Версия для печати

Самый экзотический способ борьбы с КВ-1: «Расейняй под Москвой»

Заминируем орудия ПТО, пусть русские на них наезжают
Кустов Максим

Самым своеобразным средством борьбы с танками в минувшем веке можно было считать японские противотанковые мины на бамбуковых шестах, которые надлежало запихивать под гусеницы танков противника. 

Но немцы, пожалуй, превзошли своих дальневосточных союзников в своеобразии, пытаясь в октябре 1941 года поразить очень мешавшие их продвижению танки КВ-1.


Поразительные успехи, которых удавалось добиться некоторым экипажам КВ-1 в боях 1941 года, показывают, насколько грозным оружием, несмотря на проблемы с ходовой частью, мог быть подобный танк в тот период войны. Под грамотным командованием с обученным экипажем КВ-1 был способен на многое. Разумеется, при наличии необходимых боеприпасов, без которых на успех рассчитывать невозможно («Причина неудач Т-34 и КВ-1 1941 года – дефицит бронебойных снарядов», ВПК, 18 апреля 2019). 


Сейчас хорошо известен блестящий бой КВ-1 Зиновия Колобанова в августе 1941 года, успехи других танков его роты.


Не менее известен бой «Расейняйского КВ», когда в июне 1941 года  КВ-1 в одиночку блокировал действия боевой группы Рауса из 6-й танковой дивизии немцев на плацдарме у реки Дубисса.


В октябре 1941 года немцы в очередной раз столкнулись с проблемой борьбы с КВ-1 (Алексей Исаев в своей новой работе «Чудо под Москвой» назвал эту ситуацию «Расейняй под Москвой»). Но 13 октября у деревни Якимовка наступавшим немцам  не одинокий КВ-1 преградил дорогу, а группа  танков из 9-й танковой бригады, среди которых было несколько КВ-1.


В журнале боевых действий 34-й пехотной дивизии появилась запись: «Противотанковые средства… не смогли сдержать 52-тонные танки, которые прорвались через Якимовку на запад и раздавили три орудия… Орудия продолжали вести огонь по 52-тонным танкам еще на дистанции в 10 метров, однако без всякого успеха. Шесть легких и средних танков удалось подбить, остальные отошли, однако четыре сверхтяжелых танка остались на позиции… и не позволяли продолжить движение».


Продолжали «не позволять движение» КВ-1 («сверхтяжелые танки», они же «52-тонные танки») и далее. Немцы все никак не могли подтянуть тяжелые гаубицы или 88-мм зенитки, чтобы наконец-то справиться с советскими танкистами. Мешало состояние дорог и нехватка горючего. Немецкие саперы ночью пытались подорвать зловредные советские танки, но КВ-1 сопровождали пехотинцы, ничего из этого не получилось. В начале противостояния погода не позволяла немцам использовать авиацию. Они топтались на месте, неся потери и теряя драгоценное время…


Вот тогда и додумался кто-то до совершенно потрясающего способа справиться с КВ-1 (изложенного в журнале боевых действий 34-й пехотной дивизии): «для усиления противотанковой обороны ротам пехоты и птд (противотанковый дивизион – М.К.) были выданы мины, которые при приближении сверхтяжелых танков следовало устанавливать под ПТО – вероятно, единственная возможность повредить гусеницы этих танков».


Жаль, что не указаны слова и выражения, которые номера расчетов противотанковых орудий произнесли, ознакомившись с этой неординарной идеей. Немцы иногда бывают чрезвычайно красноречивы. 


Сколько же «нахлобучек» из вышестоящих штабов, ядовитых вопросов вроде «до каких пор можно топтаться на месте», «вы наступать вообще собираетесь» должна была получить 34-я пехотная дивизия, чтобы до такого способа борьбы с советскими танками кто-то в ней додумался? 


Максим Кустов

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц