Версия для печати

Неуловимый «Посейдон»

Российская суперторпеда ударит там, где ее меньше всего ждут
Сивков Константин
Коллаж Андрея Седых

Высокая скорость создает благоприятные условия для преодоления нашей суперторпедой любой противолодочной обороны. США и их союзники как на Атлантическом, так и на Тихоокеанском ОТВД бессильны против «Посейдонов».

После представления нашему обществу и миру новейших и перспективных образцов вооружения идет активное обсуждение их возможностей. Особый интерес к суперторпеде «Посейдон». К сожалению, более или менее обоснованных оценок не дается – преобладают декларативные заявления в диапазоне от «абсолютно неуязвима» до «никуда не дойдет – уничтожат». Есть смысл рассмотреть вопрос подробно.

Что НАТО в принципе способно противопоставить нашему «Посейдону»? Так как это оружие представляет собой высокоскоростной подводный объект, противодействие ему на маршруте движения и в районе выполнения боевой задачи смогут оказать только противолодочные силы, а точнее, система океанской ПЛО Соединенных Штатов и НАТО на Атлантическом ОТВД и те же США с их союзниками – на Тихоокеанском. Кроме того, в случае проникновения «Посейдона» в зону противолодочной обороны корабельных группировок, таких как АУГ и АУС, ему будут противодействовать силы этих оперативных формирований.

Сравнительно малое время работы гидроакустических буев и их высокая стоимость делают поиск торпед таким способом чрезвычайно дорогим удовольствием

Из заявлений нашего президента, а также по данным Интернета известно, что максимальная скорость «Посейдона» может достигать 100 узлов (более 185 км/час). Возникает вопрос: возможно ли такое? Ответ положительный. В СССР были созданы подводные лодки со скоростью подводного хода более 45 узлов. Современные торпеды достигают и большей скорости. Так что 100 узлов для торпеды вполне реальны. Второй вопрос: может ли она двигаться с такой скоростью на протяжении всего маршрута по энергетике? Ответ также положительный – ЯЭУ это позволяет. Эксперты обсуждают возможность движения торпеды на малых скоростях (12–15 узлов) для максимальной скрытности. Это реально, однако надо еще оценить, как лучше обеспечить боевую устойчивость «Посейдона» – за счет высокой скорости или скрытности. Глубина движения суперторпеды (по данным из Интернета) может достигать километра и более. Это также очень важный показатель для оценки боевой устойчивости, поскольку дает основания учитывать глубоководную гидрологию. Судя по опубликованным фотографиям и видеороликам, торпеда имеет водометный движитель, существенно менее шумный, нежели используемые ранее винты. А габариты «Посейдона» в сравнении с подводной лодкой невелики, оценочно – 60–70 тонн водоизмещения. Это также важно для расчета вероятности обнаружения активными гидроакустическими средствами поиска. Форма торпеды, судя по опубликованным картинкам, традиционна. Важно отметить, что в спектре ее шумов низкочастотной составляющей, по оценкам наших и иностранных экспертов, быть не может. Целесообразный вариант применения – пуск из прилегающих к нашему побережью районов морей и океанов, где боевая устойчивость ее носителя обеспечена, с последующим движением через океан (Атлантический или Тихий) к назначенной цели.

Что может противопоставить «Посейдону» система ПЛО вероятного противника? В Интернете много публикаций по этой проблеме. Одна из них (автор Владимир Хвощ) посвящена построению противолодочной обороны в Атлантике на конец 80-х. Это был период расцвета системы. В дальнейшем, после распада СССР противолодочные силы и средства существенно сократились. Однако в перспективе она в связи с нарастанием военной напряженности между Россией и США будет воссоздаваться. Возьмем для расчетов именно эти данные. На схеме показано построение системы противолодочной обороны на Атлантическом ОТВД. Из него видно, что это глубокоэшелонированная система обороны, опирающаяся на стационарную систему подводного наблюдения СОСУС. В составе маневренных противолодочных сил группы надводных кораблей (КПУГ), включая авианосные (АПУГ), подводные лодки и базовая патрульная авиация (БПА). Аналогичная по структуре развернута на Тихоокеанском ОТВД. Оценим возможности обнаружения и уничтожения нашей торпеды «Посейдон».

Начнем с системы СОСУС, представляющей собой совокупность береговых гидроакустических станций, которые используют размещенные на океанском дне многокилометровые протяженные антенны. Работают они в диапазоне инфразвуковых частот. Уже по этому признаку СОСУС не сможет обнаружить «Посейдон», не излучающий скорее всего звуковых колебаний на таких частотах. Между тем СОСУС в системе ПЛО ОТВД играет ключевую роль – его станции способны обнаруживать подлодки, имеющие в спектре шумов инфразвуковую составляющую на расстоянии до тысячи километров и более. Именно это делает противолодочную океанскую систему в целом эффективной. Иначе надо обследовать огромные океанские пространства маневренными силами. По названной причине бесполезны для поиска «Посейдона» и корабельные ГАС с протяженными антеннами. Эффект могут дать только гидроакустические средства, работающие в высокочастотном диапазоне, как активные, так и пассивные.

Тут нужен краткий экскурс в область законов распространения звука в воде. Дальность распространения колебаний зависит от поглощения звуковой энергии конкретной средой. Коэффициент поглощения возрастает с увеличением частоты колебаний. Поэтому инфразвуковые составляющие спектра можно обнаружить на огромных расстояниях, а высокочастотную составляющую на весьма ограниченных.

Океан не обшаришь – слишком большой

Если проанализировать известные из открытых источников тактико-технические данные ГАК подводных лодок США (например в статье Владимира Хвоща), можно увидеть, что энергетическая дальность их обнаружения в режиме шумопеленгования лежит в пределах 90 километров, а в активном – около 70. Эти данные обычно приводятся без привязки к характеристикам подводной цели, в качестве которой практически всегда рассматривается подлодка. Очевидно, что высокоскоростная торпеда «Посейдон» может быть обнаружена подводной лодкой США в режиме шумопеленгования на достаточно большом расстоянии – существенно дальше, чем малошумная субмарина. Однако это по энергетике. Океан может как резко увеличить дальность обнаружения шумящей цели, так и сократить. Торпеда, идущая на большой глубине, может оказаться прикрытой глубоководным слоем скачка, который работает как экран, отражающий звуковые колебания. И тогда дальность обнаружения торпеды упадет до нескольких километров, сколь бы сильно она ни шумела.

Что касается применения активного режима ГАК подводной лодки, то он для поиска «Посейдона» бесполезен – по водоизмещению торпеда уступает подводной лодке на два порядка. Соответственно в разы меньше ее ЭПР. А значит, дальность обнаружения в активном режиме сокращается в несколько раз.

Неуловимый «Посейдон»

Теперь сопоставим размеры зоны поиска (неважно, на каком ОТВД – Атлантическом или Тихоокеанском) и дальность обнаружения подводной лодкой торпеды «Посейдон». ОТВД больше на три порядка. Но этого мало. Обнаружив «Посейдон», подлодка должна выйти в позицию залпа. А это весьма проблематично при скорости нашей торпеды 100 узлов. Фактически подлодка должна быть в пределах ограниченного сектора носовых курсовых углов относительно движения «Посейдона». Вероятность этого минимальна. Таким образом, можно констатировать, что подлодки США и их союзников мало чем помогут против «Посейдона».

Для надводных кораблей ситуация хуже. В отличие от подлодок они не имеют возможности маневрировать глубиной погружения и защитой от обнаружения нашему «Посейдону» служат даже приповерхностные слои скачка. К тому же основным режимом ГАК при поиске подводных целей в данном случае является активный, при котором дальность обнаружения суперторпеды значительно меньше, чем подводной лодки, в силу его в разы меньшей ЭПР.

Остается противолодочная авиация. Самолеты берегового и палубного базирования могут использовать для поиска «Посейдона» радиогидроакустические буи (РГАБ) и магнитометры. Последние абсолютно бесполезны в силу малости размеров нашей торпеды и большой глубины ее хода. Остаются РГАБ. Глубина опускания их гидрофона может превышать 300 метров. Спектр шумов пассивных РГАБ лежит в пределах от инфразвукового до звукового. При этом дальность обнаружения может достигать 20 километров и более. Время работы – несколько часов. Активные РГАБ применяются главным образом для выдачи целеуказания оружию по ранее обнаруженным подводным целям.

Противолодочный самолет может обследовать достаточно большую площадь. У него не будет проблемы с выходом в позицию атаки. Однако дальность обнаружения нашей торпеды РГАБ может радикально сократиться под влиянием глубоководных слоев скачка. Да и размеры обследуемой самолетом площади все равно на три порядка меньше вероятной акватории применения «Посейдона». К тому же сравнительно малое время работы РГАБ и их высокая стоимость делают поиск торпед таким способом чрезвычайно дорогим удовольствием. Так что возможности засечь «Посейдон» противолодочными самолетами более чем скромны.

Остаются вертолеты. Они могут помимо РГАБ и магнитометров применять для поиска «Посейдона» и опускаемые ГАС (ОГАС). В отношении первых двух все соображения, высказанные применительно к самолетам, справедливы в еще большей мере. Остается надежда на ОГАС. Однако их возможности ограниченны. Как правило, ОГАС используются при допоиске подводных лодок, ранее обнаруженных другими средствами, для выдачи целеуказания на применение по ним оружия. Дальность согласно открытым источникам – в пределах 20 километров. По «Посейдону» этот показатель значительно сократится. Глубина погружения антенны ОГАС не позволяет заглянуть под слой скачка даже относительно мелкого залегания. Ограниченное время патрулирования и радиус действия вертолетов делают их малоэффективным средством поиска «Посейдона».

Различные позиционные системы контроля подводной обстановки, работающие в звуковом диапазоне, как пассивные, так и активные, неспособны обеспечить контроль океанских пространств. Констатируем: возможности по обнаружению «Посейдона» у противолодочных сил США, НАТО и их союзников чрезвычайно ограниченны.

Ядерная бомба не панацея

Подводную цель мало обнаружить, ее надо еще и уничтожить. Наиболее эффективное средство поражения – противолодочные торпеды. Анализ ТТХ такого оружия показывает, что максимальные скорости движения лежат в пределах 50–60 узлов, а маршевые – 30–40. Глубина хода – до километра. А дальность действия ГСН – максимум чуть более двух-трех километров в активном режиме по подлодке. При этом если торпеды, пущенные из ТА, как правило, следуют к цели по кратчайшему пути, то сброшенные с самолетов и вертолетов, а также головные части ракетоторпед обычно движутся по расходящейся спирали, осуществляя допоиск цели. Анализируя возможности прицельного попадания в «Посейдон», идущий со скоростью около 100 узлов, делаем вывод: торпеда имеет шанс поразить его, лишь оказавшись точно впереди по курсу на дальности действий ГСН. Вероятность такого события ничтожно мала. Констатируем: главное противолодочное оружие современности против «Посейдона» бесполезно.

Остается надежда на атомные глубинные бомбы, применяемые с самолетов, или ядерные боевые части противолодочных ракет, таких как американский «Саброк». Тем более что пуск «Посейдона» означает: война на взаимное уничтожение уже в самом разгаре. Принципиально поражение «Посейдона» этим оружием возможно, достаточно рассчитать место встречи ядерной глубинной бомбы с суперторпедой с учетом времени подготовки ПЛР к старту с подводной лодки и полета к цели, погружения ядерной боеголовки на заданную глубину, а при применении глубинной бомбы с самолета – его выхода из зоны поражения взрывом. Однако и тут возникают проблемы. Если наша торпеда, несущаяся со скоростью 100 узлов, будет двигаться на нерегулярном зигзаге, выйти в точку атаки весьма проблематично. Во-первых, самолету с использованием РГАБ, тем более подводной лодке чрезвычайно сложно в режиме шумопеленгования определить с требуемой точностью место встречи с целью. Во-вторых, даже в случае успешной выработки исходных данных для применения ядерного противолодочного оружия за время, необходимое для его доставки к точке взрыва и выхода носителя из зоны поражения, наша суперторпеда, отвернув в очередной раз, может с определенной вероятностью выйти из зоны поражения взрывом. Тем не менее именно ядерная глубинная бомба может стать единственным относительно надежным средством уничтожения обнаруженного «Посейдона». Правда, при этом никто не может помешать сделать так, чтобы в случае поражения «Посейдона» он в последнее мгновение своего существования взорвал термоядерный мультимегатонный заряд. Срабатывание боевой части суперторпеды при ее гибели будет иметь катастрофические последствия для стран, расположенных вблизи района взрыва и противолодочных рубежей: Норвегии, Англии, Японии, а также в значительной мере дезорганизует в данном оперативно важном районе систему ПЛО, тем самым облегчая ее преодоление суперторпедам, следующим за погибшей.

Таким образом, «Посейдон» чрезвычайно малоуязвим при имеющихся на сегодня противолодочных силах вероятных противников – США и их союзников как на Атлантическом, так и на Тихоокеанском ОТВД, При этом из проведенного анализа следует, что более предпочтительным с точки зрения боевой устойчивости для нашего «Посейдона» является режим движения с максимальной скоростью. Несмотря на повышенную шумность, именно высокая скорость создает суперторпеде благоприятные условия для преодоления противодействия противолодочных сил. Тем более что последние оптимизированы для борьбы именно с относительно тихоходными и малошумными целями.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 8 (771) за 5 марта 2019 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
г.Сивков! Эксперту должно быть стыдно ссылаться на анонимных «отечественных и зарубежных экспертов», тем более когда они просто несут безграмотную чушь, - про якобы «отсутствие» инфразвукового спектра у «Статуса». Более того «эксперты» Лексины в комментариях к своей статье (на которую ссылаются в т.ч. в Википедии) фактически сознались в заведомом подлоге!
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
А причина этого вранья простая – с потребной мощностью для движения указанной скоростью, малошумность просто не совместима, «Статус» будет «реветь» не менее ПЛА 2 поколения (а вероятно – на уровне 1 поколения!), соответственно дальность его обнаружения стационарными системами (в т.ч. с учетом километровой глубины хода – очень благоприятной для обнаружения) будет составлять многие сотни – несколько тысяч км (аналогично ПЛА 2 поколения).
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
Очевидно что прорыв «Статуса» был невозможен без массированного ракетно-ядерного поражения системы противолодочной войны противника на ТВД . Образно говоря – нужно было «кипятить воду»! Бред? Бред! – ибо с военной точки зрения гораздо целесообразнее было эти же боеголовки применить по важным целям противника. И этот бред «обосновывался» в 80х годах (когда начиналась вся эта «статусная афера») истерией в политическом руководстве СССР по рекламным характеристикам СОИ. Кто-нибудь до сих пор верит в эти рейгановские сказки? Зачем сегодня вбухивать в заведомо тупиковую систему огромные средства (при том что «режется» все – включая программа Су-57)?!?!?
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
С поражением «Статуса» не было проблем даже у американской ПЛО конца 80х годов. Разумеется о наведении ПЛА не нее речи быть не может, а вот противолодочная авиации (в доработанными поисково-прицельными системами) имеет все возможности по грубому ЦУ от стационарных систем, обнаружить, выработать точные данные для применения ядерных глубинных бомб или торпед Mk50 (8 торпед на одном самолете !) и гарантированного уничтожить «Статус». Причем с учетом времени хода до цели, времени на «расстрел» «Статуса» у противника было порядка СУТОК. Т.е. ни о каком «прорыве» его к целям без массированного огневого поражения ядерными ударами (!) системы противолодочной борьбы на ТВД и речи быть не могло! Ввести снова в боекомплект ЯГБ и торпеды MK 50 ВМС США могут в самый короткий срок и с умеренными затратами. Плюс у новой антиторпеды «Трипвайр» проблемы совсем не со «статусами» на километровой глубине (это простая цель для антиторпеды), а с обычными торпедами в приповерхностном слое.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
в общем-то "куда не ткни", буквально ВСЕ суждения Сивкова по теме "Статуса" не имеют отношения к реальности, см. например по активному режиму ГАК: да, "статус" меньше чем обычная ПЛ, но при этом и его размеры "отбивать" будут сигнал неплохо, а главное другое - мощный турбулентный "хвост" - очень хорошо заметный даже для среднечастотного гидролокатора, с учетом этого фактора - как бы гидролокационная заметность не оказалась у "Статуса" ВЫШЕ чем у обычных ПЛ!
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
г.Сивков, не поясните по "источнику информации" о Ваших "глубоководных скачках" скорости звука? Может быть прежде чем писать по теме, хотя бы для ликбеза (Вам) стоит открыть любую приличную книгу по гидроакустике, и "удивиться" - глубинам залегания сегонного и суточного термоклина (и скачков в нем)? А также тому что километр глубины у "Статуса" - близкок к ИДЕАЛЬНЫМ условия его обнаружения, ввиду нахождения вблизи оси глубинного (гидростатического) ПЗК
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
Ну и по "зигзагу" Сивкова, - с ним у торпеды просто катастрофически растут ошибки гироскопов, т.е. стрельба возможно только "куда-то туда".
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
Лексины, на опус которых по "Статусу-6" ссылается "Педивикия" (и следом Сивков), из комментов, от них самих: Лексины: Цитата, «К сожалению, наш хороший знакомый и уважаемый нами за компетентность во многих вопросах гидроакустики Максим Климов (mina) утверждает: «С поражением «ядреной дуры» с ТТХ раскрытыми в СМИ проблем нет. С обнаружением - то же» … Конечно, Максим частично прав, утверждая: «скоростной малоразмерный (а значит очень шумный) объект на большой глубине (с заведомо «обжатыми» давлением средствами акустической защиты) обнаруживается и «ведется» элементарно». …. Нам лишь однажды представилась возможность обнаруживать и получить классификационные параметры отечественной быстронесущейся торпеды … Она настолько сильно и специфично шумела при слуховом прослушивании и ее высокооборотный винт давал такой мощный ряд (частокол) дискрет вально-лопастного спектра, что нам понятна уверенность Максима …в достоверном обнаружении суперторпеды». Цитата, Валентин1947 сообщ. №68: «Про «дуру» постоянно талдычит только mina. Мы писали про суперторпеду в виде ПЛА-малютки». ххххххххххххххххххххххх Мой комментарий к этому: А о том и речь! Что есть действительно нужные направления - "крупные НПА с ЯЭУ" (и скрытность здесь крайне важный фактор!), а есть "СТАТУСНАЯ АФЕРА" (что имеем в реале), и они противоположны.
Аватар пользователя Дмитрий Зотьев
Дмитрий Зотьев
05 марта 2019
Посейдон, Буревестник, Авангард и прочее - безграмотный бред. Вундерваффе, этим все сказано ))
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Статья вышла. На "Топваре" ("Статусный" тупик") Из вышеприведенных ссылок очевидны следующие особенности «суперторпеды» и системы «Статус-6» («Посейдон»): • «грязная» сверхмощная ядерная боевая часть, обеспечивающая «создание зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени»; • скорость порядка 100 узлов (50 м/с); • дальность – межконтинентальная; • глубина – порядка 1 км (для торпед была успешно освоена не только в СССР , но и США, еще в конце 60х годов прошлого века); • носители – специальные подводные лодки (в СССР рассматривались и надводные носители). С учетом того, что информация «НТВ» 9 ноября 2015 года очевидным образом пересекается с информацией из книги про истории ЦКБ «Черноморсудопроект», указанные данные с высокой вероятностью достоверны. При этом необходимо подчеркнуть, что указанные характеристики не только технически реальны, но и могут быть занижены (по глубине).
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Недостоверно другое, и это полностью перечеркивает весь военный смысл «Статуса». Первое. Якобы «непоражаемость» сверхскоростного «Статуса», идущего на километровой глубине. Это, безусловно, не так. Фактически «Статус-6» может успешно поражаться средствами, существовавшими еще в конце холодной войны: ядерными глубинными бомбами и торпедами Mk50 (имевшими специальную мощную глубинную ЭСУ) при их доработке. Этот фактор в СССР сознавали, поэтому «дорога» для «Статусов-6» должна была обеспечиваться ядерными ударами по элементам системы противолодочный войны США и НАТО, — решение из категории «кипятить море», однако оно принималось тогда в условиях неадекватной оценки руководством СССР рекламных возможностей СОИ США. Более того, имеются веские основания полагать, что у разработчиков американской антиторпеды «Tripwire» «Статус-6» был прямо обозначен в качестве одной из типовых целей. Об этом говорят такие конструктивные особенности Tripwire, как крайне малый диаметр корпуса (и большое соотношение длины к диаметру, значительно затрудняющее маневрирование при атаке обычных торпед, обусловившее проблемы «Tripwire» против обычных торпед), и использование очень сложной, дорогой, не нужной на малых (обычных) глубинах, но обеспечивающей очень большую глубину применения ЭСУ по типу Mk50. Поражение скоростной малоразмерной цели антиторпедой с меньшей скоростью обеспечивается на носовых (встречных) курсовых углах при условии выдачи ей точного целеуказания. Да, для каждой антиторпеды будет только одна атака, но с учетом их большого боекомплекта на борту носителей (в первую очередь авиационных), точного целеуказания от поисково-прицельной системы самолета и длительности времени, которым будет располагать базовая патрульная авиация США для уничтожения цели (более суток !), накопленная вероятность поражения «Статуса-6» будет близка к единице. Резервом для ВМС США остается и возврат в боекомплект ядерных глубинных бомб, обеспечивающих гарантированное уничтожение вообще любой цели, независимо от любых её параметров.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Второе. Заявления о якобы «скрытности» «Статуса-6» не имеют под собой никаких оснований. Расчётная потребная мощность для движения объекта с размерами «Статуса-6» на 100 узлах составляет порядка 30 МВт. С учетом известных удельных характеристик атомных энергоустановок (например, из работы: Л. Грейнер «Гидродинамика и энергетика подводных аппаратов», 1978) масса силовой установки «Статуса» получается около 130 т (при том, что объем «Статуса» составляет около 40 куб. м). Допустим, мы совершили прорыв в части малых реакторов (это возможно и логично), но даже в этом случае эффективная снимаемая мощность определяется теплосъемом, т.е. идет «жесткая физика» и соответствующие ограничения. Т.е. оснований полагать существенное улучшение удельных показателей хотя бы вдвое-втрое от американских данных объективно нет. При этом «Статус-6» несет не только энергоустановку, но и тяжелую боевую часть. Движение на километровой глубине требует прочного тяжелого корпуса, что тоже отражается на массе аппарата. Все это вместе означает огромное переутяжеление «Статуса-6» (большую величину отрицательной плавучести). Ввиду значительно переутяжеления «Статус-6» просто не может двигаться медленно. Свой вес он может нести только за счет подъемной силы на корпусе, и, соответственно, скорости движения. С большой вероятностью режим уменьшенной скорости у него есть (он нужен хотя бы для отработки ЭСУ), но даже этот режим ни в коей мере не может считаться «скрытным». Требование высокой скорости для такого подводного аппарата делает в принципе невозможным достижение скрытности. Высокоскоростной объект априори шумный (и обнаруживается с большого расстояния). С хорошей вероятностью уровень шумности «Статуса-6» можно оценить «не ниже уровней ПЛА 2 поколения», и, соответственно, дальности обнаружения его системами освещения подводной обстановки составят от нескольких сотен до нескольких тысяч километров (в зависимости от условий среды). С учетом движения «Статуса-6» на большой глубине не может быть и речи об использовании для снижения сопротивления кавитационной каверны. Огромное давление воды на глубине не даст ей образоваться. Например, значительные ограничения по применению скоростной торпеды (подводной ракеты) «Шквал» подо льдом были связаны как раз с её крайне малой глубиной движения (единицы метров), где и могла физически существовать каверна. Существует мнение (высказанное в зарубежных СМИ с ссылкой на «разведку ВМС США») о скорости «Статуса-6» порядка 55 уз. (и соответственно мощности 4-4,5 МВт). Однако объемная энергонапряженность даже «такого варианта» «Статуса» получается более 156 лс/м3. Для сравнения: для ПЛА типа «Лос-Анжелес» (полный ход 35-38 уз., малошумный – 12 уз.) эта величина составляет 6,5 лс/м3. Т.е. энергонапряженность «Статуса-6» более чем в двадцать раз больше, чем для ПЛА, имеющих малошумный режим движения! При этом малошумный ход для ПЛА — это энерговооруженность порядка 1 лс/м3.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
С мощностью, необходимой для движения с указанной скоростью (и огромной энергонапряженностью), на «Статусе» просто нет места (и диаметра корпуса) для эффективного применения средств акустической защиты. Стратегическая торпеда «Статус-6». Энергонапряженность ЯЭУ много более 200 лс/м3 (ближе к 1000 лс/м3). Объемов и диаметра корпуса для эффективного применения средств акустической защиты нет Несостоятельным является и «довод» об «эффективности» большой глубины для скрытности. На глубинах около километра объект испытывает огромное гидростатическое давление, «обжимающее» корпус и средства акустической защиты, при этом находясь в идеальных условиях для обнаружения – вблизи оси глубоководного (гидростатического) подводного звукового канала. Фактор маскировки — «слоеный пирог» сложной гидрологии (в т.ч. скачков скорости звука) при этом остается «высоко вверху» от объекта, — на глубинах до 200-250 м, и не может его прикрыть на глубине от гидроакустических станций с заглубленными антеннами. Обычные глубины залегания сезонного термоклина (и «слоев скачков») — менее 250 м Вывод: скрытность и «Статус-6» несовместимы ввиду огромного переутяжеления «Статуса» и неспособности его двигаться на малых скоростях (т.е. скрытно). С учетом того, что средства поражения «Статуса-6» существуют со времен холодной войны и появились новые, возникает очень нехорошие вопросы по части тех, кто намеренно вводил в заблуждение военно-политическое руководство о якобы «непоражаемости» «Статуса-6».
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Мы имеем сегодня катастрофическую ситуацию с морским подводным оружием ВМФ (вплоть до того, что на боевые службы «ползает» «антиквариат» (тральщики) постройки 1973 г., не прошедший вообще никакой модернизации), а в это же время «активно осваиваются» огромные бюджетные средства на крайне сомнительное «подводные вундерваффе»… Т.е. вместо нормального и достойного ответа нашим «вероятным противникам» по торпедам, средствам противоторпедной защиты, противоминной обороны, иным критическим проблемам обороноспособности страны руководству вооруженных сил и страны лицами, «завалившими» всё в подводном оружии, подсовывают якобы достижения по «вундерваффе»… На это затрачены огромные средства, в т.ч. уже изъято два атомохода ВМФ. Тот же указанный в материалах 15 ноября 2015 г. «Белгород» уже мог бы быть в составе ВМФ – с мощным комплексом ракетного оружия (до 100 крылатых ракет), и мог стать первым модернизированным атомоходом 3 поколения. Фактически до сих пор ни одна лодка 3 поколения у нас нормальной модернизации не прошла! И всё это без учёта денежных средств, которые тратились на этот проект еще с советских времён, без учёта судов обеспечения и береговой инфраструктуры, без учёта ещё не истраченных денег, которые понадобятся на испытания и развертывание. На самом деле трудно представить, во что в итоге обойдётся стране эта программа и сколько денежных средств она «оторвет» от решения по-настоящему нужных оборонных задач.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Военно-политические последствия При этом ситуация по «Статусу» много хуже «просто обмана руководства» и его военной нецелесообразности. «Статус-6», по сути, является не фактором стратегического сдерживания, а дестабилизации. Основные требования к инструментам стратегического сдерживания: • обеспечение возможности нанесения ответного удара, гарантированного наносящего противнику неприемлемый ущерб; • точность и гибкость применения. Первое условие требует наличия стратегической триады, т.к. с учетом недостатков одних стратегических средств они перекрываются достоинствами других. Очевидно, что «Статус-6» здесь просто вреден, отрывая ресурсы от действительно эффективных стратегических средств. Второе условие обусловлено «переменной высотой ядерного порога» в различных условиях обстановки и минимизации ущерба для «нейтральных объектов». И если первый фактор давно нами осознан и реализован (в нашей стратегической триаде), то по второму часто есть глубокое непонимание. Начинается это с величины «ядерного порога». Очевидно, что противник, обладающий подавляющим военно-экономическим потенциалом, будет обладать инициативой и навязывать нам ту модель столкновения, которая находится заведомо ниже величины «ядерного порога» (желаемого нами). Для парирования этого нужны мощные силы общего назначения и устойчивая экономика (которые являются фундаментом для стратегического сдерживания), и возможность гибкого применения ядерного оружия, в т.ч. с минимизацией «побочного ущерба». Минимизация может быть достигнута нанесением «предупреждающего» удара, например, по точке в океане, или военному объекту противника, удаленному от крупных городов. При этом скорость нарастания и протекания военного конфликта, ведущегося современным оружием, требует, чтобы такой удар наносился не только «в нужном месте», но и «в нужное время», что невозможно будет обеспечить аппаратом, в сотни раз более медленным, чем баллистическая ракета, и в десятки раз более медленным, чем крылатая. Удар «Статусом-6» может не просто «опоздать» (если аппарат каким-то чудом сможет преодолеть ПЛО противника). Он может быть нанесён уже после того, как противник запросил мира или в иной политически неподходящий момент. А остановить выпущенную торпеду в этот момент может оказаться невозможно. При этом стоит согласиться с бывшим министром обороны США Д. Мэттисом в его оценке этого оружия: оно не даёт ничего нового для нашего потенциала сдерживания. Опустошение от применения существующих баллистических ракет по территории США будет таким, что 32 мощных взрыва «Статусов» в уже разрушенных городах не изменят абсолютно ничего. Это важнейший минус проекта, сводящий его значение к нулю даже без учёта всех прочих факторов. Отдельный вопрос – не просто гражданские объекты противника (в сложившейся «англосаксонской» «традиции боевых действий» их уничтожение возможно и целесообразно), а объекты нейтральных стран. Безусловно, применение ядерного оружия, даже ограниченное, будет иметь экологические последствия для всех. Однако одно дело «побочный ущерб», и достаточно ограниченный, — например, в конце 50-х — начале 60-х годов в мире «ограниченная атомная война» фактически велась в виде огромного числа испытаний ядерного оружия на земле и в атмосфере. Совершенно иное дело — применение специальных «грязных бомб», обеспечивающих длительное и сильное заражение территории не только противника, но и нейтральных стран. Применение данных средств противоречит правилам войны, а их развертывание может иметь для нас крайне тяжелые политические последствия. Очевидно, что главная цель «Статуса-6» — сдерживание США, однако у целого ряда стран (включая такие крупные, как Китай и Индия) могут возникнуть логичные вопросы: при чем здесь они и почему они, не воюя сами, в результате гипотетического применения «грязного оружия» в конфликте других стран «должны» нести тяжелые потери вследствие их применения? Развёртывание подобных «варварских» систем оружия позволит США в качестве ответной меры пойти на такие действия, которые они сами ранее объявили неприемлемыми. При этом все эти ответные меры с пониманием будут встречены в даже странах мира, дружественных по отношению к Российской Федерации. Что касается «альтернативных средств» ведения боевых действий, то очень хорошим для их оценки является «принцип перевернутой шахматной доски»: если ты хочешь так сделать, посмотри, что получится, если противник сделает так же в отношении тебя самого. Таким образом, военно-политическая роль проекта «Статус-6» («Посейдон») для нас даже не нулевая, а отрицательная. В условиях крайне серьезных проблем с силами общего назначения огромные средства вкладываются в систему, не обеспечивающую никаких военных преимуществ («Посейдоны» легко обнаруживаются и уничтожаются). При этом средства отрываются от действительно эффективных стратегических средств (ПЛАРБ, «Авангарды», «Ярсы», новые ракеты дальней авиации). Хороший вопрос: если наш «стратегический меч» уже существующих средств крепок (как официально заявляется), то зачем тратить огромные средства на то, чтобы убить врага еще несколько раз после его смерти?
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
«С грязной водой не выплеснуть ребёнка» В отличие от «Статуса-6», применение атомной энергетики на крупных подводных аппаратах не только возможно, но и целесообразно. Сегодня в РФ имеется серьезный научно-технический задел в малогабаритных ядерных реакторах и глубоководных технических средствах. Созданный в СССР задел по ним необходимо не просто «сохранять», а развивать – в части расширения круга решаемых специальных задач и возможностей глубоководных средств. Например, вместо «статусной тематики» вполне целесообразным было бы строительство еще одной глубоководной подлодки «Лошарик» (с ее глубокой модернизацией и расширением круга решаемых спецзадач). Глубоководный комплекс «Лошарик». Уже более 10 лет работы по созданию таких средств не осуществляются, что может привести к потере накопленного научно-технического задела Крайне целесообразно оснащение наших дизельных подлодок на океанских флотах малогабаритными атомными установками. Ракетная ПЛ проекта 651Э (с вспомогательной ЯЭУ ВАУ-6 («яйца Доллежаля»). Рисунок из журнала «Судостроение». №3. 2008 г. Здесь же уместно вспомнить исторический опыт по созданию глубоководных технических средств. Из воспоминаний Д. Н. Дубницкого: Технический проект комплекса 1851, разработанный в 1973 году, достаточно заметно отличался от эскизного по своим техническим решениям (главным образом в части движительно-рулевого комплекса, спецустройств и электроэнергетической системы), но не менял основных тактико-технических элементов. Однако к концу технического проекта главный конструктор понял, что выбор типа и параметров главной энергетической установки, сделанный на этапе эскизного проекта, неверен в принципе и требует радикального пересмотра и, по существу, выполнения технического проекта заново с пересмотром состава соисполнителей. Дальнейшее движение по избранному ранее пути заведомо заводило в тупик и могло кончиться только одним — прекращением работ по созданию комплекса проекта 1851. …Произошел случай, не имеющий прецедента в практике кораблестроения: главный конструктор не рекомендовал свой собственный проект к утверждению и предлагал выполнить его заново с привлечением новых соисполнителей и изменением ТТЭ и кооперации, утвержденной постановлением правительства. Для такого шага, сопряженного с риском отстранения от должности с необратимыми последствиями для карьеры, требовалось большое личное мужество. …Без преувеличения можно сказать, что замена энергоустановки на заказе 1851 спасла целое направление подводных технических средств.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Подведем итог Создание системы «Статус-6» («Посейдон») (в опубликованном в СМИ виде — скоростной и глубоководной «суперторпеды» со сверхмощной ядерной боевой частью, предназначенной для «создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени») бессмысленно и нецелесообразно с военной точки зрения и может иметь тяжелые политические последствия. Созданный технический задел необходимо направить на создание крупных подводных аппаратов (в т.ч. с ядерными ЭСУ, но с высокой скрытностью), оснащение дизельных подлодок малогабаритными ядерными энергоустановками, развитие глубоководных технических средств и решение иных критических проблем вооруженных сил.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Послесловие Эта статья была написана более месяца назад и не могла выйти по не зависящим от автора (и очевидным) причинам. За это время по теме появилось много новостей, фактически ставящих вопрос о наличии спланированной рекламной кампании по продвижению «статусной» тематики. Ситуация проста: «денег нет», объективно «режутся» даже наиболее важные и необходимые госпрограммы… На этом фоне огромные деньги фактически закапываются в крайне сомнительную систему, обладающую отрицательной ценностью для обороноспособности и безопасности страны. И вопросы по такому «Статусу» возникают в т.ч. у многих военных и ученых. Здесь уместно привести только одну новость, не по «Статусу», но имеющую к нему прямое отношение. 26 февраля. ТАСС. Заместитель гендиректора ПАО "Компания "Сухой" Александр Пекарш: Если говорить о программе Су-57, то… у нас сегодня по действующему контракту с Министерством обороны два самолета со сроками поставки первого самолета в 2019 году, второго самолета — в 2020 году. Т.е. мы имеем абсолютно открытый и позорный для России факт: истребитель 5 поколения, программа которого, по логике, должна быть в числе наиболее приоритетных, поставляется Минобороны с «темпом» один самолет в год! «Денег нет»… Зато они почему-то находятся на «статусную» аферу», в т.ч. и ценой удавливания программы перевооружения ВКС на самолеты 5 поколения и иных, крайне необходимых для обороны программ!
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
г.Сивков! Эксперту должно быть стыдно ссылаться на анонимных «отечественных и зарубежных экспертов», тем более когда они просто несут безграмотную чушь, - про якобы «отсутствие» инфразвукового спектра у «Статуса». Более того «эксперты» Лексины в комментариях к своей статье (на которую ссылаются в т.ч. в Википедии) фактически сознались в заведомом подлоге!
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
А причина этого вранья простая – с потребной мощностью для движения указанной скоростью, малошумность просто не совместима, «Статус» будет «реветь» не менее ПЛА 2 поколения (а вероятно – на уровне 1 поколения!), соответственно дальность его обнаружения стационарными системами (в т.ч. с учетом километровой глубины хода – очень благоприятной для обнаружения) будет составлять многие сотни – несколько тысяч км (аналогично ПЛА 2 поколения).
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
Очевидно что прорыв «Статуса» был невозможен без массированного ракетно-ядерного поражения системы противолодочной войны противника на ТВД . Образно говоря – нужно было «кипятить воду»! Бред? Бред! – ибо с военной точки зрения гораздо целесообразнее было эти же боеголовки применить по важным целям противника. И этот бред «обосновывался» в 80х годах (когда начиналась вся эта «статусная афера») истерией в политическом руководстве СССР по рекламным характеристикам СОИ. Кто-нибудь до сих пор верит в эти рейгановские сказки? Зачем сегодня вбухивать в заведомо тупиковую систему огромные средства (при том что «режется» все – включая программа Су-57)?!?!?
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
С поражением «Статуса» не было проблем даже у американской ПЛО конца 80х годов. Разумеется о наведении ПЛА не нее речи быть не может, а вот противолодочная авиации (в доработанными поисково-прицельными системами) имеет все возможности по грубому ЦУ от стационарных систем, обнаружить, выработать точные данные для применения ядерных глубинных бомб или торпед Mk50 (8 торпед на одном самолете !) и гарантированного уничтожить «Статус». Причем с учетом времени хода до цели, времени на «расстрел» «Статуса» у противника было порядка СУТОК. Т.е. ни о каком «прорыве» его к целям без массированного огневого поражения ядерными ударами (!) системы противолодочной борьбы на ТВД и речи быть не могло! Ввести снова в боекомплект ЯГБ и торпеды MK 50 ВМС США могут в самый короткий срок и с умеренными затратами. Плюс у новой антиторпеды «Трипвайр» проблемы совсем не со «статусами» на километровой глубине (это простая цель для антиторпеды), а с обычными торпедами в приповерхностном слое.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
в общем-то "куда не ткни", буквально ВСЕ суждения Сивкова по теме "Статуса" не имеют отношения к реальности, см. например по активному режиму ГАК: да, "статус" меньше чем обычная ПЛ, но при этом и его размеры "отбивать" будут сигнал неплохо, а главное другое - мощный турбулентный "хвост" - очень хорошо заметный даже для среднечастотного гидролокатора, с учетом этого фактора - как бы гидролокационная заметность не оказалась у "Статуса" ВЫШЕ чем у обычных ПЛ!
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
г.Сивков, не поясните по "источнику информации" о Ваших "глубоководных скачках" скорости звука? Может быть прежде чем писать по теме, хотя бы для ликбеза (Вам) стоит открыть любую приличную книгу по гидроакустике, и "удивиться" - глубинам залегания сегонного и суточного термоклина (и скачков в нем)? А также тому что километр глубины у "Статуса" - близкок к ИДЕАЛЬНЫМ условия его обнаружения, ввиду нахождения вблизи оси глубинного (гидростатического) ПЗК
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
Ну и по "зигзагу" Сивкова, - с ним у торпеды просто катастрофически растут ошибки гироскопов, т.е. стрельба возможно только "куда-то туда".
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 марта 2019
Лексины, на опус которых по "Статусу-6" ссылается "Педивикия" (и следом Сивков), из комментов, от них самих: Лексины: Цитата, «К сожалению, наш хороший знакомый и уважаемый нами за компетентность во многих вопросах гидроакустики Максим Климов (mina) утверждает: «С поражением «ядреной дуры» с ТТХ раскрытыми в СМИ проблем нет. С обнаружением - то же» … Конечно, Максим частично прав, утверждая: «скоростной малоразмерный (а значит очень шумный) объект на большой глубине (с заведомо «обжатыми» давлением средствами акустической защиты) обнаруживается и «ведется» элементарно». …. Нам лишь однажды представилась возможность обнаруживать и получить классификационные параметры отечественной быстронесущейся торпеды … Она настолько сильно и специфично шумела при слуховом прослушивании и ее высокооборотный винт давал такой мощный ряд (частокол) дискрет вально-лопастного спектра, что нам понятна уверенность Максима …в достоверном обнаружении суперторпеды». Цитата, Валентин1947 сообщ. №68: «Про «дуру» постоянно талдычит только mina. Мы писали про суперторпеду в виде ПЛА-малютки». ххххххххххххххххххххххх Мой комментарий к этому: А о том и речь! Что есть действительно нужные направления - "крупные НПА с ЯЭУ" (и скрытность здесь крайне важный фактор!), а есть "СТАТУСНАЯ АФЕРА" (что имеем в реале), и они противоположны.
Аватар пользователя Дмитрий Зотьев
Дмитрий Зотьев
05 марта 2019
Посейдон, Буревестник, Авангард и прочее - безграмотный бред. Вундерваффе, этим все сказано ))
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Статья вышла. На "Топваре" ("Статусный" тупик") Из вышеприведенных ссылок очевидны следующие особенности «суперторпеды» и системы «Статус-6» («Посейдон»): • «грязная» сверхмощная ядерная боевая часть, обеспечивающая «создание зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени»; • скорость порядка 100 узлов (50 м/с); • дальность – межконтинентальная; • глубина – порядка 1 км (для торпед была успешно освоена не только в СССР , но и США, еще в конце 60х годов прошлого века); • носители – специальные подводные лодки (в СССР рассматривались и надводные носители). С учетом того, что информация «НТВ» 9 ноября 2015 года очевидным образом пересекается с информацией из книги про истории ЦКБ «Черноморсудопроект», указанные данные с высокой вероятностью достоверны. При этом необходимо подчеркнуть, что указанные характеристики не только технически реальны, но и могут быть занижены (по глубине).
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Недостоверно другое, и это полностью перечеркивает весь военный смысл «Статуса». Первое. Якобы «непоражаемость» сверхскоростного «Статуса», идущего на километровой глубине. Это, безусловно, не так. Фактически «Статус-6» может успешно поражаться средствами, существовавшими еще в конце холодной войны: ядерными глубинными бомбами и торпедами Mk50 (имевшими специальную мощную глубинную ЭСУ) при их доработке. Этот фактор в СССР сознавали, поэтому «дорога» для «Статусов-6» должна была обеспечиваться ядерными ударами по элементам системы противолодочный войны США и НАТО, — решение из категории «кипятить море», однако оно принималось тогда в условиях неадекватной оценки руководством СССР рекламных возможностей СОИ США. Более того, имеются веские основания полагать, что у разработчиков американской антиторпеды «Tripwire» «Статус-6» был прямо обозначен в качестве одной из типовых целей. Об этом говорят такие конструктивные особенности Tripwire, как крайне малый диаметр корпуса (и большое соотношение длины к диаметру, значительно затрудняющее маневрирование при атаке обычных торпед, обусловившее проблемы «Tripwire» против обычных торпед), и использование очень сложной, дорогой, не нужной на малых (обычных) глубинах, но обеспечивающей очень большую глубину применения ЭСУ по типу Mk50. Поражение скоростной малоразмерной цели антиторпедой с меньшей скоростью обеспечивается на носовых (встречных) курсовых углах при условии выдачи ей точного целеуказания. Да, для каждой антиторпеды будет только одна атака, но с учетом их большого боекомплекта на борту носителей (в первую очередь авиационных), точного целеуказания от поисково-прицельной системы самолета и длительности времени, которым будет располагать базовая патрульная авиация США для уничтожения цели (более суток !), накопленная вероятность поражения «Статуса-6» будет близка к единице. Резервом для ВМС США остается и возврат в боекомплект ядерных глубинных бомб, обеспечивающих гарантированное уничтожение вообще любой цели, независимо от любых её параметров.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Второе. Заявления о якобы «скрытности» «Статуса-6» не имеют под собой никаких оснований. Расчётная потребная мощность для движения объекта с размерами «Статуса-6» на 100 узлах составляет порядка 30 МВт. С учетом известных удельных характеристик атомных энергоустановок (например, из работы: Л. Грейнер «Гидродинамика и энергетика подводных аппаратов», 1978) масса силовой установки «Статуса» получается около 130 т (при том, что объем «Статуса» составляет около 40 куб. м). Допустим, мы совершили прорыв в части малых реакторов (это возможно и логично), но даже в этом случае эффективная снимаемая мощность определяется теплосъемом, т.е. идет «жесткая физика» и соответствующие ограничения. Т.е. оснований полагать существенное улучшение удельных показателей хотя бы вдвое-втрое от американских данных объективно нет. При этом «Статус-6» несет не только энергоустановку, но и тяжелую боевую часть. Движение на километровой глубине требует прочного тяжелого корпуса, что тоже отражается на массе аппарата. Все это вместе означает огромное переутяжеление «Статуса-6» (большую величину отрицательной плавучести). Ввиду значительно переутяжеления «Статус-6» просто не может двигаться медленно. Свой вес он может нести только за счет подъемной силы на корпусе, и, соответственно, скорости движения. С большой вероятностью режим уменьшенной скорости у него есть (он нужен хотя бы для отработки ЭСУ), но даже этот режим ни в коей мере не может считаться «скрытным». Требование высокой скорости для такого подводного аппарата делает в принципе невозможным достижение скрытности. Высокоскоростной объект априори шумный (и обнаруживается с большого расстояния). С хорошей вероятностью уровень шумности «Статуса-6» можно оценить «не ниже уровней ПЛА 2 поколения», и, соответственно, дальности обнаружения его системами освещения подводной обстановки составят от нескольких сотен до нескольких тысяч километров (в зависимости от условий среды). С учетом движения «Статуса-6» на большой глубине не может быть и речи об использовании для снижения сопротивления кавитационной каверны. Огромное давление воды на глубине не даст ей образоваться. Например, значительные ограничения по применению скоростной торпеды (подводной ракеты) «Шквал» подо льдом были связаны как раз с её крайне малой глубиной движения (единицы метров), где и могла физически существовать каверна. Существует мнение (высказанное в зарубежных СМИ с ссылкой на «разведку ВМС США») о скорости «Статуса-6» порядка 55 уз. (и соответственно мощности 4-4,5 МВт). Однако объемная энергонапряженность даже «такого варианта» «Статуса» получается более 156 лс/м3. Для сравнения: для ПЛА типа «Лос-Анжелес» (полный ход 35-38 уз., малошумный – 12 уз.) эта величина составляет 6,5 лс/м3. Т.е. энергонапряженность «Статуса-6» более чем в двадцать раз больше, чем для ПЛА, имеющих малошумный режим движения! При этом малошумный ход для ПЛА — это энерговооруженность порядка 1 лс/м3.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
С мощностью, необходимой для движения с указанной скоростью (и огромной энергонапряженностью), на «Статусе» просто нет места (и диаметра корпуса) для эффективного применения средств акустической защиты. Стратегическая торпеда «Статус-6». Энергонапряженность ЯЭУ много более 200 лс/м3 (ближе к 1000 лс/м3). Объемов и диаметра корпуса для эффективного применения средств акустической защиты нет Несостоятельным является и «довод» об «эффективности» большой глубины для скрытности. На глубинах около километра объект испытывает огромное гидростатическое давление, «обжимающее» корпус и средства акустической защиты, при этом находясь в идеальных условиях для обнаружения – вблизи оси глубоководного (гидростатического) подводного звукового канала. Фактор маскировки — «слоеный пирог» сложной гидрологии (в т.ч. скачков скорости звука) при этом остается «высоко вверху» от объекта, — на глубинах до 200-250 м, и не может его прикрыть на глубине от гидроакустических станций с заглубленными антеннами. Обычные глубины залегания сезонного термоклина (и «слоев скачков») — менее 250 м Вывод: скрытность и «Статус-6» несовместимы ввиду огромного переутяжеления «Статуса» и неспособности его двигаться на малых скоростях (т.е. скрытно). С учетом того, что средства поражения «Статуса-6» существуют со времен холодной войны и появились новые, возникает очень нехорошие вопросы по части тех, кто намеренно вводил в заблуждение военно-политическое руководство о якобы «непоражаемости» «Статуса-6».
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Мы имеем сегодня катастрофическую ситуацию с морским подводным оружием ВМФ (вплоть до того, что на боевые службы «ползает» «антиквариат» (тральщики) постройки 1973 г., не прошедший вообще никакой модернизации), а в это же время «активно осваиваются» огромные бюджетные средства на крайне сомнительное «подводные вундерваффе»… Т.е. вместо нормального и достойного ответа нашим «вероятным противникам» по торпедам, средствам противоторпедной защиты, противоминной обороны, иным критическим проблемам обороноспособности страны руководству вооруженных сил и страны лицами, «завалившими» всё в подводном оружии, подсовывают якобы достижения по «вундерваффе»… На это затрачены огромные средства, в т.ч. уже изъято два атомохода ВМФ. Тот же указанный в материалах 15 ноября 2015 г. «Белгород» уже мог бы быть в составе ВМФ – с мощным комплексом ракетного оружия (до 100 крылатых ракет), и мог стать первым модернизированным атомоходом 3 поколения. Фактически до сих пор ни одна лодка 3 поколения у нас нормальной модернизации не прошла! И всё это без учёта денежных средств, которые тратились на этот проект еще с советских времён, без учёта судов обеспечения и береговой инфраструктуры, без учёта ещё не истраченных денег, которые понадобятся на испытания и развертывание. На самом деле трудно представить, во что в итоге обойдётся стране эта программа и сколько денежных средств она «оторвет» от решения по-настоящему нужных оборонных задач.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Военно-политические последствия При этом ситуация по «Статусу» много хуже «просто обмана руководства» и его военной нецелесообразности. «Статус-6», по сути, является не фактором стратегического сдерживания, а дестабилизации. Основные требования к инструментам стратегического сдерживания: • обеспечение возможности нанесения ответного удара, гарантированного наносящего противнику неприемлемый ущерб; • точность и гибкость применения. Первое условие требует наличия стратегической триады, т.к. с учетом недостатков одних стратегических средств они перекрываются достоинствами других. Очевидно, что «Статус-6» здесь просто вреден, отрывая ресурсы от действительно эффективных стратегических средств. Второе условие обусловлено «переменной высотой ядерного порога» в различных условиях обстановки и минимизации ущерба для «нейтральных объектов». И если первый фактор давно нами осознан и реализован (в нашей стратегической триаде), то по второму часто есть глубокое непонимание. Начинается это с величины «ядерного порога». Очевидно, что противник, обладающий подавляющим военно-экономическим потенциалом, будет обладать инициативой и навязывать нам ту модель столкновения, которая находится заведомо ниже величины «ядерного порога» (желаемого нами). Для парирования этого нужны мощные силы общего назначения и устойчивая экономика (которые являются фундаментом для стратегического сдерживания), и возможность гибкого применения ядерного оружия, в т.ч. с минимизацией «побочного ущерба». Минимизация может быть достигнута нанесением «предупреждающего» удара, например, по точке в океане, или военному объекту противника, удаленному от крупных городов. При этом скорость нарастания и протекания военного конфликта, ведущегося современным оружием, требует, чтобы такой удар наносился не только «в нужном месте», но и «в нужное время», что невозможно будет обеспечить аппаратом, в сотни раз более медленным, чем баллистическая ракета, и в десятки раз более медленным, чем крылатая. Удар «Статусом-6» может не просто «опоздать» (если аппарат каким-то чудом сможет преодолеть ПЛО противника). Он может быть нанесён уже после того, как противник запросил мира или в иной политически неподходящий момент. А остановить выпущенную торпеду в этот момент может оказаться невозможно. При этом стоит согласиться с бывшим министром обороны США Д. Мэттисом в его оценке этого оружия: оно не даёт ничего нового для нашего потенциала сдерживания. Опустошение от применения существующих баллистических ракет по территории США будет таким, что 32 мощных взрыва «Статусов» в уже разрушенных городах не изменят абсолютно ничего. Это важнейший минус проекта, сводящий его значение к нулю даже без учёта всех прочих факторов. Отдельный вопрос – не просто гражданские объекты противника (в сложившейся «англосаксонской» «традиции боевых действий» их уничтожение возможно и целесообразно), а объекты нейтральных стран. Безусловно, применение ядерного оружия, даже ограниченное, будет иметь экологические последствия для всех. Однако одно дело «побочный ущерб», и достаточно ограниченный, — например, в конце 50-х — начале 60-х годов в мире «ограниченная атомная война» фактически велась в виде огромного числа испытаний ядерного оружия на земле и в атмосфере. Совершенно иное дело — применение специальных «грязных бомб», обеспечивающих длительное и сильное заражение территории не только противника, но и нейтральных стран. Применение данных средств противоречит правилам войны, а их развертывание может иметь для нас крайне тяжелые политические последствия. Очевидно, что главная цель «Статуса-6» — сдерживание США, однако у целого ряда стран (включая такие крупные, как Китай и Индия) могут возникнуть логичные вопросы: при чем здесь они и почему они, не воюя сами, в результате гипотетического применения «грязного оружия» в конфликте других стран «должны» нести тяжелые потери вследствие их применения? Развёртывание подобных «варварских» систем оружия позволит США в качестве ответной меры пойти на такие действия, которые они сами ранее объявили неприемлемыми. При этом все эти ответные меры с пониманием будут встречены в даже странах мира, дружественных по отношению к Российской Федерации. Что касается «альтернативных средств» ведения боевых действий, то очень хорошим для их оценки является «принцип перевернутой шахматной доски»: если ты хочешь так сделать, посмотри, что получится, если противник сделает так же в отношении тебя самого. Таким образом, военно-политическая роль проекта «Статус-6» («Посейдон») для нас даже не нулевая, а отрицательная. В условиях крайне серьезных проблем с силами общего назначения огромные средства вкладываются в систему, не обеспечивающую никаких военных преимуществ («Посейдоны» легко обнаруживаются и уничтожаются). При этом средства отрываются от действительно эффективных стратегических средств (ПЛАРБ, «Авангарды», «Ярсы», новые ракеты дальней авиации). Хороший вопрос: если наш «стратегический меч» уже существующих средств крепок (как официально заявляется), то зачем тратить огромные средства на то, чтобы убить врага еще несколько раз после его смерти?
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
«С грязной водой не выплеснуть ребёнка» В отличие от «Статуса-6», применение атомной энергетики на крупных подводных аппаратах не только возможно, но и целесообразно. Сегодня в РФ имеется серьезный научно-технический задел в малогабаритных ядерных реакторах и глубоководных технических средствах. Созданный в СССР задел по ним необходимо не просто «сохранять», а развивать – в части расширения круга решаемых специальных задач и возможностей глубоководных средств. Например, вместо «статусной тематики» вполне целесообразным было бы строительство еще одной глубоководной подлодки «Лошарик» (с ее глубокой модернизацией и расширением круга решаемых спецзадач). Глубоководный комплекс «Лошарик». Уже более 10 лет работы по созданию таких средств не осуществляются, что может привести к потере накопленного научно-технического задела Крайне целесообразно оснащение наших дизельных подлодок на океанских флотах малогабаритными атомными установками. Ракетная ПЛ проекта 651Э (с вспомогательной ЯЭУ ВАУ-6 («яйца Доллежаля»). Рисунок из журнала «Судостроение». №3. 2008 г. Здесь же уместно вспомнить исторический опыт по созданию глубоководных технических средств. Из воспоминаний Д. Н. Дубницкого: Технический проект комплекса 1851, разработанный в 1973 году, достаточно заметно отличался от эскизного по своим техническим решениям (главным образом в части движительно-рулевого комплекса, спецустройств и электроэнергетической системы), но не менял основных тактико-технических элементов. Однако к концу технического проекта главный конструктор понял, что выбор типа и параметров главной энергетической установки, сделанный на этапе эскизного проекта, неверен в принципе и требует радикального пересмотра и, по существу, выполнения технического проекта заново с пересмотром состава соисполнителей. Дальнейшее движение по избранному ранее пути заведомо заводило в тупик и могло кончиться только одним — прекращением работ по созданию комплекса проекта 1851. …Произошел случай, не имеющий прецедента в практике кораблестроения: главный конструктор не рекомендовал свой собственный проект к утверждению и предлагал выполнить его заново с привлечением новых соисполнителей и изменением ТТЭ и кооперации, утвержденной постановлением правительства. Для такого шага, сопряженного с риском отстранения от должности с необратимыми последствиями для карьеры, требовалось большое личное мужество. …Без преувеличения можно сказать, что замена энергоустановки на заказе 1851 спасла целое направление подводных технических средств.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Подведем итог Создание системы «Статус-6» («Посейдон») (в опубликованном в СМИ виде — скоростной и глубоководной «суперторпеды» со сверхмощной ядерной боевой частью, предназначенной для «создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени») бессмысленно и нецелесообразно с военной точки зрения и может иметь тяжелые политические последствия. Созданный технический задел необходимо направить на создание крупных подводных аппаратов (в т.ч. с ядерными ЭСУ, но с высокой скрытностью), оснащение дизельных подлодок малогабаритными ядерными энергоустановками, развитие глубоководных технических средств и решение иных критических проблем вооруженных сил.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
16 марта 2019
Послесловие Эта статья была написана более месяца назад и не могла выйти по не зависящим от автора (и очевидным) причинам. За это время по теме появилось много новостей, фактически ставящих вопрос о наличии спланированной рекламной кампании по продвижению «статусной» тематики. Ситуация проста: «денег нет», объективно «режутся» даже наиболее важные и необходимые госпрограммы… На этом фоне огромные деньги фактически закапываются в крайне сомнительную систему, обладающую отрицательной ценностью для обороноспособности и безопасности страны. И вопросы по такому «Статусу» возникают в т.ч. у многих военных и ученых. Здесь уместно привести только одну новость, не по «Статусу», но имеющую к нему прямое отношение. 26 февраля. ТАСС. Заместитель гендиректора ПАО "Компания "Сухой" Александр Пекарш: Если говорить о программе Су-57, то… у нас сегодня по действующему контракту с Министерством обороны два самолета со сроками поставки первого самолета в 2019 году, второго самолета — в 2020 году. Т.е. мы имеем абсолютно открытый и позорный для России факт: истребитель 5 поколения, программа которого, по логике, должна быть в числе наиболее приоритетных, поставляется Минобороны с «темпом» один самолет в год! «Денег нет»… Зато они почему-то находятся на «статусную» аферу», в т.ч. и ценой удавливания программы перевооружения ВКС на самолеты 5 поколения и иных, крайне необходимых для обороны программ!

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...