Версия для печати

Коньки на молниях

Станислав Жук отдал жизнь за революцию в фигурном катании
Анушкевич Борис
Фото: sputnik.by, cska.ru

Почти четверть века готовил фигуристов ЦСКА Станислав Жук. Первопроходец, революционер, гений фигурного катания во всех его видах. На Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы его ученики завоевали 136 медалей: 67 золотых, 34 серебряные, 35 бронзовых.

Годы Великой Отечественной маленький Стас пережил с матерью в Ульяновске, а в 1944-м они вернулись в Ленинград. Здесь после семилетки мальчик поступил в техникум физической культуры, затем сразу же в Государственный институт физкультуры им. Лесгафта. Еще в техникуме увлекся фигурным катанием. Любопытно, что в секции на стадионе «Динамо» вместе с ним занимался будущий олимпийский чемпион Олег Протопопов. Тренер Петр Орлов, ученик знаменитого Николая Панина-Коломенкина, предложил Стасу встать в пару с Ниной Бакушевой. Парное катание сблизило, они поженились, Нина взяла фамилию мужа.

Уже первые свои программы молодые супруги исполнили в яркой спортивной манере. Плавности классического катания главных соперников – Белоусовой и Протопопова они противопоставили скоростные дорожки, сложные поддержки. Мощными вращениями напоминали водовороты на речной стремнине, параллельными прыжками, словно восклицательными знаками завершали свои связки. На Родине устремления фигуристов были поняты и приняты: три сезона подряд (1957–1959) они чемпионы страны. Но Европа новаторства не оценила – на чемпионате-1957 лишь шестое место.

На чемпионате Европы 1958 года Нина и Стас показали поддержку на одной руке – в мире такого не делал никто. Оторопевшие судьи не засчитали элемент

Однако поиск фигуристов и тренера продолжился в избранном русле. Троица не упростила программу, наоборот – усложнила ее: прибавила скорости, придумала новые дорожки, включила более трудные элементы. Один из них – поддержку на одной руке – Нина и Стас показали на чемпионате Европы-1958. Такого не делал никто в мире, оторопевшие судьи не засчитали элемент. В итоге советской паре вручили серебро – первое в истории отечественного фигурного катания. А через год эту поддержку, легализованную Международным союзом конькобежцев (ИСУ), уже делали все лучшие пары мира.

На Олимпиаду-1960 в Скво-Вэлли супруги Жук отправились в ранге трехкратных вице-чемпионов Европы. Лидерам континента западным немцам Марике Килиус и Гансу-Юргену Боймлеру удалось вклиниться между чемпионами – канадцами Барбарой Вагнер-Робертом Поулом и бронзовыми призерами – американцами Нэнси и Ренальдом Лaдингтон. Нина и Станислав, показав олимпийской публике лучшее, что имели в арсенале, заняли все же шестое место. Людмила Белоусова – Олег Протопопов расположились на девятой позиции. Примечательно, что на вопрос, кого из соперников она бы выделила, олимпийская чемпионка Барбара Вагнер ответила так: «Прежде всего немецкую пару, которая наступает нам на пятки. Рядом с ними хочу поставить Нину и Станислава Жуков. Их программа сложна и выполнена великолепно».

В начале 60-х в Ленинград приехал на гастроли первый в СССР Московский балет на льду. Хореограф Татьяна Сац попросила супругов Жук помочь солистам коллектива в совершенствовании техники скольжения. Они согласились, а потом и вовсе перешли работать в балет, перебрались в Москву. Закончили спортивную карьеру, так, увы, и не став заслуженными мастерами. Но любовь к фигурному катанию не покидала Жука. В 1964 году, уволившись из балета, он пришел в ЦСКА работать тренером команды фигуристов.

Удивлять спортивный мир начал сразу. В произвольной программе друзей и вечных соперников Людмилы Белоусовой – Олега Протопопова начинающий наставник поставил сложные технические элементы, которые позволили им дважды победить на Олимпийских играх. Вместо коренастого Александра Гаврилова в партнеры своей младшей сестре Татьяне, которая подавала большие надежды, определил долговязого Александра Горелика, чем разрушил стереотип: в росте спортивной пары не должно быть большой разницы. На зимней Олимпиаде-1968 пара Татьяна Жук – Александр Горелик уступила лишь Белоусовой и Протопопову. Не сумев победить их как фигурист, Станислав задался целью доказать свое превосходство как тренер-новатор. На катке ЦСКА уже занималась подающая надежды пара Ирина Роднина – Алексей Уланов…

Коньки на молниях

В их программу Жук ввел комбинации прыжков, которые в парном катании тогда вообще не исполнялись. Сама программа состояла из пяти-шести частей в отличие от трех протопоповских. Олимпийским чемпионам при их стиле и манере катания было достаточно иметь сначала быструю часть, потом медленную на две-три минуты, потом сразу финал. Композиции Родниной – Уланова более насыщенны, элементы в них сложнее, и потому вся пятиминутка – безудержный напор, удалая стихия, молнии из-под коньков…

Жук точно знал, как добиться той или иной цели. Не кричал из-за бортика: «Прыгай выше, толкайся сильнее», а надевал коньки и демонстрировал ученикам свои новинки на льду, играл с ними в баскетбол, хоккей. Чтобы катать школу след в след, фигуристы вырабатывали чувство баланса на… гимнастическом бревне. Колоссальный запас энергии, жажда творить, обилие творческих задумок и возможностей чувствовались и в самом тренере. Станислав жил и мыслил фигурным катанием, делал все возможное, что позволяло воспитанникам стать лучше, сильнее остальных.

