Версия для печати

Цинк на вес золота

Почему устройства для снаряжения патронов – непозволительная роскошь в боевых порядках
Мухарев Александр
Фото: setwalls.ru

Не только уставы пишутся кровью. Различные новшества и усовершенствования ВВСТ также рождаются в боевой обстановке. Но есть предметы экипировки и войскового имущества, которые долгие годы почему-то остаются, образно говоря, в тени конструкторов. Хотя в бою имеют огромное значение. Речь в данном случае о такой «мелочи», как устройства для снаряжения лент и цинковые упаковки для хранения боеприпасов. Насколько они удобны в обращении под огнем противника, когда дорога каждая минута? Об этом в новой рубрике «Военно-промышленного курьера» размышляет участник боевых действий в Приднестровье, Абхазии, Боснии и Косове.

Боеприпасы для стрелкового оружия и некоторых видов снарядов хранятся, как известно, в так называемых цинках. Это довольно надежная упаковка, удобная в транспортировке. Но при наличии очевидных достоинств открывание советского цинка занимает много времени и достаточно трудоемко.

Тыловая рутина

Несмотря на то, что в каждом или почти каждом ящике есть ключ-открывалка, его часто бывает трудно найти в нужный момент. Особенно в полевых условиях, тем более в боевой обстановке. В суете учений или горячке боя он, естественно, выпадает из поля зрения – то положишь его на землю и затопчешь, то кинешь в ящик, а кто-то этот ящик унесет или переставит, а другой боец просто забудет, куда положил...

Не все запасливые. Дал попользоваться – все равно, что потерял. Вынужден потом открывать цинк штык-ножом или просто ножом. По разным причинам не получается открыть аккуратно. Металл цинка крепкий и приходится прилагать усилия, иногда при этом повреждается боезапас.

Выход – всегда носить с собой ключ-открывалку. Так опытные солдаты, сержанты и поступают (хотя это приходит далеко не сразу). Под ключ-открывалку в таком случае выделяется отдельное место так, чтобы можно было без труда его достать. Где – личная фантазия каждого, например в кармане, подсумке.

Однако не только в этом проблема. На открытие каждого цинка, повторю, уходит много времени. В условиях боя это критичный фактор. Кто-то может сказать, что к бою нужно готовиться заранее. Мол, можно открыть упаковок столько, сколько потребуется. Но кто знает, сколько конкретно? Стычка с противником может оказаться на один выстрел. В другой раз бой затянется и будет идти долго. Никто с уверенностью не скажет, сколько времени и патронов придется затратить. Да, можно заранее подготовиться и вскрыть много цинков. Но в бою необходимо маневрировать, менять позицию, маскироваться. А это проще делать налегке, когда ничего не вываливается, не рассыпается. Поэтому пехотинцу (мотострелку) или подносчику боеприпасов удобнее взять с собой нераспакованные коробки, чтобы не растерять по дороге ценный груз.

Прежде чем выстрелить, необходимо скребком снять с корпуса защитный слой, затем тщательно отмыть снаряд в солярке и обтереть насухо

После боя вскрытые коробки компактно уже не положишь. Даже небольшая тряска на пересеченной местности грузовика (БТР, БМП), и вот уже по кузову или внутренностям боевой машины катаются патроны, загрязняясь, деформируясь, теряясь. Можно, конечно, ссыпать их в деревянные ящики. Так зачастую и делают. Но ящик – габаритный предмет большого веса и в тесном внутреннем пространстве бронетехники очень неудобен.

Опытному бойцу известно, что боезапаса много не бывает. Одним боекомплектом никто не удовлетворяется. Потому стараются затариться при первой возможности по максимуму. Цинки укладываются на пол ровным слоем. По ним можно ходить. Если мешают – перекинуть в другое место. А с ящиком, доверху набитым патронами, проделать такой фокус в тесном броневом пространстве значительно труднее. Ящики с запечатанными цинками можно разместить по бортам машины за решетчатыми экранами. С открытыми коробками это уже не повторишь. Так что надо всегда хорошо думать, прежде чем вскрыть лишнюю упаковку.

