккеисты проделывали такое и раньше, но происходило это случайно. Анатолий подыгрывал себе осмысленно, отработав финт до автоматизма. Лучшие представители хоккейного мира знали о трюке Фирса, но противодействовать могли лишь единицы. Мало кто находил противоядие и его знаменитому удару-щелчку, от которого борта хоккейной площадки трещали и расходились по швам. Уже при замахе Фирсова вратарей бросало в жар. После нескольких щелчков армейца на Играх-1972 в Саппоро шведский голкипер Критер Абрахамссон, охваченный паникой, чуть ли не прятался от летевших в него с огромной скоростью шайб. Однажды армеец пулей-шайбой разбил шлем голкиперу «Крылышек» Александру Сидельникову, того пришлось срочно госпитализировать. Анатолий первым в советском хоккее стал использовать и клюшку с загнутым пером. По этому поводу он долго спорил со своим неуступчивым наставником, в результате тренер сдался. Однако какое-то время играть таким крюком разрешалось только Фирсову.

Анатолий Фирсов

Поражало, с каким энтузиазмом армеец придумывал остроумные ходы и комбинации, искал в игре свежие решения, откликался на новые идеи и эксперименты Тарасова, которому верил безгранично. К не имеющему «своей» тройки опытному форварду Анатолий Владимирович подключил в партнеры 17-летних Владимира Викулова и Виктора Полупанова. Под опекой искусного нападающего с его тренерской помощью молодые игроки сумели выдержать физические нагрузки и конкуренцию. На глазах рос тонкий тактик Викулов, прогрессировал как бомбардир Полупанов. А лидером-запевалой оставался Анатолий. Тарасов все продумал гениально: почти с нуля в отечественном хоккее образовалось суперзвено нападения Фирсов – Полупанов – Викулов, а с ним такая же пара защиты Эдуард Иванов – Александр Рагулин. Фантастическая пятерка!

С должным пониманием Фирсов отнесся и к очередной задумке тренера-новатора сыграть по системе два-один-два, в которой предстояло исполнить роль… хавбека. Лидеры ЦСКА встретили нововведение Тарасова весьма прохладно. Но Анатолий согласился без колебаний, хотя было ясно, что придется в корне перестраиваться, заниматься в основном организацией атак, созданием условий для передних нападающих. Эту принципиально новую в практике мирового хоккея функцию полузащитника Фирсов исполнял блестяще. Его звено не уступило ни одного микроматча ни в армейской команде, ни в чемпионате страны, ни в международных турнирах. Не было и нет в советской, российской да и мировой истории второго примера, чтобы за 10–12 лет выступлений в большом хоккее игрок смог проявить себя столь многопланово.

О своем наставнике Фирсов всегда говорил тепло, с большим уважением: «В войну я потерял отца, поэтому Тарасов относился ко мне чуть мягче, чем к другим. Он не только научил играть в хоккей, но и заставил учиться: я окончил десятилетку, институт, высшую школу тренеров».

После Игр в Саппоро Тарасова из сборной убрали. С таким решением Анатолий был не согласен, о чем заявил публично. Возглавивший национальную команду Бобров не взял его на чемпионат мира-1972 в Прагу, не включил в состав на суперсерию с канадцами. Истинные мотивы поступка Всеволода Михайловича неизвестны. Такими и останутся. Заокеанские специалисты и репортеры недоумевали, почему у русских не играет Фирсов? В Канаде его прекрасно знали и уважали, знаменитый тренер Скотти Боумэн (девять Кубков Стэнли) считал его лучшим советским хоккеистом. В 1998-м портрет Фирсова появился в Зале хоккейной славы ИИХФ в Торонто.

В 32 года завершив выступления в официальных соревнованиях, легендарный 11-й номер из хоккея не ушел: главный тренер польской «Легии», тренер родного ЦСКА, наставник юношеской сборной СССР, один из шефов клуба «Золотая шайба»…

Все, кто близко знал Анатолия Васильевича, причину его ранней смерти (в 59 лет) находят в преждевременной кончине супруги. Надежда Сергеевна, с которой душа в душу прожили 40 лет, умерла весной 2000-го. С этой потерей великий спортсмен смириться не смог. Почти ежедневно с дачи в поселке Фирсановка (ныне микрорайон Химок) добирался на Старосходненское кладбище, где у могилы любимой жены проводил долгие часы. Здесь 26 июля того же года схоронили и его...

Опубликовано в выпуске № 4 (767) за 5 февраля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...