Победами Родниной – Уланова над Белоусовой – Протопоповым на европейском первенстве в Гармиш-Партенкирхене и на чемпионате мира в Колорадо-Спрингс в 1969 году Станислав Жук выиграл спор, каким должно быть парное катание, утвердил свое понимание перспектив его развития. Людмила и Олег, поднявшие фигурное катание до уровня искусства воплощения человеческих чувств, уступили в скорости и сверхсложности. «Стиль Протопопова» сменился модой на «стиль Родниной».

Жук поражал продуманностью тренировочного процесса, тщательностью подготовки занятий, четкостью постановки заданий. Накапливал и систематизировал огромный массив необходимой информации из бесед, книг, кинопленок, соревнований по любым видам спорта. Ценные идеи, подсказки тут же внедрял. Требовал от подопечных ведения дневников, сам имел их сотни. Жук-тренер был гарантией качества и высших спортивных наград.

Легендарный специалист подвел к пьедесталу крупнейших турниров Марину Черкасову и Сергея Шахрая, Марину Пестову и Станислава Леоновича, Веронику Першину и Марата Акбарова. Одиночника Александра Фадеева с элементами ультра-си сделал чемпионом мира, четырехкратным победителем первенства Европы. Вытащил из безнадеги женское одиночное катание – его воспитанница Елена Водорезова первой из советских одиночниц получила малую золотую медаль, выиграв произвольную программу на чемпионате мира-1977, стала бронзовым призером ЧМ-1983, обойдя знаменитую немку Катарину Витт. Успешно работал и с танцорами. «Сколько раз бывало, когда его очередные дебютанты выполняют то, что не под силу никому, – написала в книге «Монолог после аплодисментов» чемпионка Игр-1976 в танцах на льду Людмила Пахомова. – Как он этого достигает? Это тренерский секрет. Не в том смысле, что свою работу Жук держит в тайне, а потому, что теория теорией, а личность тренера неповторима».

Станислав Алексеевич был человеком сложным, причем не столько для спортсменов, сколько для руководителей всех рангов, коллег по тренерскому цеху. Имел независимое мнение, не юлил, глядя начальникам в глаза, выкладывал претензии и требования. Ломал привычный уклад фигурного катания, заставлял работать всех. Почти два с половиной десятка лет, что Жук трудился в ЦСКА, вокруг него плелись всевозможные интриги. Из-за них, бывало, тренер срывался в алкогольные загулы. В первой половине 80-х, когда работал с Еленой Водорезовой, «разоблачители» запустили грязные слухи о его связи с юной спортсменкой. Позже грянул еще один скандал – хореограф Марина Зуева и новая воспитанница Жука Анна Кондрашова написали в ЦК КПСС донос о пьянстве и аморальном поведении тренера. Присоединиться к обвинениям предлагали Елене Водорезовой, но она ответила резким отказом. Даже написала в ЦК опровержение. Узнав, что Елена не предала его, суровый тренер заплакал…

Под давлением властей и коллег по работе от Жука постепенно стали уходить ученики: Вероника Першина и Марат Акбаров – к Ирине Родниной, Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков – к Станиславу Леоновичу. Понимая, что продолжить службу на тренерском посту ему уже не дадут, Жук написал рапорт на увольнение. Просьбу подполковника тут же удовлетворили...

Все это не могло ни сказаться на здоровье. 1 ноября 1998 года Станислав Алексеевич отправился на встречу с читателями газеты «Труд» в ВВЦ. При входе на станцию метро «Аэропорт», сделав несколько шагов вниз по лестнице, схватился за сердце и осел на ступеньки. Врач из медпункта, вызвав «скорую», стала делать ему искусственное дыхание, закрытый массаж сердца, уколы. Прибывшая через 30 минут бригада врачей констатировала смерть…

Спустя 10 лет легендарный тренер вернулся в родной армейский клуб в бронзе. В ноябре 2008-го на Аллее Славы ЦСКА торжественно открыли бюст Станиславу Жуку. Взявшая слово Татьяна Тарасова пожурила руководство за то, что клуб «слишком долго собирался с открытием бюста». «Стас был первопроходцем, он обогнал свое время. Я счастлива, что работала в одни годы с таким человеком. Счастлива видеть успехи школы ЦСКА, которой сейчас руководит ученица Станислава Елена Водорезова...»

У стоявших рядом Водорезовой, Нины Алексеевны Жук и дочери Марины повлажнели глаза…

Опубликовано в выпуске № 11 (774) за 26 марта 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...