Можно ли сделать открывание цинков более удобным? На упаковках западных армий этот процесс значительно облегчен: потянул за металлический тросик и коробка открылась. Секундное дело. Что, повторю, крайне важно: в бою, где на мгновение опередить противника означает спасти себе жизнь, даже секунда на вес золота. Тот, кто воевал, согласится со мной.

Помимо трудностей с распаковкой, есть проблема снаряжения патронами и снарядами лент. Существуют механизмы и приспособления, облегчающие и ускоряющие процедуру. За четверть века мне раза три довелось видеть эти «чудеса техники». Но в боевых подразделениях таковые, как правило, отсутствуют. Почему? По разным причинам. Иногда из-за поломки, в другой раз из-за задержек тыловых служб с выдвижением «на передок» и т. п. А подразделения, особенно пехотные, на вооружении которых находятся крупнокалиберные пулеметы, АГС, не могут позволить себе таскать с собой дополнительное оборудование. Скажем, машинка системы Ракова, предназначенная для снаряжения пулеметных лент патронами калибра 7,62х54 миллиметра, весит под три килограмма и обладает приличными габаритами. Станки для зарядки патронов 12,7 и 14,5 миллиметра еще больших размеров. Иметь такие непосредственно в боевых порядках, «на передке» – непозволительная роскошь. Лучше взять по дополнительному цинку патронов.

И опять же супостаты подсказывают нам подходящий вариант: уже на заводах снаряжать ленты для пулеметов и АГС боеприпасами. Куда как лучше иметь достаточный запас уже готовых к применению коробов, например, к АГС или крупнокалиберному пулемету, чем после отстрела последней ленты с тревогой наблюдать, что и напарник не успевает снарядить ее.

Бывают и такие ситуации. Хорошо, если у тебя четыре-пять снаряженных коробов, а ленты не помяты. Но случается, бой в разгаре, ты уже потратил боезапас, а отвлечься на забивку лент просто не имеешь возможности – нужно следить за обстановкой или менять позицию.

Глубокоуважаемый ящик

Вместо длительной рутины забивания патронов в ленты предлагаются два пути решения проблемы.

Первый – улучшение работы тыловых служб по всем параметрам с вменением им в обязанность снаряжения лент боеприпасами. Кто служил в Российской (Советской) армии, тот понимает, что требовать от этих служб хорошей работы и прибытия на передовую с точностью курьерского поезда просто нереально. Дай бог, чтобы они во время затишья хоть что-нибудь привезли. Да, бывают исключения из правил, когда, например, толковый командир организует с ними тесное взаимодействие и строго контролирует график подвоза боеприпасов. Но это случается редко. Я уж не говорю о работе диверсионных групп противника в тылу.

Цинк на вес золота

Поэтому подавляющее большинство подразделений на самообслуживании и живут по принципу «Сам не потопаешь, сыто не полопаешь». Не отрицаю: тыловые службы Российской армии совершенствуются. Они очень хорошо сработали в Сирии, многое сделали особенно в начальный период компании и в ходе нее, перевезли огромный объем материалов, в том числе боеприпасов. Надеюсь, такая положительная динамика будет только нарастать.

Второй вариант – наладить снаряжение боеприпасов в ленты, как уже сказал, непосредственно на заводах-изготовителях. В таком случае боевые подразделения получат уже готовое к работе изделие. Против данной идеи будут только те, кому плевать и на солдата, и на эффективность войск в целом. А аргумент – удорожание конечного продукта, поскольку производителю потребуется установить дополнительное оборудование, начать применять современные упаковочные материалы, благодаря которым сохранность боезапаса определенно улучшится.

Сегодня благодаря развитию технологий уже нельзя считать древесину безальтернативным вариантом. Дерево под воздействием неблагоприятных погодных условий рассыхается, гниет, разъедается насекомыми и так далее. Когда приходит время использовать боезапас, ящики от перетаскиваний и тряски при транспортировке начинают разваливаться. Цинки, мины, снаряды в самый неподходящий момент падают на ноги солдатам. Солдат с отшибленными пальцами – не беда, заживет. Проблема в том, что боеприпасы приходят в негодность, например, минометная мина с погнутым стабилизатором, вылетев из ствола, летит совсем не туда, куда намечено. Может шарахнуть и по своим.

Гильзы, особенно вышибных зарядов, мнутся так, что не влезают в казенник. Приходится либо рихтовать их с помощью молотка, деревянной выколотки и плоскогубцев, либо выкидывать незаметно в ближайший овраг или воронку. Вот так! На заводе сделали снаряд, хранили на складах, много раз перегружали, везли куда-то далеко. А потом его просто выкидывают. Можно сказать, что на войне многое приходит в негодность. Но зачем усугублять положение собственной безалаберностью?

Чтобы убедиться в правоте написанного, достаточно побывать на стрельбищах воинских частей и увидеть, в каком состоянии находится боезапас к моменту применения. Рассыхаясь или прогнив, деревянная тара уже не может уберечь боеприпасы от воздействия окружающей среды. Производители это хорошо знают и многие боеприпасы покрывают защитным слоем вязкого вещества, похожего на солидол. Покрыта этим веществом и мина к 82-мм минометам. Прежде чем ею выстрелить, необходимо скребком снять с корпуса защитный слой, затем тщательно отмыть снаряд в солярке, обтереть насухо. И все это делается в полевых условиях порой при резко минусовой температуре или под палящим солнцем. А то и под вражеским обстрелом.

Но и на этом подготовка мин к стрельбе не заканчивается – нужно выкрутить заглушку с места, куда вкручивается взрыватель. От длительного хранения в неблагоприятных условиях заглушка часто прикипает намертво. Часто от прилагаемых усилий она раскалывается. Тогда ее нужно выбивать, выковыривать из резьбы с помощью молотка, зубила, ножа, зачищать резьбу металлической щеткой.

На серьезный бой боезапаса нужно много. Несколько часов требуется, чтобы хорошо подготовиться. Утомленные тяжелой работой солдаты уже не могут быть внимательными и расторопными в бою, который может начаться на следующий день или через минуту. Поэтому на смену деревянному ящику должна прийти надежная современная снарядная упаковка.

Согласен, что деревянная тара во многом полезная вещь – это и топливо для обогрева, и мебель, и строительный материал для жилья и оборонительных сооружений в полевых условиях. Но все же упаковка прежде всего должна соответствовать первоначальному назначению – обеспечивать правильное хранение и надежную защиту боезапаса от повреждений во время транспортировки.

Мои предложения кому-то могут показаться второстепенными на фоне новейших образцов ВВСТ, выпускаемых нашей «оборонкой». Однако не стоит забывать, что всю эту чудо-технику необходимо снарядить, укомплектовать патронами-снарядами, а это весьма нелегкая работа. В конечном счете успех зависит от морального и физического состояния отдельного бойца или экипажа боевой машины. А если солдату улучшить условия, повысится его боевая эффективность. Он будет лучше воевать, с меньшей вероятностью погибнет.

В эмоциональном порыве некоторые высокопоставленные военные, представители ОПК могут сказать, что, мол, наши деды-отцы воевали без всяких изысков и стали победителями в Великой Отечественной. Но если так рассуждать, впору отказаться от всего нового и возвратиться к дульнозарядным пищалям, фузеям и мортирам. А на дворе уже ХХI век.

Александр Мухарев,
участник боевых действий

Опубликовано в выпуске № 6 (769) за 19 февраля 2019 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц