Версия для печати

4,5 балла по шкале Минпромторга

Почему наши технологи самые продвинутые
Фаличев Олег

3D-модель вместо увесистой папки с конструкторской документацией – дело близкого будущего, считает директор департамента информационных технологий АО «Конструкторское бюро приборостроения» им. академика А. Г. Шипунова Глеб Гоголенко. «Военно-промышленный курьер» поинтересовался, как выглядит цифровизация на конкретном тульском предприятии.

– Глеб Александрович, чем знаменательна конференция, в которой мы с вами участвуем, и почему она проводится именно сегодня?

– Эта конференция, в работе которой принимает активное участие Совет по информационным технологиям холдинга «Высокоточные комплексы», действительно знаменательное событие. Оно говорит о том, что цифровизация технологических процессов и документооборота предприятий компании – состоявшийся факт. Полным ходом идет автоматизация процессов технологической подготовки производства. За минувшее время накоплен немалый опыт как у нас, так и у наших партнеров. Поэтому, кроме сотрудников IТ-подразделений, тут присутствуют руководители технологических производств – главные технологи и их заместители, другие должностные лица. Без обмена опытом, мнениями и проблемами, согласитесь, инновации не осуществить. Их невозможно навязать, если работник не осознает необходимости этого. Не говоря уже о том, что каждое предприятие – отдельный организм со своей спецификой производства.

– В чем проблемы и каковы первоочередные задачи?

– Что касается вопросов, которые требуют решения, нам задана довольно высокая планка. В постановлении правительства о цифровой экономике, вышедшем в 2018 году, определены требования к каждому предприятию в плане цифровизации, названы конкретные уровни, которые являются неким эталоном или ориентиром. Не только у руководства предприятий, но и у производственников, технологов должно быть внутреннее понимание того, что автоматизация не только требование дня, но и благо. Она сокращает сроки производства, удешевляет стоимость продукции, повышает ее качество, облегчает труд сотен тысяч людей. Это звучит как некий политес, но задача в том, чтобы день ото дня двигаться вперед, осваивать новые технологии. И этот процесс не должен быть хаотичным, он, сознаем мы или нет, требует организации. Но пока тут сохраняется некий разрыв между теорией и практикой, который нам надо сокращать.

– Что все-таки необходимо в первую очередь? Видимо, дело не только в желаниях отдельных должностных лиц, но и в возможностях закупок нового оборудования, современных технологий?

– Да, и прежде всего в бюджетах предприятий, у каждого из которых, как вы понимаете, разный финансовый статус и прибыль. Но скажу так. Во-первых, при ближайшем рассмотрении далеко не всегда бюджет является определяющим. Есть разные пути и средства решения данной задачи. Главное – поставить цель.

Во-вторых, есть программы Минпромторга по софинансированию определенных проектов, на которые государство выделяет средства. При выполнении соответствующих требований можно получить необходимые дотации. Например, предусмотрены компенсации на закупку программного обеспечения, обучение персонала и т. п. Повторю: отсутствие бюджета не является непреодолимым препятствием для проектов по цифровизации.

– Каков, на ваш взгляд, уровень автоматизации и цифровизации производственных процессов на КБП?

– У нас некоторое время назад Министерство промышленности и торговли даже запускало опросник как раз по определению уровня цифровизации. Подключалась к этому и Военно-промышленная комиссия. По результатам исследования нам поставили совокупную оценку чуть выше четырех баллов по пятибалльной шкале, что очень неплохо. Технологические участки, насколько помню, оценили на твердые 4,5 балла. Так уж исторически сложилось, что технологи занялись автоматизацией производственных процессов гораздо раньше других. Такие же оценки были выданы и нашими национальными заказчиками, в частности Министерством обороны Российской Федерации.

– Насколько в данный момент отсутствие глобальной сети автоматизации производственных процессов холдинга в целом влияет на работу вашего и других предприятий тульской агломерации? Ведь каждый день такие конференции по обмену опытом проводить не будешь, хотя они крайне важны?

– Насколько могу судить, над созданием такой сети сейчас размышляют в Минпромторге. При ее наличии можно было бы наладить гораздо более эффективный обмен данными об изменениях в составе и производстве изделий, что имеет большое значение в кооперационном взаимодействии. Но сеть сама по себе – это не цель, а средство. Цель – наладить более тесное и повседневное кооперационное взаимодействие в режиме онлайн. В конечном итоге – повысить качество и уникальность выпускаемой продукции.

Справедливости ради замечу, что сейчас есть множество других способов наладить такое взаимодействие с использованием электронных данных, электронных флеш-носителей. Хотя глобальная сеть – это круто. Поэтому вопрос, конечно, важный. Но на сегодня главное – прочная договоренность между предприятиями и возможность получать данные в определенном формате.

– Если сравнить наш уровень автоматизации и цифровизации с западными производителями…

– Один из мировых лидеров в этой области – Германия. Она объявила о концепции под названием 4.0, чем задала достаточно высокую планку. Но скажу откровенно, мы пока не можем на нее ориентироваться полностью, поскольку и у них, и у нас своя специфика. В плане обмена электронными данными у немцев, безусловно, есть чему поучиться. Например, для них использование 3D модели в производстве сегодня – привычное дело. Более того, считается обязательной нормой. А мы только вводим ее.

Но конкуренция побуждает нас интенсивнее работать над этими вопросами – таковы логика и законы международного разделения труда и, если хотите, выживания на мировых рынках. Добавлю к этому лишь то, что у нас много своих ноу-хау, которые являются уникальными.

– Некоторые участники конференции сказали, что бумага – это для них главное. То есть документооборот на традиционных носителях остается основным. Почему?

– Многое здесь зависит не только от потребителя, но и от заказчика. Главным из них для нас является военная приемка, в конечном итоге – Министерство обороны. Для МО РФ определяющий и юридически работающий сегодня – документ, исполненный не в электронном, а в бумажном виде. И у некоторых наших коллег это засело, как говорится, в подкорке. Зачем создавать еще что-то, если, образно говоря, можно отделаться бумагой. Отсутствует четкий мотиватор: сделать больше работы уже на первом этапе.

Конечно, можно понять и МО РФ. Без документов, заверенных печатями, нет и ответчика, которому можно в случае чего предъявить претензии. Но рано или поздно мы перейдем на электронный документооборот. А пока ситуация такова, какова есть.

Более того, до сих пор действуют ГОСТы, которые это определяют. Финальным КД является бумажный комплект конструкторской документации.

Многие великие открытия, которые до сих пор остаются ключевыми в истории России, были сделаны на обычном кульмане. Но скоро, насколько мне известно, уже должны появиться новые ГОСТы и дополнения к ним. После чего 3D-модель, думаю, будет приниматься, как подлинник вместо увесистой папки с конструкторской документацией.

Беседовал Олег Фаличев

Опубликовано в выпуске № 15 (778) за 23 апреля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...