Версия для печати

Соединенные Штаты Антиутопии

Гибель американского государства сможет предотвратить лишь всенародный протест
Хеджес Крис Духанов Сергей
Фото: aclu.org

Правящая элита с болью осознает, что основы американской власти гниют. Она знает, что аутсорсинг производства в Соединенных Штатах и погружение более половины населения в бедность невозможно обратить вспять. Самоубийственный шатдаун правительства был лишь одним из многочисленных случаев посягательства на эффективность административного устройства.

Разрушение дорог, мостов и общественного транспорта затрудняет торговлю и связь. Невозможно ликвидировать растущий, хотя и без того громадный дефицит государственного бюджета, который в настоящее время составляет почти триллион долларов благодаря огромному снижению налоговых ставок администрацией Трампа. Финансовая система, захваченная глобальными спекулянтами, рано или поздно гарантированно преподнесет очередной финансовый кризис. Дисфункция демократических институтов, которые изрыгают мошенников, таких, как Дональд Трамп, выступающий в качестве альтернативы неумелым корпоративным политикам типа Джо Байдена и Нэнси Пелоси, закрепляет новый авторитаризм. Разрушение опор государства, в том числе дипломатического корпуса и регуляторных ведомств, оставляет тупую силу военных как единственный ответ на разногласия с иностранными государствами и разжигает бесконечные и бесполезные войны.

Так же зловещ внутренний распад. Во всех классах общества наблюдается потеря веры в государственную власть, широко распространены разочарование, ощущение застоя и обманутости, горечь по поводу невыполненных обещаний, смешение фактов и вымысла. Так что гражданский и политический дискурс из текущей действительности уже искоренен. Изоляция нации, несмотря на наличие традиционных союзников, и ее неспособность, особенно перед лицом экологической катастрофы, сформулировать рациональную и дальновидную политику разрушили ту тайну, которая жизненно важна для обладания властью. «Общество становится тоталитарным, когда его структура делается вопиюще искусственной, – писал еще Джордж Оруэлл. – Именно тогда правящий класс общества утрачивает свою функцию, но ему удается цепляться за власть силой или обманом». Наша элита исчерпала свой потенциал мошенничества. Сила – все, что у нее осталось.

Соединенные Штаты – это раненый зверь, ревущий и мечущийся в предсмертных муках. Он способен нанести огромный урон, но выздороветь уже не сможет. Это последние мучительные дни американской империи. Смертельный удар наступит, когда доллар как мировая резервная валюта падет. А процесс этот уже идет. Стоимость доллара резко упадет, что вызовет массированную депрессию и потребует немедленного сокращения вооруженных сил за рубежом.

США – раненый зверь, ревущий и мечущийся в своих предсмертных муках. Он способен нанести огромный урон, но выздороветь уже не сможет

Сет Кларман, топ-менеджер хедж-фонда Baupost Group, который управляет капиталами примерно в 27 миллиардов долларов, только что отправил отрезвляющее 22-страничное письмо своим инвесторам. Он отметил, что отношение государственного долга США к валовому внутреннему продукту в период с 2008 года по 2017 год превысило 100 процентов и близко к аналогичному показателю во Франции, Канаде, Великобритании и Испании. Долговой кризис, предупредил он, может стать тем зерном, из которого прорастет следующий финансовый коллапс.

«Нет никакой возможности установить, какой уровень долга чрезмерно высок, но Америка неизбежно достигнет точки перелома, после чего внезапно более скептически настроенный долговой рынок откажется продолжать кредитовать нас по таким ставкам, которые мы можем себе позволить, – говорится в письме. – К тому времени, когда разразится такой кризис, вероятно, будет уже слишком поздно, чтобы привести наш дом в порядок».

Правящие элиты, обеспокоенные надвигающимся финансовым крахом, изо всех сил пытаются закрепить жесткие юридические и физические формы контроля, чтобы помешать наступлению того, чего они страшатся: широко распространенных народных волнений, зарождающиеся формы которых можно видеть в забастовках, проведенных американскими учителями, и в протестах желтых жилетов во Франции («Изнанка желтого жилета»).

Правящая идеология неолиберализма, как признают правящие элиты, дискредитирована по всей широте политического спектра. Это заставляет верхушку заключать сомнительные союзы с неофашистами, которые в Соединенных Штатах представлены христианскими правыми. Этот христианизированный фашизм быстро заполняет идеологическую пустоту Трампа и воплощается в таких фигурах, как Майк Пенс, Майк Помпео, Бретт Кавано и Бетси ДеВосс.

В наиболее яростном виде, который будет выражен после того, как экономика впадет в кризис, этот христианский фашизм станет стремиться очистить общество от тех, кто назван социальными девиантами. В их число включают иммигрантов, мусульман, «светских гуманистических» деятелей искусства и интеллектуалов, феминисток, геев и лесбиянок, американских индейцев и преступников – в основном бедных людей с темным цветом кожи. Все это основывается на извращенной и еретической интерпретации Библии. Аборт сделают вне закона. Смертную казнь будут выносить за множество преступлений. В образовании станут господствовать взгляды на историю, свойственные сторонникам превосходства белой расы, воцарятся идеологическая обработка и обучение креационизму или «разумному замыслу». Государство будет изображать белое большинство жертвами.

Правящая идеология неолиберализма дискредитирована по всей широте политического спектра. Это заставляет элиту заключать сомнительные союзы с неофашистами

Этот христианский фашизм, как и все другие формы тоталитаризма, обволакивает себя умиротворяющим благочестием, обещая как моральное, так и физическое обновление. Деградация массовой культуры с ее прославлением сексуального садизма, с наглядной демонстрацией сцен насилия и разного рода расстройств личности, с эпидемией опиоидной зависимости, самоубийствами, с азартными играми и алкоголизмом, а также с социальным хаосом и бессилием государства вселит доверие к обещанию христианских фашистов о возвращении к христианской чистоте. Покров этого благочестия будет использован для того, чтобы уничтожить все гражданские свободы.

Центральным элементом любой тоталитарной идеологии является постоянное расследование действий якобы подпольных и зловещих групп, на которых будут возлагать ответственность за гибель страны. Теории заговора, которые уже окрашивают мировоззрение Трампа, начнут распространяться. Преобладающая риторика подстегнет население, которое переключится с борьбы за индивидуализм и личную свободу и станет призывать к безоговорочному подчинению тем, кто будет претендовать на то, что они говорят от имени нации и Бога. От святости жизни переключатся на защиту смертной казни, безудержного полицейского произвола и насилия, милитаризма, от любви и сострадания – к страху получить клеймо еретика или предателя. Насилие станет считаться механизмом очищения общества и мира от зла. Факты исчезнут или будут изменены, а ложь объявят правдой. Политическим языком станет когнитивный диссонанс. Чем больше страна будет приходить в упадок, тем больше будут нарастать паранойя и коллективное безумие. Все эти элементы в тех или иных формах уже присутствуют в нашей культуре и в нашей несостоятельной демократии. Они станут все более явными по мере распада страны и распространения болезни тоталитаризма.

Правящие олигархи, как и во всех обанкротившихся государствах, скроются в защищенных убежищах (многие их уже приготавливают), где у них сохранится доступ к базовым услугам, здравоохранению, образованию, водоснабжению, электроснабжению и безопасности. Широким же слоям населения во всем этом в значительной степени будет отказано. Центральная власть ужмется до своих базовых функций – внутренней и внешней безопасности и сбора налогов. Крайняя нищета искорежит жизнь большинства граждан. Любая жизненно необходимая услуга, которую когда-то оказывало государство, будет приватизирована, станет дорогостоящей и недоступной для тех, у кого на это нет средств. Улицы погрязнут в мусоре. Преступность взрывообразно возрастет. Электрические сети и системы водоснабжения – ветхие, плохо обслуживаемые и эксплуатируемые корпорациями – будут работать с перебоями.

Христианизированный фашизм быстро заполняет идеологическую пустоту Трампа и воплощается в таких фигурах, как Майк Пенс, Майк Помпео, Бретт Кавано, Бетси ДеВосс

Средства массовой информации станут откровенно оруэлловскими, они будут бесконечно болтать о блестящем будущем и притворяться, будто Америка все еще остается великой сверхдержавой. Они заменят новости политическими сплетнями – разложение такого рода уже прогрессирует, настаивая на том, что экономика страны восстанавливается или близка к тому. Они откажутся от решения таких проблем, как все более усугубляющееся социальное неравенство, ухудшение политической и экологической обстановки и военные катастрофы. Их главная роль будет заключаться в том, чтобы вразнос торговать иллюзиями – так, чтобы члены атомизированного общества, приклеенные к экранам электронных гаджетов, отвлеклись от коллапса и увидели свое тяжелое положение как личное, но никак не коллективное. Группы, проповедующие ненависть и преступления на почве ненависти, будут распространяться, а государство станет молчаливо их поощрять. Массовые расстрелы превратятся в обычное дело. Слабых – особенно детей, женщин, инвалидов, больных и стариков – будут эксплуатировать, бросать, не оказывая помощи и поддержки, или подвергать насилию. Сильный станет всемогущим.

Деньги еще можно будет делать. Корпорации, лишь бы получать прибыль, начнут продавать все что угодно: безопасность, сокращающиеся объемы продовольствия, ископаемые энергоносители, воду, электричество, образование, медицинское обслуживание, транспорт. Это вгонит граждан в долговую кабалу. Это значит, что их скудные активы будут захвачены, как только они не смогут производить платежи.

По мере того как неравенство в доходах станет все более масштабным, финансовые титаны, такие как Джефф Безос, «стоящий» примерно 140 миллиардов долларов, будут все чаще функционировать как современные рабовладельцы. Они возглавят финансовые империи, в которых обедневшие работники будут жить в изношенных автоприцепах на парковках для трейлеров, работая по 12 часов в день в плохо проветриваемых складах. Поведение и высказывания этих работников, получающих заработную плату, достаточную лишь для базового пропитания, станут постоянно записывать, контролировать при помощи цифровых устройств. Их будут увольнять, когда здоровье пошатнется под воздействием тяжелых условий труда. Впрочем, для многих сотрудников в корпорации Amazon такое будущее уже наступило.

Это мир, к которому элиты готовятся, создавая правовые механизмы и силы внутренней безопасности, чтобы лишить нас свободы. Мы тоже должны начать готовиться к этой антиутопии – не только для того, чтобы обеспечить себе выживание, но и для того, чтобы создать механизмы, позволяющие притупить тоталитарную власть, которую ожидают получить элиты, и попытаться ее свергнуть. Столетие назад Александр Герцен, выступая перед группой анархистов на тему о свержении русского царя, напомнил слушателям, что их задача не спасти умирающую систему, а заменить ее: «Мы вовсе не врачи – мы боль». Любые усилия по реформированию американской системы – это капитуляция. Ни один «прогрессивный» член Демократической партии не встанет, не возьмет свою партию под контроль и не спасет нас. Правящая партия всего одна, и это – Корпоративная партия. Она может участвовать в мелких междоусобных войнах, как это было при недавнем шатдауне правительства. Она может ссориться из-за власти и из-за борьбы за власть. Она может занимать более терпимую позицию по отношению к женщинам, к правам ЛГБТ-сообщества и к достоинству «цветных». Но по фундаментальным вопросам войны, внутренней безопасности и корпоративного господства внутри этой партии расхождений нет.

Мы должны проводить акции организованного гражданского неповиновения и отказа от сотрудничества, чтобы ослабить корпоративную власть. Мы должны использовать, как во Франции, широко распространенные и устойчивые социальные волнения, чтобы расстроить замыслы наших корпоративных властителей. Мы должны избавиться от зависимости перед корпорациями, чтобы создать независимые устойчивые сообщества и альтернативные формы власти. Чем меньше мы будем нуждаться в корпорациях, тем свободнее мы станем. Это будет верно применительно ко всем аспектам нашей жизни, включая производство продуктов питания, образование, журналистику, художественное выражение и работу. Жизнь должна быть общинной. Никто, если он или она не является частью правящей элиты, не будет располагать ресурсами для того, чтобы суметь выжить в одиночку.

Чем дольше мы будем притворяться, что эту антиутопию мира грядущего можно избежать, тем более неподготовленными и беспомощными мы будем. Цель правящей элиты состоит в том, чтобы мы по-прежнему развлекались, чего-то страшились и оставались пассивными. А в это время они строят драконовские структуры угнетения, основанные на этой темной реальности. От нас зависит, чтобы противопоставить силе силу. Мы против них. Даже если мы не сможем изменить культурную среду в более широких масштабах, мы по крайней мере сможем создать самостоятельные анклавы, в которых мы сможем приблизиться к свободе. Мы можем поддерживать огонь в мире, основанном на взаимной помощи, а не на взаимной эксплуатации. И нам предстоит победить.

Справка «ВПК»

Крис Хеджес почти два десятилетия работал иностранным корреспондентом более чем в 50 государствах Центральной Америки, Ближнего Востока, Африки и Балкан, представляя Christian Science Monitor, Национальном общественном радио, Dallas Morning News, New York Times.

 

Публикуется с разрешения издателя (http://www.informationclearinghouse.info/50991.htm)

 

Крис Хеджес,
журналист (США)
Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»

Опубликовано в выпуске № 4 (767) за 5 февраля 2019 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц